Примерное время чтения: 6 минут
204

Как мы купили себе шпионов

В ПОСЛЕДНИЕ годы в России работали и работают 11-15 тыс. иностранных советников, получающих от 1 до 50 тыс. долларов за услугу. Однако, как нам стало известно, занимаются они не одними только "советами".

В конце 1992 года в одном из серых зданий бывших советских министерств, на маленьком островке между Старой и Новой площадями, где полно таких неотличимых друг от друга серых советских министерств, собрались "инициативники" (так их называют спецслужбы). С западной стороны был представлен мистер Джонатан Хей, профессор Гарвардского института международного развития, возглавлявший группу иностранных советников в Госкомимуществе России. С нашей - активность проявляли Руслан Орехов, бывший в то время заместителем начальника Главного государственно-правового управления Президента РФ, заместитель председателя Госкомимущества Дмитрий Васильев (тот самый, который потом возглавлял Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг, а теперь является председателем Координационного совета по защите прав инвесторов) и эксперт Госкомимущества Максим Бойко. Он потом еще написал один из бестселлеров по приватизации. Собрались они, подумали и весной 1993 года (как теперь выясняется, больше неправдами, чем правдами) зарегистрировали общественно-государственный фонд "Российский центр приватизации". В состав учредителей вошли Центр эффективности при Лондонской школе экономики, Стокгольмский институт восточноевропейских экономических исследований, Гарвардский институт международного развития и некоторые наши министерства.

Генеральным директором центра стал Максим Бойко. На всех руководящих должностях - от первого заместителя генерального директора, финансового директора, финансового контролера до начальников отделов - расселись иностранные граждане - всего 24 человека. Ни у кого из них не было никаких контрактов ни с одним российским учреждением. Зато все они имели договора с иностранными организациями, Международным банком реконструкции и развития, Гарвардским институтом международного развития, Немецким обществом технического сотрудничества и т. д. и т. п.

А дальше из-за границы на счета центра начала поступать зеленая валюта.

Достойны американского доверия

"...Российский центр приватизации, - говорилось в докладе американских аудиторов, - стал первой российской организацией, успешно продемонстрировавшей должную компетентность, необходимую для того, чтобы получить прямое финансирование американского правительства".

Первый год деньги в центр приходили из Агентства международного развития США. Агентство выделило почти 12 млн. полновесных долларов. С 1995 года через центр пошли уже совсем наши с вами деньги - займы Международного и Европейского банков реконструкции и развития (МБРР и ЕБРР). Все под гарантии правительства (то есть возвращать их нам, налогоплательщикам). На сегодняшний день 133,8 млн. долларов. Причем три четверти этих средств перекидывались прямо на Западе со счета на счет.

Россия брала на себя государственные обязательства: во-первых, эти деньги тратить строго на услуги консультантов (которых подберут ей те, кто дает деньги) и на офисное оборудование для них. Во-вторых, "принимать меры (включая предоставление средств, объектов, услуг и ресурсов) для того, чтобы они могли выполнять свои обязательства на нашей территории" и " не принимать самой и не допускать совершения другими действий, которые могли бы помешать или воспрепятствовать выполнению таких обязательств".

Что же они делали?

Деньги за ваучеры

Официально центр должен был разрабатывать различные программы приватизации. В частности, он заказал Гознаку изготовление приватизационных чеков. Сохранилось даже платежное поручение на полтора миллиарда рублей. На запрос Счетной палаты РФ Московская типография Гознака получение денег по договору N 48 в мае 1995 года не подтвердила. Где они теперь, эти 300 тысяч долларов? В какие ваучеры вложены?

Счетная палата пишет: "Проекты чаще всего прямого отношения к реальным проблемам российской приватизации не имели". Например, более 4 млн. долларов было заплачено иностранным консультантам за разработку схем по продаже акций РАО "ЕЭС России" и "Связьинвест". Деньги отдали, а рекомендациями не воспользовались. Напоминаем тем, кто не помнит. Первая попытка продать акции "Связьинвеста" (как раз по той самой методике, которую предложили иностранцы) закончилась провалом. Итальянцы - победители конкурса - подписать договор купли-продажи отказались. Второй раз акции "Связьинвеста" продавались по-своему - на денежном аукционе.

Наши чиновники не трудились оформлять право государственной собственности ни на результаты исследований, проведенных по заказу центра, ни даже на оборудование, на эти деньги купленное.

А тогда кому же все это было нужно?

Итс нессесери фор эврибади

Один из самых масштабных проектов центра - идея на 4 млн. долларов, - это программа под названием "ТАМ" - разработка реформы системы управления предприятиями. С нашей стороны никто такую разработку не заказывал. Это была инициатива ЕБРР. Исполнители - тоже его.

"В готовых разработках, - говорит аудитор Счетной палаты Вениамин Соколов, - ничего интересного не было - все схемы типовые, из учебников. Интереснее другое: в краткое описание программы "ТАМ" был включен пункт, который создавал возможность для ЕБРР бесплатно пользоваться информацией о предприятиях, которые являлись объектами программы "ТАМ".

И это не только "ТАМ". Практически все соглашения и проекты, которые заключал с Россией центр, давали иностранцам возможность получать информацию о финансовом и хозяйственном состоянии различных объектов российской промышленности и даже сведения о зарубежной собственности Российской Федерации.

Вашему вниманию предлагается список объектов, на которых поработали иностранные аудиторы. РАО "Газпром", РАО "ЕЭС России", АО "Росуголь", АО "Роснефть", АО "Росгосстрах", АО "Международный аэропорт "Шереметьево", АО "Аэрофлот - российские международные авиалинии", АО "Совкомфлот" (весь российский флот за рубежом). За эту работу мы с вами заплатили им более 3 млн. долларов. Мингосимущество их отчеты обо всех проверках в работе никак не использовало. Более того, согласно договору отчеты должны были быть подготовлены исключительно на английском языке. И, как правило, без перевода на русский. Как и большинство контрактов, технических заданий и отчетов к ним, которые заказывал центр.

Час расплаты

Счетная палата недавно проверила РЦП. Материалы передали в прокуратуру, где эта проверка влилась "в рамки проверки, уже проводимой по аналогичным нарушениям" в этом фонде. Одно уголовное дело уже заведено. Прокурор Центрального административного округа г. Москвы Александр Буксман считает, что выводы Счетной палаты во многом подтвердились. И очень надеется, что после завершения проверки будут еще уголовные дела.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно