Примерное время чтения: 6 минут
2581

Вещизм: бережливость или рабство?

ТЕЛЕСЮЖЕТ недельной давности: одинокая пожилая москвичка попала в больницу. В квартире выл десяток ее собак. Вызвали службу отлова, которая вскрыла квартиру. Что там творилось! Целлофановые пакеты со старой одежкой высились словно баррикады. Хозяйка подбирала любое тряпье, что найдет на улице, возле мусорки и т. д. Все тащила в дом. Спрашивается, зачем? Ведь по здравому размышлению ясно: вряд ли это ей когда-нибудь пригодилось бы.

"ТАКОЕ поведение в прежние века называлось мшелоимством и считалось греховным, потому что жизнь по принципу "собака на сене" шла вразрез с традиционными культурными представлениями, - поясняет старший научный сотрудник Института психологии РАН Маргарита Воловикова. - С точки зрения науки это, конечно, заболевание. Человек стремится компенсировать в материальном мире то, чего ему не удалось добиться в духовном. Такие люди, как правило, имеют высокие духовные потребности, но могут не догадываться о них. Проходит время, и у них появляется болезненная тяга к вещам. Жалко выкидывать, подбирают ненужное. А причина, может, в том, что у человека не состоялась в жизни самая важная встреча. Зачастую это как раз одинокие люди".

Дети дефицита

ВЫХОДИТ, в советские времена все мы были немножко мшелоимцами. Отголоски этого явления до сих пор можно обнаружить в кладовках, комодах, платяных шкафах и кухонных столах. Протертые до дыр простыни, которые не застилали уже лет пять, стоптанные туфли, о существовании которых хозяева давно забыли, пустые банки из-под кофе или джема, которые стоят тут "на всякий случай" и будут стоять до скончания века. Понятно, что люди, чье детство пришлось на годы войны, а отрочество и юность - на тяжелейшее и голодное послевоенное время, не в состоянии осмыслить, как можно выкидывать на помойку вполне еще пригодные вещи. Да что война, взять 80-е годы - эпоху тотального дефицита. За кроссовками и джинсами очередь занимали засветло, по блату "доставали" финские стенки и чешский хрусталь, передавали от старших детей младшим марлевые подгузники, а затем и всю одежду. Привыкнуть расставаться со старыми вещами непросто. Это в нас, что называется, на генетическом уровне. Неудивительно, что многие современные москвички, чье благосостояние уже достигло приличного уровня, не в силах отказаться от этой привычки. Им психологически трудно выкинуть в урну не только саму вещь, но и ее упаковку: красивую баночку или бумажный пакет из бутика.

"Причины этой бережливости не только в дефиците, о котором мы никак не можем забыть. Веками у нас складывались особые отношения с вещами, культура обращения с ними, - продолжает Маргарита Воловикова. - Внимательное отношение к материальному миру - часть нашего менталитета. Стол или другой предмет мебели передавался из поколения в поколение, служил своеобразной историей семьи. У многих вещей в доме была своя биография, предание или легенда. Вещи наделяли сознанием. То же касается и одежды. Как отмечал Павел Флоренский, она несет в себе связь с духовной сущностью человека".

Потребляя, выбрасывай!!!

ОДНО накладывается на другое - и вот результат: отношение к вещам у нас сродни сакральному. Возникает "страшный" вопрос: а может, мы и не способны жить в условиях потребительского общества? Ведь оно базируется не на любви к вещам, как это может показаться, а, наоборот, на легкомысленном к ним отношении. Любовь к покупкам - вот основа основ. Потребитель должен обновлять свой гардероб гораздо быстрее, чем вещи выработают свой ресурс. А привязанность к ним опасна для индустрии. Эффективно работающее общество потребления стимулирует экономику. Покупатель покупает - производитель производит. Один богатеет - дает другим работу и заработок. Наращивается производство, растет ВВП. То есть личное потребление идет на пользу государству. А бросишь потреблять - значит, вынешь свой кирпичик из фундамента всей экономической системы.

"Так-то оно так, но модель поведения, при которой человек легко выбрасывает вещи, один раз их поносив, тоже ненормальна, - считает Маргарита Воловикова. - Это обратная сторона той же медали, некоего духовного кризиса. Отношение к вещам должно быть в меру бережливым, в меру прохладным. Не занашивать одежду до дыр, вовремя от нее избавляться, но не выбрасывать на помойку, а отдавать в социальные приюты, комиссионные магазины. Можно относить вещи в ближайшую церковь".

Согласитесь, было бы куда проще, если бы система сбора старых вещей у нас была налажена до автоматизма и пункты их приема встречались на улицах и во дворах не реже, чем пункты приема стеклотары. С учетом другой национальной черты - склонности к милосердию и состраданию - можно не сомневаться: горожане охотно делились бы залежавшимися в комодах и на антресолях вещами с теми, кто в них нуждается. А это и есть один из путей к обществу потребления - не больному вещизмом или каким-нибудь мшелоимством, а психологически здоровому. Так, глядишь, и экономику поднимем, и даже ВВП удвоим...

Психологи советуют

ПСИХОЛОГИЯ вещизма состоит в том, что человек начинает отождествлять себя с окружающими вещами, тем самым как бы подчиняясь им. Соответственно, других он начинает оценивать тоже исключительно по вещам. Таким образом все нравственные ориентиры "замораживаются", и человек останавливается в своем развитии. Чтобы не попасть в эту зависимость, надо, во-первых, осознать проблему. Во-вторых, не покупать понравившуюся вещь сразу, а дать себе время подумать, насколько она вам нужна.

В-третьих, надо научиться отслеживать баланс покупаемых и хранящихся в доме вещей. Устройте "день разгрузки": откройте шкафы, переберите одежду, обувь, белье и постарайтесь вспомнить, когда вы последний раз использовали по назначению каждый из этих предметов. И представьте, при каких обстоятельствах сможете использовать их в следующий раз. Таким образом, вы без сожаления расстанетесь с вещами, которые вам давно не нужны. Предложите их малоимущим соседям по подъезду или оставьте во дворе на видном месте.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно