Примерное время чтения: 5 минут
222

Баба Клава - последний герой

ПЕРВОЙ нас встретила кошка: хвост трубой, к ногам так и ластится. Люди для Муськи - большая редкость: в деревне сейчас живет только ее хозяйка - 75-летняя Клавдия Егоровна Филаретова. А она целый день по хозяйству занята, ей не до кошачьих сантиментов: "Только в дом ее не пускайте, так-то она ластится, а мышей не ловит. Зачем такая нужна? Вот собака у меня была - так это клад! Тоже ласковая, дом охраняла. Да только совсем старая стала и ушла от меня... умирать, наверное".

С ТЕХ ПОР в деревне Зегзюлино Луховицкого района не слышно собачьего лая. Да и от самой деревни осталось одно только название. "Деревня наша была большая, домов 50, - вспоминает Клавдия Егоровна, - народу много было - и враждовали, и радовались вместе. Праздники - Троица, Рождество, Богородица, Пасха - завсегда деревней отмечали. А уж свадьбы - так сам Бог велел. Сама я родом из соседних Зименок, муж мой Михаил - из Пешек, уж после рождения детей мы тут дом купили - так когда он ко мне сватался, все окна людьми залеплены были. Свекровь у матери моей просила денег на свадьбу дать 700 руб., а мать отказывалась: отец у нас в 1939 г. погиб, она нас сама на ноги ставила, копейки лишней не было. А весь этот спор вся деревня слышит - стыд-то какой! И тут кто-то из наших деревенских говорит: нехорошо это - мало того что она у вас без приданого, так вы и "пустой" на свадьбу ведете. Тут моя мать и согласилась. На свадьбе, как водится, гуляли все".

От "деревни в 50 домов" осталось лишь несколько полуразрушенных домишек. Самые приличные купили двое дачников, остальные - уныло догнивают. Там, где раньше ходили гармонисты с девушками, теперь гуляет ветер. Огороды заросли бурьяном в человеческий рост. Кажется, люди покинули это место из-за какой-то жуткой катастрофы как минимум 100 лет назад. Единственное, что с тех пор осталось неизменным, - мост через отводной канал. "Я тогда почтальоном работала, - продолжает Клавдия Егоровна, - а нам как раз "реку пустили". Чтобы в соседнюю деревню пройти, круг надо было делать в несколько километров. Муж привез откуда-то два старых комбайна, поставил на дно, а сверху доски настелил - мост до сих пор стоит. Только доски меняют, сгнивают быстро".

Такая же участь постигла и близлежащие деревни: Зименки превратились в "широко" поле, Плешки застроились на городской лад, а в соседнем Клементьеве из всех жителей осталось всего 2 человека. Только в Луховицком районе деревень, состоящих из 2-4 селян, больше десятка. "Старики - те, конечно, уж поумирали, - продолжает Клавдия Егоровна, - тетя Паша, тетя Шура, да почти вся деревня. Детей тут уж давно никто не рожает. Правда, дед Михаил хотел, видно, да не получилось. Он как жену схоронил, второй раз жениться вздумал. А самому уж за 80, невесту-то не нашел, а смерти дождался... Так что какое уж тут восстановление деревни. Хорошо, что еще те, кто уехал, приезжают навестить. Тетя Вера, например. Да, спасибо, дети не забывают".

Дел у Клавдии Егоровны хватает: хозяйство - коза, 5 кур и небольшой огород. Пока все в порядок приведешь, к вечеру ног не чувствуешь. Только и хватает сил включить черно-белый телевизор и посмотреть очередной сериал: "Передачи все такие страшные стали показывать - про убийства да про войну. Зачем на это смотреть? Все это я и в жизни видела. Новости тоже особенно не смотрю. А вот сериал - это для души, хоть отдохнешь немного". Комната у Клавдии Егоровны небольшая, дощатый пол, потолок, русская печка - все тщательно покрашено, старый двустворчатый шифоньер и диван. В углу - иконы, на стене - календарь - вырезка из местной газеты. Хозяйка сидит в теплом ватнике и валенках - в комнате холод жуткий: печь она топит всего один раз в день. "А кто дрова возить будет? И с газом большая беда. За один баллон - 300 руб. отдавать надо. Его хватает месяца на два. А пенсия у меня - чуть больше 1 тыс. руб. Ну и как жить-то? Хожу во всем старом, новую кофточку мне сестра связала лет десять назад. Конечно, обновки-то ни к чему, не девка уже, а все равно, как в люди или в сельсовет съездить - все ж хочется прилично выглядеть. Зато и в этом есть достоинство - кто ж меня грабить придет? Даже ворам не нужна..."

Овощи-фрукты, куры, козье молоко у бабы Клавы свои. Раз в неделю сельская администрация отправляет машину с продуктами, которая объезжает малонаселенные деревни. Заезжает этот импровизированный магазинчик и в Зегзюлино, но из-за того, что хорошей дороги нет, машина останавливается в трех километрах. "Тяжело уж в моем возрасте бегать. Предлагали переселиться поближе к городу, но что я буду делать в коммунальной квартире? Или зачем менять этот дом, в котором прожила почти полвека, на такой же - без воды и газа? Лучше уж тут, одной". Может, в этом и заключается главный план властей - предлагать заведомо отказные варианты, чтобы удержать человека в деревне? Хотя бы одного-единственного...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно