Примерное время чтения: 10 минут
158

ТИХИЙ колокол " ЛАБОРАТОРИИ Х"

В НКВД СССР в поте лица своего трудились не только следователи, дознаватели и разведчики, но и служащие с более гражданскими профессиями: повара, водители, врачи, ученые. Причем последние, изобретая чудеса спецтехники, так же рьяно трудились над изобретением новых видов взрывчатки, бесшумных пистолетов и тихой, так называемой запрограммированной смерти. Вплоть до конца 1950 г. сотрудники "Лаборатории Х" принимали участие в умерщвлении приговоренных к смерти людей, испытывая на них действие ядовитых газов и природных токсинов. По иронии судьбы многие "исследователи" по решению все тех же троек смогли испытать действие разработанных ими же веществ в "Лаборатории Х". Одним из самых знаменитых "пациентов" лаборатории оказался товарищ Сталин.

Воистину "не спрашивай, по ком звонит колокол..."

В феврале 1919 г. в структуре ВЧК был организован Секретный отдел, занимавшийся борьбой с контрреволюцией в мелкобуржуазной среде интеллигенции и служителей культов. Еще через год был организован Иностранный отдел, где тоже боролись, но с классовыми врагами за границей молодой Советской республики.

Не сразу появились ядовитые комбинации, которые начинают свое действие в организме человека через 3-6 месяцев. За этим стоит титанический труд ученых - биохимиков, фармацевтов и токсикологов. ВЧК просуществовала 3 года - с 1917 по 1921 г., - а созданные в ней структуры, говорят, живут до сих пор.

Кабинет N 21, организованный еще при Ленине (прообраз биохимической лаборатории), был создан в 1921 г., но официально на довольствии у чекистов не стоял. И только 9 июня 1938 г. приказом НКВД СССР за N 362 в составе центрального аппарата НКВД СССР был создан Отдел опертехники (2-й спецотдел), который возглавил временно исполняющий обязанности начальника майор ГБ некто Алехин. Что это был за гений научной мысли, я думаю, не узнают даже наши внуки, хотя некоторые штрихи из его биографии дошли и до нас. 20 февраля 1939 г. 2-й спецотдел был разделен на два самостоятельных: Отдел оперативной техники, куда начальником был назначен некто Лапшин, и Отдел лабораторий, в который вошла как структурное подразделение "Лаборатория Х". Ее создали в один момент, забрав из гражданского биохимического научно-исследовательского института, возглавляемого профессором Бахом, целую лабораторию профессора Майрановского вместе с ним самим в придачу. Буква "Х" в названии лаборатории обозначала, что эта лаборатория занимается химией.

В свою очередь лаборатория делилась еще на несколько подразделений: неорганической химии, биохимии, нетрадиционной химии, радиологической химии. Эта система просуществовала до 1951 г., пока полковника медицинской службы Майрановского не арестовали по знаменитому делу "кремлевских врачей-вредителей", где его личное дело было выделено в отдельное делопроизводство вместе с исполнителем приговоров, заместителем Павла Судоплатова по Иностранному отделу Наумом Эйтингоном, который руководил ликвидацией Льва Троцкого в Мексике.

Чуть позже, в 1953 г., был арестован и другой профессор, руководивший Лабораторией Б (СБИЛ), Муромцев, занимавшийся под "крышей" НКВД СССР исследованиями в области бактериологии. В специальной газовой камере, оборудованной в помещении комендатуры Лубянки, умирали и видные чекисты того времени. Совсем тихо от "сердечного приступа" скончался руководитель ОГПУ - НКВД СССР товарищ Менжинский после посещения его на даче семейной парой Генриха Ягоды (его жена Ида Авербах была не только племянницей Якова Свердлова, но и еще замечательным специалистом в области фармацевтики). В то время травить народ было модно. Так, по слухам, Лаврентий Павлович Берия отравил своего близкого друга Нестора Лакобу, являвшегося на тот момент партийным руководителем Абхазии. По показаниям свидетелей и участников преступлений, "Лаборатория Х" находилась в помещении комендатуры Лубянки, расположенной в Варсонофьевском переулке по соседству с центральным комплексом зданий на Лубянке. Я не удивлюсь, если подземный ход, соединяющий комендатуру с другими зданиями комплекса на Лубянке, до сих пор функционирует, а старая газовая камера переоборудована под какие-нибудь совершенно другие нужды. Сама лаборатория подчинялась только наркому внутренних дел. Вот что в своей книге "Спецоперации" рассказал один из наиболее посвященных в эти дела людей - Павел Судоплатов: "Спецблок внутренней тюрьмы скорее напоминал гостиницу. Помещения, в которых содержались заключенные, можно было назвать камерами лишь условно: высокие потолки, нормальная мебель. Еду приносили из столовой и ресторана НКВД, по качеству она, конечно, сильно отличалась от тюремной. Однако место это при Сталине было зловещим. В этом здании находилась комендатура НКВД - МГБ, где в 1937-1950 гг. приводились в исполнение приговоры в отношении лиц, осужденных к смертной казни, а также тех, кого правительство считало необходимым ликвидировать в особом, то есть несудебном, порядке.

В Варсонофьевском переулке, за лубянской тюрьмой, располагалось непосредственно подчиненная министру и комендатуре токсикологическая лаборатория и спецкамера при ней. Токсикологическая лаборатория в официальных документах именовалась "Лабораторией Х". Начальник лаборатории полковник медицинской службы профессор Майрановский занимался исследованиями влияния смертоносных газов и ядов на злокачественные опухоли. Профессора высоко ценили в медицинских кругах". (Еще бы, ведь это именно ему принадлежит мысль убивать раковые клетки с помощью специально подобранных токсинов - сегодня его метод называется "химиотерапия", которая спасла огромное количество людей от верной смерти. Как, впрочем, и открытия немецких военных врачей, проводивших опыты на людях в концентрационных лагерях рейха.)

Параноики пишут нолики...

17 февраля 1938 г. по прямому приказу наркома внутренних дел Николая Ивановича Ежова в лубянском кабинете его заместителя Фриновского уже известный нам врио начальника 2-го спецотдела НКВД Алехин при активной помощи офицера НКВД Заковского и еще нескольких товарищей насильно ввел в кровь при помощи шприца руководителю 7-го отдела ГУГБ НКВД СССР (Иностранный отдел - теперь внешняя разведка) комиссару ГБ 2-го ранга А. Слуцкому смертельную дозу ядовитого вещества, вызвавшего у Слуцкого сердечную недостаточность, в результате чего тот скончался на месте. 23 марта 1938 г. Слуцкий был исключен из списков личного состава НКВД СССР за смертью и похоронен с почестями. Диагноз стандартен, как у любого советского трудоголика, слишком мешавшегося под ногами власть имущих: "Сгорел на работе".

Его младшего брата, занимавшего должность в оперативном отделе ГУЛага НКВД СССР, несколько лет спустя отравили прямо в лубянской столовой на глазах у сотни обедавших чекистов. Он не успел доесть первое блюдо, как замертво рухнул на пол с фиолетовой пеной на губах. Владимир Ильич Ленин в свое время умолял о яде. Ему не дали. Зато его официальной жене Надежде Крупской всыпали по первое число. Вернее, по 27-е. Всем известно, что 26 февраля 1939 г. официальная пресса поздравляла юбиляршу Крупскую с 70-летием, а уже в ночь на 27 февраля она оказалась в Кремлевской больнице с официальным диагнозом - "тромбоз кишечника" - и после проведенной операции в 6 часов 15 минут скончалась. По слухам, причиной смерти Надежды Константиновны Крупской стало отравление тортом, преподнесенным ей от товарища Сталина.

Труп Крупской на скорую руку кремировали, а циничный Сталин на похоронах сам нес урну с прахом ненавистной ему женщины.

А профессор Бехтерев, приехавший в Москву из Ленинграда на съезд психиатров и согласившийся осмотреть товарища Сталина? Он принял точно такую же смерть, как и Крупская. Только было это не в 1939 г., а 12 годами раньше. Он скончался в муках и рвотных спазмах в тот же вечер после осмотра "великого пациента" и своего необдуманно заявленного вслух диагноза: "паранойя". В Большом театре вместе с тогда еще совсем молодым товарищем Берия Бехтерев в антракте попил чаю и скушал одно- единственное пирожное... Смерть наступила к утру, его тело, не вывозя из квартиры, вскрыли, изъяв мозг. А останки в этот же день отправили на кремацию.

Максим Горький тоже получил от Сталина подарок - огромную коробку шоколадных конфет. 15 июня 1936 г. - недомогание, а 18-го - уже смерть. Вот что писала об этом центральная пресса тех лет: "Смерть А. М. Горького последовала в связи с острым воспалительным процессом в нижней доле левого легкого, повлекшим за собой... паралич сердца". Горький скончался в Горках, как и Ленин. Через два года после его смерти врачи Кремлевского лечсануправления Левин и Плетнев на суде дадут показания, что специально, по указке наркома внутренних дел Генриха Ягоды, лечили Горького так, чтобы тот быстрее умер. Профессора Левина расстреляли. Зато Плетнев, не принимавший прямого участия в умерщвлении Алексея Пешкова и получивший за это 25 лет с отбытием срока в Воркуте, в приватной беседе с находившейся в заключении немецкой революционеркой Б. Герланд сообщил ей, что смерть Горького могла наступить только от конфет, которые Алексею Максимовичу подарил тов. Сталин.

Кремлевский синдром

18 февраля 1937 г. в 17 часов 30 минут при невыясненных обстоятельствах скончался Серго Орджоникидзе. Официальная версия - стенокардия (грудная жаба). По слухам же, через черный ход вошел человек и капнул яд в ухо спящему Серго. А почему бы и нет? Сталин никому ничего не прощал, а уж тем более не собирался прощать Серго, который в этот день, разъяренный арестами своих близких родственников, в порыве гнева схватил его за грудки и борцовским приемом бросил на пол. В июне 1937 г. скоропостижно умирает вечная соперница Крупской Мария Ульянова - младшая сестра Ленина. Злые языки поговаривали, что это месть Надежды Константиновны. Но мы-то теперь знаем, что это с ней рассчитались за слишком длинный язык. Павел Аллилуев, родной брат погибшей при невыясненных обстоятельствах в 1932 г. второй жены Сталина Надежды Аллилуевой (ее нашли застреленной в кремлевской квартире Сталина), 2 ноября 1938 г. умирает от сердечного приступа чуть ли не у себя в кабинете. Его тело еще 20 минут агонизировало после того, как его доставили в Кремлевскую больницу. Причина? Недавняя ссора со Сталиным.

А еще были Куйбышев, скончавшийся в 1935 г. от внезапного склероза сердца, Дзержинский, Томский, Щербаков, С. Каменев и еще сотни других заклятых товарищей по партии. Но самое главное, что не избежал этой смерти даже сам Сталин! По одной из версий, его отравил охранник Хрусталев. По другой - одна из любовниц Берии, работавшая в НКВД. Но даже ради вождя не стали искать нетрадиционный вид смерти, обойдясь стандартным диагнозом.

Всех их, кроме Сталина, сожгли в печах крематория Донского монастыря. Оставшийся после них прах перемешали с прахом сожженных тел врагов, умиротворив их и примирив друг с другом на молекулярном уровне.

P. S. Павел Судоплатов: "Проверка, проведенная еще при Сталине после ареста Майрановского, а затем и при Хрущеве в 1960 г., в целях антисталинских разоблачений, показала, что Майрановский и сотрудники его группы привлекались для приведения в исполнение смертных приговоров и ликвидации неугодных лиц по прямому решению правительства в 1937-1947 гг. и в 1950 г., используя для этого яды. Мне известно, что подобного рода акции осуществлялись нашей разведкой за рубежом также и в 60-70-е годы".

Об этом рассказал в своей книге и живущий сейчас в США генерал-майор КГБ Олег Калугин.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно