108

УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА НА мэров и губернаторов

Со Следственным комитетом при МВД РФ в последнее время связано много шумных историй. Дела, которые ведет комитет, - самые важные и масштабные, общественно значимые и сами по себе самые громкие. При этом в адрес следствия наряду с похвалами сыпятся обвинения в непрофессионализме, а иногда даже в выполнении политических заказов. Есть ли повод для похвалы? Чем вызваны обвинения? В какую сторону будет идти реформа следствия в стране? Сегодня мы беседуем об этом с первым заместителем начальника Следственного комитета при МВД РФ генерал-майором юстиции Михаилом ЗОТОВЫМ.

- Расскажите, пожалуйста, что такое Следственный комитет?

- Это главк при МВД России - самая серьезная следственная структура в стране. Говорю так потому, что сегодня следователями в милицейской форме расследуется 92% всех уголовных дел. Самые интересные из них (по масштабу, значимости людей, которые проходят по этим делам) ведет непосредственно главк.

- Насколько комитет является сегодня независимой, самостоятельной структурой?

- Если речь идет о выделении в самостоятельное федеральное ведомство, то это вряд ли в данный момент оправдано, хотя постепенно мы должны к этому прийти. Сегодня следственный аппарат работает в тесном контакте с оперативными службами, без которых при нынешней структуре преступности следствию не обойтись. Кроме того, самостоятельность невозможна без серьезных финансовых вливаний и изменения законодательства.

Если же вы говорите о независимости от каких бы то ни было посторонних влияний, то в этом направлении реформа уже идет. Мы создали 10 межрегиональных следственных отделов, которые подчинены непосредственно комитету и никак не зависят в своей работе от местных властей. То есть они являются органами федеральной власти на местах и расследуют как раз дела о коррупции, организованной преступности, серьезных экономических преступлениях, в которых бывают замешаны представители местных администраций.

Для примера можно взять Москву. У ряда служб столицы были очень слабые оперативные позиции и попросту нежелание заниматься коррупцией среди высших должностных лиц. Однако в последнее время, благодаря усилиям МВД России и ГУВД Москвы, было возбуждено много значимых уголовных дел, из которых стало видно, насколько распространена коррупция в столице. Это уголовные дела на очень высокопоставленных чиновников. Например, на руководителя Московской регистрационной палаты Александрова и его заместителя, на нескольких субпрефектов округов, на начальника строительного управления, которое занималось реконструкцией Московской кольцевой дороги. Сейчас по ней любо-дорого ездить, но во время строительства г-н Хоменко умудрился прикарманить серьезную сумму. Нам уже удалось доказать хищение более 100 млрд. неденоминированных рублей. Все это происходило при полном попустительстве городской власти, которая обязана контролировать расходование бюджетных средств.

- Не думаете ли вы, что такое пристальное внимание к Москве со стороны федеральных следственных органов и расценивается местными властями как политический заказ? Ведь воруют, кажется, везде...

- О каком политическом заказе может идти речь? Пристальное внимание Москве оказывается потому, что именно здесь сосредоточено самое большое количество банков и коммерческих структур и именно здесь совершаются наиболее тяжелые экономические преступления.

Вот еще один пример. Правительством столицы государственному акционерному обществу "Москва" было выделено 3 с лишним миллиона американских долларов на развитие туристического комплекса города. Директор общества Яковлев заключил непонятный договор с фирмой "Амикст" на размещение свободных средств. Представляете, средства у них свободными оказались! "Амикст" в свою очередь заключил фиктивный договор на всю сумму с немецкой фирмой на размещение рекламы в Европе. В Германии со счета в банке эти деньги были сняты неустановленным лицом. Где контроль со стороны мэрии, департамента финансов, высокопоставленного московского чиновника Орджоникидзе, который непосредственно отвечал за этот проект? Его об этом спрашивают, а он отвечает: "Украли? Ну что ж, бывает... Недоглядели."

То, что происходит с некоторыми московскими рынками, вообще не поддается описанию.

- Можно ли говорить о том, что сегодня, когда идет процесс укрепления независимости структур МВД от региональных администраций, будут возбуждаться все новые уголовные дела, "невзирая на лица"?

- Они возбуждались, возбуждаются и будут возбуждаться. Но их расследованием займутся федеральные структуры, где значительно больше внимания будет уделяться сохранению бюджетных средств и других ценностей государства. Таких дел уже много, и расследуются они в самых разных регионах страны, а не только в Москве. Есть дела, по которым в качестве обвиняемых проходят заместители губернаторов Курской, Магаданской, Тверской и других областей. Ряд этих дел уже передан в суд.

- Какой срок давности для расследования подобных преступлений?

- В зависимости от срока наказания. Часто коррупционные, экономические дела связаны с хищениями и мошенничеством. Срок наказания по статьям с подобными составами - до 10 лет лишения свободы.

- То есть сегодня могут быть возбуждены уголовные дела по фактам нарушений, которые имели место еще несколько лет назад?

- Если такие факты будут выявляться, им будет дана соответствующая оценка. Варианты с высокопоставленными лицами вполне возможны, потому что перед законом все равны. Должны быть равны.

Однако сегодня с этим возникает очень много проблем и не только из-за того, что кто-то пытается давить на следствие. Я считаю, что у нас очень архаичное законодательство. Например, в других странах попросту нет института ознакомления обвиняемых с материалами дела. У обвиняемого есть адвокат - пусть адвокат его и защищает, только делает это в равных с обвинением условиях. Должна соблюдаться состязательность процесса. Кроме того, знакомиться с материалами дела обвиняемый у нас может практически бесконечно. Именно поэтому многие мошенники, обманувшие за последние годы множество граждан, судя по всему, так никогда и не будут осуждены.

- Следственному комитету, расследующему серьезные экономические дела, удается возвращать государству похищенные ценности. Насколько велики суммы?

- В этом году только по одному делу о незаконном обороте драгоценных камней было изъято драгоценностей на сумму свыше 200 млн. долларов. Это четвертая часть годового бюджета МВД. В некоторых странах процент от изъятого имущества направляется на развитие материально-технической базы, на зарплаты, премирование сотрудников правоохранительных органов и т. д. Нужно заинтересовать службы в нахождении, изъятии, обращении в доход государства изъятых ценностей. Изыматься тогда будет в десятки и сотни раз больше. Государство от этого только выиграет.

- Боюсь, некоторые обвинят вас в желании репрессий и экспроприации частной собственности.

- Люди, которые соблюдают закон, такого не скажут. Речь идет о ценностях, добытых преступным путем.

- Как вы думаете, много ли сегодня в России людей, которые соблюдают закон?

- Я знаю, что хороших людей всегда на одного больше.

- А в экономической сфере?

- Проблема здесь во многом связана с несбалансированностью законодательства. Нужно сделать так, чтобы люди были заинтересованы приносить доход себе и государству. Должна быть возможность зарабатывать легальным способом и в то же время - ответственность за нарушение закона.

- Строгая ответственность?

- Соответствующая правонарушению. К сожалению, у нас есть еще и несбалансированность уголовной политики. Например, только одной трети взяточников назначается наказание в виде лишения свободы. Суды, казалось бы, должны защищать интересы граждан и интересы государства. Однако у нас на первое место иногда выходят интересы обвиняемых, а об интересах потерпевших говорить как-то не принято.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о "чеченском" банке, деятельность которого недавно была пресечена.

- К делу по коммерческому банку "Трасткредит" мы очень долго готовились. Ниточка потянулась с оперативной информации, и к дальнейшей работе были привлечены практически все оперативные службы министерства: ГУБОП, ГУБЭП, Управление "Р" и другие.

Деньги перекачивались в Чечню по довольно распространенной в последнее время схеме. На имя человека, который, как выяснилось позже, потерял свой паспорт, была открыта фиктивная фирма. На счет этой фирмы в том же "Трасткредите" поступали деньги с различных организаций. Со счета, опять же по фиктивным документам, эти деньги позже снимались различными людьми. "Отмыв" денег происходил на самом деле внутри банка, что нам удалось доказать после изъятия из тайников документов и множества печатей подставных фирм.

- Есть ли у вас информация о том, что это была не единственная коммерческая структура, которая обеспечивала экстремистов деньгами?

- Думаю, что не единственная. Поэтому ищем и, я считаю, обязательно найдем.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно