39

Почем нынче стук?

У ДЕТЕЙ "ябеда" - очень обидное слово. И подростки исправно лупят стукачей. Взрослые относятся к ним терпимее, воспринимая как неизбежное зло ради общественного порядка. Некоторые и сами не могут сдержать позыва рассказать властям про соседа, коллегу, знакомого. Одни - по зову сердца, другие - из корысти. Им, должно быть, интересно: почем нынче настучать и куда посылать анонимки?

А ты записался в ОПОП?

РАНЬШЕ было так: не понравилось тебе, где сосед выгуливает собаку и паркует машину, - идешь жаловаться в ЖЭК. О подозрительных лицах кавказской национальности и шприцах в подъезде сообщаешь в милицию. А уж если заподозрил, что вон тот пижон на иномарке работает на иностранную разведку, - пишешь в ФСБ или лично идешь в приемную на Лубянке. Там люди внимательные, выслушают, им не привыкать...

В общественных осведомителях на Руси никогда недостатка не было (а в отдельные исторические периоды так и перебор случался), но их душевные порывы всегда проявлялись как-то стихийно. Поэтому не так давно, для начала в Москве, их решили поставить на твердую организационную основу. Создать ОПОПы (общественные пункты охраны порядка), по сути территориальные объединения добровольных осведомителей. Их обязанности - следить за порядком в жилом секторе, за поведением несовершеннолетних и владельцев животных, за дорожным движением в жилых зонах, за сохранностью газонов и детских площадок. О замеченных нарушениях и вообще о всем подозрительном сообщать куда следует. За это добровольцам поначалу предполагалось платить зарплату в 3 тыс. руб., что обошлось бы только одному российскому городу за год в 24 млн. руб. Теперь, когда закон об ОПОПах принят окончательно, решено: на бюджетном обеспечении будет только председатель совета ОПОП, рядовые его члены станут работать за идею. Но особо активным обещают премии. Всего ОПОПов по Москве создается 676.

- На прошлой неделе я прилетел из Иркутска, - говорит депутат Московской государственной думы Юрий Попов, автор законопроекта. - Меня пригласило городское Законодательное собрание этого города для того, чтобы я выступил с нашим московским опытом. Свердловск выходил на нас с запросом на эту же тему. Люди интересуются. Видно, будет расти и шириться движение ОПОПов...

Лучше настучать или перестукиваться?

САМЫМ действенным, хоть и негромким, всегда считался стук в ФСБ (ЧК, НКВД, КГБ). С разовой информацией народ шел или писал в общественную приемную. И сейчас люди идут. Сами фээсбэшники говорят, что из всего мутного потока сообщений они вылавливают до 20% полезной информации, по нынешним временам - в основном о незаконной экономической деятельности. Тем, кто, сообщая сведения, желает остаться неизвестным, следует знать: это, скорее всего, не удастся. Компетентные органы, получая ценную информацию, стараются установить авторство. Проводят графологическую экспертизу письма, составляют портрет звонившего по голосу в телефонной трубке. Все эти данные вносятся в компьютер. И возможно, что вскоре человек, собиравшийся всего лишь раз помочь органам, станет работать на постоянной основе.

Платят им крайне мало или вообще ничего. Да и раньше, в советские времена, - 10-30 руб. за разовое сообщение, максимум 100-200 - за очень ценные сведения. С осведомителями расплачивались и расплачиваются иначе - услугами. Продвижением по службе, прощением грехов... На страхе, на шантаже человек не всегда работает "с огоньком". Оплачивать осведомителей в политических, коммерческих структурах ФСБ не по карману. Только отдельные агенты - юристы, аналитики серьезных компаний получают от 1 до 3 тыс. долл. в месяц. Деньги, как правило, передаются через третьи руки в конверте или на подставные счета. Суммы, которые могли бы предложить им конкурирующие фирмы или преступные группировки, гораздо выше. Соответственно, и осведомляют их с большей охотой, пусть безыдейно, зато прибыльно.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно