Примерное время чтения: 8 минут
151

Архитекторы строят город в городе

МОСКВА в конструктивизме разбирается лучше других мегаполисов мира. У нас столько... хрущевок, столько безликих и прямолинейных зданий с плоскими крышами и обычными окнами. Тотальная бедность советских времен развила в столичной архитектуре именно это скучное направление. А вот известный американский архитектор Том МЕЙН (Thom MAYNE), недавно приезжавший в Москву (по его проектам в разных странах построены здания банков, колледжей, частных домов, студия МТV в Лос-Анджелесе... )*, считает конструктивизм интересным и перспективным архитектурным стилем современности. Не только в мире вообще, но и в Москве в частности.

Переходный период

- СУЩЕСТВУЕТ историческая Москва, Москва Сталина, Москва Хрущева. Хрущевская идея была в том, чтобы сделать архитектуру одинаковой, равной. Чтобы все жили в определенном пространстве, основанном на придуманной модели жизни. Поэтому архитектуре тотального конструктивизма не хватает человечности.

- Конструктивизм в нашей стране пошел от бедности не столько идей, сколько современных материалов. Возможно, поэтому у нас так его популяризировали.

- Ле Корбюзье и Моисей Гинзбург (теоретик конструктивизма, автор жилого здания Наркомфина на Новинском бульваре - более продвинутом варианте домов-коммун, популярных в 20-е гг. - Прим. авт.) строили в Москве, и потому нельзя сказать, что у вас конструктивизм развивался как-то особенно. То же происходило и в Германии, и во Франции... Но прижатые к земле коммунисты помешали развитию конструктивизма в части мыслительной. Я видел фотографию начала века, где Корбюзье и Гинзбург вместе в Москве. Так вот она говорит о том, что столица вашей страны находилась в центре современного архитектурного процесса. Однако судьба сделала поворот, и все пошло в другую сторону. Но школа конструктивизма осталась. Главное - не потерять ощущение себя и ощущение своего города. В Лондоне, например, эти фамилии знают все, а в Москве?..

- В Москве знают некоторые...

- А в России, наверное, мало кто знает. Тогда как эти имена люди должны вспоминать только при одном упоминании слова "конструктивизм". Есть исторические фигуры, чьи идеи живут во времени. Я, например, отдаю себе отчет, что некоторые работы моего архитектурного бюро "Морфосис" были созданы под впечатлением от этих великих людей.

- Конструктивизм сегодня снова в моде?

- В мире да. А вот у вас, по-моему, доминирует историческая архитектура. Точнее, новые здания, отстроенные под исторические.

- Неужели? У нас достаточно проектов в стиле конструктивизма, которые будут в ближайшее время...

- ...поэтому пока можно говорить о переходном периоде в архитектуре. И тут еще не все ясно, непонятно, во что это выльется. Это все происходит из прошлого, а не из будущего. Можно говорить о том, с какой скоростью происходят трансформации. За 12-15 лет вашей перестройки нельзя было четко определить архитектурный стиль. В новых зданиях можно оценить социально-экономическую часть, а не культурную. Культурная часть появится позже. Очень важен элемент развития частного сектора. Идеи в архитектуре пойдут от конкретных людей, а не от общества. В Москве я встречался с вашими молодыми архитекторами - одного звали Гагарин, как космонавта.

- Может быть, Григорян? Московский архитектор, возглавляющий архитектурное бюро "Меганом"...

- Как? (Рассматривает визитку, смеется.) Да, вы правы... Но мне он понравился не только именем. Современная архитектура начинается после университета, в студиях, где молодые специалисты начинают работать. Я смотрел работы Григоряна, он с коллегами действительно разрабатывает что-то новое. (Спроектированный им жилой дом в Молочном переулке на 15 квартир отмечен дипломом на последней "Арх-Москве", ежегодной выставке архитектуры и дизайна. - Прим. авт.) У них в офисе я видел кипы архитектурных журналов, они следят за тем, чем занимаются коллеги. Отслеживают тенденции и на основании этого пытаются найти свой подход к современности. У них видел и свои работы. Понял, что они - часть мира.

Трава или лес

- Если бы вам предложили построить город в чистом поле, что бы из существующих городов - Москвы, Парижа, Лондона - в него взяли?

- Проект города в пустыне или, как вы сказали, в чистом поле...

- ...это не я сказала, это Корбюзье...

- Строить нужно в чистом поле?

- Да.

- Хорошо, так вот один архитектор такое выполнить не сможет. Я бы позвал очень много народу на помощь, в том числе и тех людей, чьи идеи конфликтуют с моими... Вообще же думаю, что на сегодняшний день интересен вопрос не строительства с нуля, а видоизменения того, что уже существует. Например, Москвы. Интереснее в уже существующую структуру города ввести новые идеи, ведь масштаб крупных городов давно изменился. Города превращаются в страны. Я сейчас исследую это в университете (Мейн основал Институт архитектуры в Южной Калифорнии, возглавляет архитектурный департамент университета там же. - Прим. авт.) на примере Лос-Анджелеса. Так вот город, в котором я живу, - 135 км из одного конца в другой, 17 млн. жителей. По развитию экономики город занимает 11-е место в мире, разве это не страна?! Это я все еще отвечаю на ваш вопрос о городе в чистом поле. Решать реальные проблемы, а не надуманные сегодня гораздо интереснее. Пространство средневекового города-кремля легко охватить и разместить там то, что нужно для жизни. Другое дело мегаполисы - на их примере мы и понимаем, что на самом деле... не понимаем, что представляет собой современный город, в котором живут люди, говорящие на разных языках, с разным мировосприятием и различными потребностями. Поэтому современные архитекторы строят и будут строить город в городе.

- С высотными или малоэтажными домами?

- Хотелось бы дать простой ответ на ваш вопрос. Понимаю, что вам хотелось бы услышать от меня прогноз... Но характеристика зданий должна быть связана с конкретными условиями. Можно говорить о стиле здания...

- А говорят, что архитекторы не задумываются о стиле, ведь любой проект - это сумма ограничений, которые накладывает городская среда.

- Я бы сказал, что мы имеем общее представление о стиле, когда беремся за работу... Так вот об этажности. Мир - сложный, и про него нельзя сказать: он - как трава или, наоборот - как лес.

- После Нью-Йорка полагали, что строить высотки небезопасно.

- Это неправда. Нельзя только из-за одной трагедии и двух рухнувших зданий изменить развитие современной архитектуры. Если концепция изменится, то со страхом это связано не будет. Моя архитектурная группа участвовала в конкурсе на строительство здания вместо нью-йоркских близнецов. Наша идея заключалась в том, чтобы оставить зеленый парк с одним зданием, выполняющим не коммерческую, а социальную функцию. Предполагалось, что здание будет символическим, не функциональным. По-моему, нет необходимости строить что-то, что говорит о могуществе страны или того, кто принимал решение о строительстве.

- Что строится в настоящее время по вашим проектам?

- Квартал социальных зданий в Мадриде, в Австрии закончено строительство банка. В Италии будет банковский квартал. Еще "Морфосис" участвует в 6 конкурсах по всему миру.

- Почему вы не принимали участие в конкурсах, которые проводились в России?

- А разве они проводились?

- Два раза. Конкурс на строительство правительственного квартала Москва-Сити - аналог Дефанса в Париже, Сити в Лондоне...

- Манхэттена в Нью-Йорке... Да? Я об этом ничего не знал. А второй конкурс?

- На здание Мариинского театра. В нем приняло участие много звезд архитектуры.

- Нет, звезды - это те, кто играет на электрогитаре... А архитекторы бывают известные и не очень... В конкурсе на здание театра в Петербурге принимал участие мой друг - Доминик Перро, в 1989 г. он выиграл конкурс на строительство национальной библиотеки в Париже. А о "Мариинке" я читал. Когда конкурс открытый - это хорошо, все о нем знают, не важно, в каком месте мира находятся. Почему не участвовал сам? Не пригласили, а то бы я с удовольствием...

* Приезд Тома Мейна - начало проекта под названием "Архитема", осуществляемого компанией "ИнвестКиноПроект" совместно со школой-студией "ЭДАС" Владислава Кирпичева. В программе будущих событий проекта "Архитема" визиты в Москву не менее известных архитекторов Фрэнка Герри (США), Питера Цумтхора (Швейцария), Захи Хадид и сэра Ричарда Роджерса (Великобритания).

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно