Примерное время чтения: 6 минут
174

Помощь страждущим: пиар или потребность (04.01.2004)

Продолжение. Начало см. в NN 50, 52, 2003 г.

ПОСТРОИТЬ и обеспечить средствами приют, больницу, богадельню в пользу совершенно неизвестных тебе людей - за таким поступком видна гражданская зрелость. Этого совсем не требует "свойская" благотворительность, направленная на помощь людям, с которыми ты как-то связан. Вот ты богат, а рядом с тобой знакомый нуждающийся человек, и тебе неуютно от этого. Правда, можно убедить себя, что круг "своих" людей - это лишь ближайшая родня. Но в старой московской жизни, как правило, бывало иначе.

"Свойская" благотворительность

СВОИМ становился заботливый фельдшер, а потому барская семья дарила его супруге на Рождество поднадоевшую, но дорогую шубу. Своими могли быть прихожане твоего прихода, а потому следовало заботиться о самых бедных семьях. Своими становились крестьяне, жившие по соседству с подмосковной усадьбой. А потому для них строились школы, больницы, богадельни, приюты и храмы. В черту нынешней Москвы вошло, к примеру, древнее село Троицкое-Лыково (возле Строгина), где во второй половине XIX века его владельцами чаеторговцами Карзинкиными были для местных жителей открыты бесплатная больница и женская богадельня с Успенским храмом (храм сейчас восстановлен, богадельня - в руинах).

Круг своих мог раздвигаться даже до границ сословия. Институт нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко занимает здание в 1-м Тверском-Ямском переулке. Оно было выстроено к 1902 г. для Петровско-Александровского пансиона-приюта московского дворянства. Основную часть стоимости строительства, составившую 600 тыс. руб., пожертвовал московский благотворитель граф С. В. Орлов-Давыдов. Приют был предназначен для мальчиков из дворянских семей, у которых не было средств для получения среднего образования, необходимого для продолжения учебы в университете. Деятельность приюта была организована с учетом самых передовых тенденций в сфере педагогики.

Прохоровы

САМЫМ поразительным примером "свойской" заботы о ближних, думается, навсегда останется история семьи фабрикантов Прохоровых, создателей и владельцев знаменитой "Трехгорной мануфактуры". Эта семья не занимала заметного места в общественной жизни Москвы, и в лице ее мужчин прежде всего жила своим делом. Но отношение к нему у Прохоровых было особенным.

Первым из Прохоровых в Москву перебрался Иван, принадлежавший к монастырским крестьянам Троице-Сергиевой лавры. В свободное от службы при митрополите время он стал торговать кустарными изделиями монастыря. Его сын Василий служил приказчиком у пивовара и в 1771 г. основал "пивоваренный торг в Хамовниках". Дела шли неплохо, но супруга Екатерина Никифоровна тяготилась занятием мужа: "Не могу я молиться об успехе твоего дела, не могу желать, чтобы больше народ пил и через то разорялся". Василий Иванович решился бросить пивоварение и занялся новым делом. Вместе с шурином Федором Розановым, знавшим ремесло набойщика, они открыли в 1799 г. ситценабивную фабрику. Через несколько лет компаньоны уже сумели купить за 60 тыс. руб. землю, а в канун войны 1812 г. они разделились. После войны поднимал дело уже шестнадцатилетний сын Василия Ивановича Тимофей.

На Трех горах были созданы прядильная и ткацкая фабрики. Прохоровские ситцы продавались на Нижегородской, многочисленных Украинских и на Лейпцигской ярмарках. В 1816 г. Тимофей Васильевич, когда ему самому не было и двадцати, создает при фабрике настоящую ремесленную школу. Дети изучали Закон Божий, русский язык, чистописание, арифметику, черчение и узорное рисование, а часть дня работали в цеху. После страшной холеры 1830 г. Тимофей Васильевич собрал по всей Москве 100 сирот, потерявших родителей, и принял их в свою школу. Он писал: "Помогать каждому надо в том, в чем он конкретно нуждается: работе, деньгах, советах или лекарствах".

Тимофей Васильевич был избран на Пресне в словесные судьи и, несмотря на занятость, добросовестно выполнял эту обязанность. Он приходит к убеждению, что "большинство преступников - это больные люди и их нужно лечить". Он добился от правительства создания Попечительского комитета над тюрьмами - "цель сего комитета та, чтобы содействовать пользе арестантов от темничного заключения в отношениях нравственном, физическом и промышленном". На свои средства Тимофей Васильевич перестраивает здание пересыльной тюрьмы на Воробьевых горах, "чтобы дети не смешивались со взрослыми арестантами, которые на них дурно влияют, и для улучшения санитарии", устраивает и тюремную церковь.

В 1833 г. Тимофей Васильевич отделился от братьев, чтобы воплотить свою давнюю мечту - создать Техническое училище. Он пишет в письме братьям: "Надобно наперед детей купеческих приучать к постоянному труду, к умеренности в потребном для жизни, к охотному богатению, но без малейшей алчности и зависти, к равнодушию в потерях выгоды, но не к равнодушию потери совести и честного имени..." Он даже написал несколько сочинений о том, что богатство не грех, если оно употребляется на благо общества. Училище разместилось на Швивой горке. В него на полное содержание принималось 50 мальчиков, проявивших способности к мануфактурному производству. Обучение длилось 5 лет. За особое усердие выплачивалась стипендия - 200 руб. в год. Для желающих получить высшее образование приглашались специальные репетиторы. Умер Тимофей Васильевич, истратив на училище почти весь капитал. Перед смертью он продиктует сыну: "Мое желание постоянно стремилось к преуспеянию отечественного блага во всех отношениях".

После отделения Тимофея был основан торговый дом "Братья Прохоровы И., К. и Я.", то есть Иван, Константин и Яков. Тогда при фабрике впервые в Москве открылась лечебница для рабочих и богадельня для престарелых. На обучение детей в своей школе они в то время тратили 260 руб. в год на ученика. Учитель получал 1 тыс. руб. в год. В 1905 г. школа была преобразована в мануфактурно-техническое училище с подготовительными классами. В нем в основном готовили химиков-технологов. Были и вечерние классы для взрослых, там обучалось более 600 чел. В то время для своих сотрудников и рабочих действовали класс оркестровой музыки для обучения игре на духовых инструментах, бесплатные библиотеки, куда регулярно приглашались лекторы. Для фабричного народного театра было выстроено специальное помещение на 1300 мест. Больницу и богадельню расширили и увеличили число пенсий рабочим. При фабрике существовало общество потребителей с оборотом в 500 тыс. руб.

Справедливости ради нужно заметить, что и вне своей фабрики Прохоровы занимались благотворительностью. Так, в голодные или военные годы они в разных концах страны открывали свои лазареты и бесплатные столовые. В удивительном "отеческом" отношении Прохоровых к своим рабочим, передававшемся из поколения в поколение, нужно видеть одну из причин устойчивости и удивительного успеха их дела. Во время революции 1905 г. Прохоровы не покидали своего дома, расположенного в самом центре московского восстания, каким являлась "Красная" Пресня, и никто "не подвергся ни малейшей неприятности со стороны рабочих", которые защитили хозяев и от пришлых революционеров.

Продолжение следует

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно