Примерное время чтения: 6 минут
119

В 1987 г. судами удовлетворено 35 тыс. ходатайств адвокатов. Право на защиту

Как известно, на XIX партконференции в числе прочих вопросов обсуждались и вопросы судебно-правовой реформы. Затронет ли эта реформа организацию и деятельность адвокатуры?

На этот и другие вопросы отвечает заместитель председателя президиума Московской областной коллегии адвокатов заслуженный юрист РСФСР М. ГОФШТЕЙН.

М. Г. Конечно, затронет. Ведь перестройка в правосудии связана прежде всего с усилением правовых гарантий личности.

Здесь явственно просматривается несколько направлений перестройки. Это, во-первых, расширение сферы деятельности адвоката как защитника или представителя интересов гражданина. Другое направление, по-видимому, связано с внесением некоторых изменений в законодательство об организации адвокатуры как самостоятельной самоуправляющейся ассоциации. И наконец, не менее важное направление перестройки - это устранение некоторых негативных явлений в работе самой адвокатуры, которые не соответствуют ее природе и тем высоким целям, которым она служит.

КОРР. Хотелось, чтобы вы сказали несколько слов о том, как складывалась работа адвокатуры в прошлые годы.

М. Г. О 30 - 40-х годах говорить трудно. Сегодня вы знаете, что никакой серьезной защиты по делам о так называемых "контрреволюционных преступлениях" не могло быть.

Понятно, что и по другим делам адвокату в те годы работать было не просто. Он был, с нашей сегодняшней точки зрения, процессуальной фигурой с весьма ограниченными возможностями, да и отношение к нему часто оставляло желать лучшего. Часто адвоката рассматривали как неизбежное зло, с существованием которого в судебном процессе приходилось мириться, но которое надо было по возможности ограничивать. Адвокат как персонаж художественных произведений был всегда отрицательным героем.

Но было бы неверно представлять дело таким образом, будто в те годы в суде вообще не было защиты. Всегда были честные, принципиальные судьи, прокуроры и следователи. По делам, за исключением печально знаменитой 58-й статьи УК РСФСР, защиту осуществляли немало добросовестных, умелых и опытных адвокатов.

После XX съезда партии и проведенной судебной реформы положение изменилось. Защита была допущена в. процесс по всем без исключения делам, рамки ее деятельности были расширены и включили в себя участие, пусть и ограниченное, на предварительном следствии.

Но все же весьма сдержанное, чтобы не сказать холодное, отношение к адвокатуре со стороны некоторых работников правоохранительных органов продолжало бытовать. К тому же в годы застоя в судебной практике появились стимулы, ничего общего не имеющие с правосудием: "процентомания", погоня за показателями так называемой "стабильности" приговоров. В этих условиях адвокат, этот "нарушитель спокойствия", рассматривался часто как персона, хотя и необходимая в силу закона, но мало желательная.

КОРР. Ну а что можно сказать о работе адвокатов в наши дни?

М. Г. По опубликованным данным, в 1987 г. судами удовлетворено около 35 тыс. ходатайств адвокатов о полном или частичном оправдании подсудимых, по их инициативе более 3 тыс. приговоров было отменено с прекращением уголовных дел, свыше 7 тыс. переквалифицировано и 12 тыс. изменено со снижением меры наказания.

Но в адвокатуре много нерешенных проблем, немало отрицательных явлений, над устранением которых нам надо работать. Прежде всего, адвокатов недостаточно. Данные о том, что сегодня в нашей огромной стране обеспеченность населения помощью адвоката (по числу адвокатов на душу населения) ниже, чем в дореволюционное время, кажутся невероятными.

Правда, при этом нельзя забывать, что этот многочисленный адвокатский корпус обслуживал в основном имущих, а для подавляющего большинства трудящихся он был малодоступен.

Второе, о чем следует сказать. Недооценка защиты, невнимание к ее доводам со стороны судов в свою очередь породили у некоторых адвокатов пассивное отношение к осуществлению защиты, стремление "плыть по течению". Совершенно недопустимо, когда некоторые адвокаты проходят мимо нарушения прав их подзащитных на предварительном следствии или в суде, проявляют недопустимую спешку в изучении материалов дела, отказываются от спора с обвинением, хотя подсудимые отрицают свою виновность в совершении преступления. Такое равнодушие к человеческим судьбам с профессией адвоката просто несовместимо. Одна из причин этого - практиковавшееся долгие годы направление в адвокатуру людей, скомпрометировавших себя на работе в правоохранительных органах.

Адвокатура - это не "придаток" к чему-либо. Это самостоятельная организация, созданная, прежде всего, в помощь гражданам, и она должна повернуться лицом к интересам граждан, к их нуждам.

Усиление гарантий прав личности в советском уголовном процессе связано с расширением правомочий адвоката-защитника. Сегодня адвокат участвует в предварительном следствии с момента предъявления обвинения только по делам несовершеннолетних, а также лиц, имеющих физические или психические недостатки, лишающие их возможности самостоятельно осуществлять защиту, или, в тех случаях, когда на это имеется разрешение прокурора. Эти правомочия защитника являются сегодня недостаточными.

Настало время допустить защитника к участию в деле на ранних этапах расследования. Думается, что гарантии прав граждан были бы усилены допущением адвоката к участию в деле с момента первого допроса подозреваемого. Это, конечно, не может означать вторжения адвоката в тайну следствия или чинение помех законной деятельности должностных лиц правоохранительных органов.

КОРР. Каких изменений в законодательстве об адвокатуре вы ожидаете?

М. Г. На мой взгляд, существующий Закон об адвокатуре в СССР не нуждается в значительных изменениях. Адвокатуре вообще противопоказано "огосударствление". Ведь каждый день нам приходится выступать, так сказать, против государства, в лице его властных представителей. Так что это противоречило бы задаче повышения боеспособности этого института, а следовательно, и роли адвокатуры в предотвращении судебных ошибок. Адвокат должен быть огражден от упреков в чрезмерной радикальности при постановке вопроса о невиновности своего подзащитного и уж, конечно, от "проработки" и угроз в связи с этим.

Видимо, объединение адвокатуры в союзную организацию, скажем, Ассоциацию советских адвокатов, позволило бы улучшить методическое руководство работой адвокатуры, дало бы возможность адвокатуре получить свою трибуну (скажем, "Бюллетень советской адвокатуры"), обеспечило бы самостоятельность этого важного для правосудия института.

В заключение хотел бы сказать, что перестройка в правосудии началась. Только по Московской области суды в прошлом году вынесли 90 оправдательных приговоров, чего не было за последние десятилетия. В работе по реабилитации невиновных граждан есть и частица адвокатского труда.

Беседу вел Н. ЧАПЛЫГИН.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно