52

Культура технику не разумеет

ЭКСПОЗИЦИЯ Политехнического музея, если кто не знает, открывается... атомной бомбой. Как заходите, сразу слева она и лежит - 20 килотонн в тротиловом эквиваленте. Этот крупнейший экспонат коллекции - реальная советская бомба, самая первая, сделанная в 1946 г. Когда в музей приходят японцы, происходят любопытные вещи. Они падают перед бомбой ниц и начинают молиться ей, словно божеству. Затем фотографируют со всех сторон. "А заряд-то из нее извлечен?" - опасливо спрашиваю у директора музея Гургена Григоряна. "Да, я недавно вытащил его, отнес к себе домой", - глазом не моргнув, отвечает он.

- У НАС один-единственный политехнический музей на всю страну. То есть профильных и ведомственных хватает, а вот чтобы в комплексе представлять историю техники, такой один. Это нормально?

- В мире несколько сотен научно-технических музеев. Больше всего их, пожалуй, в Германии. И все открыты для широкой публики. Техника - та область, в которой проявляется могущество нации, ее интеллект. Во всех странах, за исключением России, такие музеи являются музеями национального самоутверждения. Эта идеология записана в их уставах.

- А что записано в вашем?

- Наш устав - чисто хозяйственный. Он диктует, что мы можем делать, а что - нет, кому мы подчиняемся и какую несем ответственность. Документа, так сказать, духовного содержания у нас нет. А, например, в одном из первых уставов музея в Мюнхене ("Дойчес музеум", самый продвинутый в мире) было записано: "Мы собираем шедевры техники и технологии, чтобы человечество знало, чем оно обязано германскому духу..." Наш политехнический музей был третьим в мире после парижского и лондонского. Его создали в 1872 г. с целью пропаганды знаний и в интересах мобилизации масс на реформирование России. Изначально это было просветительское учреждение, но со временем стало ясно, что серьезных амбиций за этим не стоит. Ну смотрите: за 130 лет капитальный ремонт здания ни разу не проводили. Мы знаем, какие средства вкладываются в Третьяковку, в Русский музей и Эрмитаж в Санкт-Петербурге. В Москве обновили Дарвиновский, по сей день там ведутся работы по расширению площадей под музейный фонд. Политехнический - единственное учреждение подобного масштаба в Москве и Питере, где за последние 50 лет не было никакого обновления. Начнем с того, что у нас нет возможности создать нормальные условия для отдыха посетителей. Сейчас мы находимся в ведении Министерства культуры и пытаемся сделать все, чтобы нас не отторгали как чуждый объект. Увы, для ведомства культуры, которое изначально ориентировано на различные виды искусств, техника - это что-то не совсем понятное и родное.

- У вас есть стратегия развития, которую вы можете предложить на рассмотрение Минкультуры?

- Есть программа инновационного развития до 2013 г. Мы обосновываем необходимость радикального переустройства музея - заглубления, расширения площадей. Венский музей техники похож на наш (он тоже располагается в старом, историческом здании) - там недавно провели обновительные работы, перекрыли его дворы.

- Столичные власти собираются строить под Лубянской площадью торговый комплекс, подобный Манежному...

- Да, я знаю. Разумеется, рассматривать этот проект, не принимая во внимание наш музей, нельзя. Мы на протяжении последних 15 лет и так круглосуточно откачиваем воду из подвала. Иначе бы давно утонули. Очередное подземное строительство только усилит приток грунтовых вод к нам в подвалы.

- Может, имело бы смысл переехать куда-то в более современное здание, где больше площадей, есть возможность разместить экспозиции под открытым небом?

- Конечно, лучше спроектировать новый музей, найти для него место, куда было бы нетрудно добираться людям. А здесь, в центре, оставить культурно-образовательный центр как филиал. Таким образом действует уже упомянутый "Дойчес музеум". Он расположен на острове в Мюнхене. Гигантский комплекс, своя обсерватория, огромное разнообразие залов, в том числе открытых. У музея своя производственная и реставрационная база. Есть лекторий, планетарий, кинотеатр. В этом году им еще передали аэродром под Мюнхеном и несколько зданий промышленной выставки. Повторюсь, для немцев это национальная святыня, их гордость. Там считается правильным, чтобы промышленные фирмы вкладывали свои средства в развитие музейного дела. В "Дойчес музеум" была создана экспозиция, посвященная мостостроению, на две трети она была профинансирована индустрией. При входе в различные залы на мраморных стенах там золотом выгравированы названия фирм, которые когда-то внесли свои вклады в развитие музея. А наш закон не поддерживает такую спонсорскую деятельность. У спонсоров нет стимула, заинтересованности. Этот механизм необходимо искать: разве может музей техники существовать без взаимодействия с индустрией? Ведь наука постоянно движется вперед, появляются новые технологии. Кто о них расскажет, как не представители индустрии? Сегодня много музеев осталось на самих предприятиях. В Москве это АЗЛК, ЗИЛ... Их создавали годами, лелеяли. Но ведь форма собственности предприятия может измениться. И коллекция, находящаяся на хозяйственном балансе, а не на музейном учете, может быть отчуждена или продана.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно