Примерное время чтения: 3 минуты
132

Московские небоскребы по американскому рецепту

В КОНЦЕ прошлой недели на общественном градостроительном совете при мэре Москвы была утверждена концепция размещения высотных зданий. До 2015 года в столице планируется организовать 60 зон, где построят порядка 200 высоток, не меньше 30 этажей каждая. Городские небоскребы, по обещанию главного архитектора Александра Кузьмина, займут места в районе МКАД, четвертого транспортного кольца, рядом с основными шоссе на юге и севере Москвы. Но если до сих пор отсутствуют утвержденные Госстроем РФ строительные нормы по возведению высоток, на основании каких документов будут проектировать подобные здания? И нужны ли СНиПы вообще, обходились же без них долгие годы?

ОТВЕТАМ на эти вопросы был посвящен "круглый стол" о высотном строительстве, организованный в рамках IX Международной выставки "Арх Москва". Конструкторы, инвесторы, архитекторы, девелоперы обсуждали прошлое, настоящее и будущее небоскребов в Москве. Владимир Травуш (главный конструктор делового центра "Москва-сити", начинавший свою карьеру с работы со знаменитым инженером, автором Останкинской башни Николаем Никитиным) напомнил, что без специальных норм в Москве построены сталинские высотки и телебашня. Самые известные из сталинских домов простояли столько лет, к счастью, так и не став причиной гибели людей. А башня, даже прогорев 26 часов, не обрушилась. Поэтому разговор о высотных зданиях - это в первую очередь разговор о безопасности, а не о наличии (точнее, отсутствии) норм их строительства. Больше того, сразу после возведения Останкинской башни Николаю Никитину японцы, восхищенные прочностью конструкции, предложили построить в Стране восходящего солнца здание высотой в 4 км.

Да, российская столица - не город небоскребов. Пока во всяком случае. Но первое высотное здание в мире было построено именно в Москве в 1914 году. Дом Нирнзее (10-этажное здание в Большом Гнездниковском, 10) возвели лет на десять раньше первого американского небоскреба - 22-этажного. Потом мы построили лишь 7 башен (самая высокая - 235 м - главное здание МГУ им. М. В. Ломоносова), потому что вплоть до начала 60-х гг. ждали появления на свет Дворца Советов: пьедестал под 80-метровую статую Ленина хотели вытянуть до 415 метров.

Разговор о строящихся в Москве высотках и тех, что пока лишь на бумаге, нужно начинать с терминологии. По ходу выяснится много интересного. Например, у нас отсутствуют не только СНиПы по высотному домостроению, но и классификация. Те дома, что мы называем небоскребами, ими на самом деле не являются. Здания до 25 этажей - всего лишь высотные. Те, что выше, - высокоэтажные. И пока процесс разработки норм по проектированию небоскребов ведется, московские строители вовсю используют опыт американцев. Недавно "Моспроектом-2" был подписан протокол о намерениях по совместному производству высотных зданий. С американской стороны в числе прочих участвует Фрэнк Уильямс, прославившийся на весь мир нью-йоркскими башнями Дональда Трампа. Руководитель "Моспроекта-2" Михаил Посохин считает, что мы не отказываемся от помощи американцев не потому, что сами не умеем. Строительный процесс должен быть высокотехнологичным. Если в мире производство небоскребов поставлено на поток, зачем нам изобретать свой "Мерседес"? Пока будем убивать на это время, высотный мир уйдет еще дальше. Но нужно ли нам догонять его и почему Москву пытаются застраивать небоскребами? Пока это такие же вопросы без ответов, как и те, что касаются норм их строительства.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно