Примерное время чтения: 6 минут
6796

ОТКУДА ПОШЕЛ "ВОР В ЗАКОНЕ"

Вначале были просто воры. Во время Петра I только в предместьях Москвы их насчитывалось более 30 тысяч. С ходом эволюции криминального мира на их место пришли "воры в законе". Это элита, которая контролирует криминальный мир, однако сама редко совершает преступления. Если "вора" и удается задержать, то в основном за хранение наркотиков или оружия.

ПЕРВОЕ упоминание о ворах как о коллективе, занимающемся преступным ремеслом, относится к XVII в. Вором тогда считался тот, кто берет собственность другого. Группы воров жили обособленно и ходили на дело изолированными бригадами, которые зачастую не только не поддерживали связь с собратьями по ремеслу, но и, наоборот, враждовали между собой.

В XVIII в. появляется первый прототип воровского общака. С этого времени членство в преступном цеху нужно было поддерживать финансовым вкладом. Благодаря чему связь между подельщиками в одной группе стала более тесной. В это же время формируется основа воровской культуры: разрабатывается "феня" (жаргон) и вводятся "погонялы", т. е. прозвища.

К концу XIX в. все сферы деятельности уголовного мира были строго-настрого поделены и по специализации, и по территориям. Следить за верным исполнением "конвенции детей лейтенанта Шмидта" должна была элита преступного мира - первые боссы-хозяйственники.

Новый этап развития уголовного мира - политический - обязан своим появлением Октябрьской революции. Оппозиция новой власти пыталась привлечь на свою сторону не только недовольных, но и профессиональных преступников. В результате появился новый тип лидера - "политически подкованного", с идеологическим уклоном, пытавшегося и в криминале противостоять существующему строю. Их называли жиганами. Как правило, они "работали с молодежью" и возглавляли небольшие преступные группы. Именно жиганы провозгласили первые негласные правила, которым должны подчиняться члены преступного сообщества. По этим нормам запрещалось: работать, иметь постоянную семью, принимать оружие от государства и сотрудничать с властями как свидетель или жертва.

Некоторые из этих законов действуют и поныне.

Честные профессионалы, или "урки", годами формировавшие свои обычаи и нормы, воспротивились такому вмешательству "пришлых" политических во внутренние дела. Большинство из низшей иерархии поддерживало именно их: "урки" были ближе им и по пониманию, и по традициям. Жиганов поддерживала в основном "верхушка" и молодежь.

Противостояние жиганов и урок в 30-х годах привело к настоящей войне. В результате был принят единый закон для "королей" преступного мира. Их отныне в память об этом кодексе и стали называть "ворами в законе". Через волю и тюрьмы новый кодекс быстро вошел в обиход. Его традиции соблюдались четко, не было никаких послаблений - у всех еще был перед глазами беспредел 30-х годов.

По этим правилам прием в воровскую элиту принимался на сходке. Неважно где - в тюрьме или на воле. Кандидат, за которого поручался головой один из лидеров, должен был выдержать 3-летнее испытание. После этого опять-таки на собрании кандидат утверждался, и "воры в законе" отправляли по всей стране ксивы с вестью о вновь прибывшем пополнении.

Вторая мировая война послужила поводом для второй уголовной в этом столетии. По закону "воры" не имели права принимать из рук государства оружия, а тем более его защищать. Однако часть воровского братства все же стала на защиту своей Родины, "истинные" же в это время отсиживались в тюрьме. После победы "отошедшие", или "ломом опоясанные", как их еще называли, попытались вернуться в свой мир, но приверженцы классики их уже провозгласили "суками", т. е. предателями, и лишили всех полномочий.

Это послужило поводом для так называемой сучьей войны.

Война была не на жизнь, а на смерть, чем не преминуло воспользоваться тюремное начальство. Две воюющие группы обычно поселяли в одном помещении, в надежде, что они перебьют друг друга. В итоге "воры" были вынуждены изменить кодекс, чтобы остаться в живых и сохранить воровскую традицию как таковую.

Бериевская амнистия разрядила обстановку внутри зон и направила жизнь уголовного мира и внутренних органов в иное русло. Воры в конце 50-х стали отходить от воровских традиций. Тюремная администрация представляла отступничество как попытку начать новую жизнь и всячески этому содействовала. В итоге под их крылом сформировалась сильнейшая воровская элита, которая собрала всю власть под свой контроль, изменила закон и объявила себя единственными последователями традиций. Большая часть братства, или "отколотые", уходят в тень, организуют новые группировки и продолжают "нелегально" свое ремесло.

Отход и снижение численности "воров" позволили официальным лицам во всеуслышание заявить, что воровская община разрушена дотла и что можно праздновать победу над преступностью. Отчасти можно было считать и так. В воровских обычаях долгое время ничего не менялось, многие из них были забыты.

ИХ ВОЗРОЖДЕНИЕ началось с 70-х годов. Одна из таких традиций - коронование, принятие уголовника в братство "воров". Коронование производится на сходке, в которой принимают участие как минимум два авторитета. "Воры" обсуждают криминальный путь кандидата, вспоминают, чем он знаменит, и выясняют самое главное - не был ли он замечен в связях с правоохранительными органами. Кандидат приносит клятву преступному миру, получает кличку, если такой не имел раньше, и гонцы по всему свету разносят весть о новом "воре".

Правда, в последнее время все чаще воров коронуют не за заслуги, а за деньги, которые вносятся в общак. Иногда авторитет получал венец, ни разу не отсидев на зоне. Как правило, этим особенно "грешат" грузинские "воры", за это они получили прозвище "лаврушники".

Существуют также и самозванцы на это звание, их еще называют "прошляками". Встречаются и те, кто "профукал" свой венец, но по-прежнему величает себя "вором".

Сейчас многое в традициях меняется: это и коронование за деньги, и участие в коммерческой и иной деятельности. Если "воры" старой формации, которые "действуют" еще и по сей день, не могли иметь семью, а жить были обязаны только на "криминальные деньги", причем добытые ими лично, то сегодняшние "воры" вовсю занимаются коммерцией и бизнесом. И не считают это нарушением воровского кодекса. Поэтому сейчас наибольшее скопление "воров" приходится на Центральный регион, т. е. Москву и Московскую область - до 60%, далее идут Краснодарский край, Иркутская, Ростовская, Амурская, Сахалинская, Самарская области, Хабаровский и Приморский края. В этих областях расположены основные бюджетообразующие отрасли и проходят крупные финансовые потоки, которые притягивают и авторитетов и дельцов.

Сейчас, по данным правоохранительных органов, воровскую элиту составляют 900 человек, половина из которых гастролирует на нелегальном положении. Более точное число назвать никто не берется: во-первых, криминальный мир бережет свои тайны, во-вторых, понятие "вора" и сам закон меняются, а в-третьих, воровское братство - открытая система, одних принимают, других хоронят.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно