61

Очередной загул творческой интеллигенции

"О, как мне повезло!" - ошалело приговаривал ставропольский колхозник, оглядывая анапский пляж. И вовсе не прекрасные девушки произвели на него такое впечатление, а пожилые грузные мужчины. Но какие! Сплошь подлинно народные артисты: Сергей Юрский, Лев Дуров, Юрий Яковлев, Василий Лановой. Да еще Эльдар Рязанов, Ираклий Квирикадзе, Зураб Соткилава, Святослав Бэлза. В Анапе проходил Открытый фестиваль кино стран СНГ и Балтии "Киношок", девятый по счету. Оставим фильмы кинокритикам, а сами займемся жизнью - той бурной жизнью, которой жил фестиваль.

Климат фестиваля.

Одно слово - жаркий! Когда грузинский актер Кахи Кавсадзе (он же - злодей Абдулла из "Белого солнца пустыни") целовался-обнимался с литовскими актрисами, на глаза зрителей наворачивались слезы умиления. Хоть где-то жив интернационализм!

Впечатление от фестиваля.

Море встретило штормом, а публика - шквалом. Аплодисментов, конечно же. Каннской лестницы не было, зато были парк и широкая дорога к летней эстраде. Анапчане хлопали и свистели, в общем, очень радовались. Местные девушки даже умудрились проникнуть на церемонию открытия - по большому блату или за большие деньги. Одеты они были роскошнее, чем звезды.

В санатории, где поселились участники фестиваля, артистов просто изнасиловали автографами. Особенно неистовствовали пионеры. "Эта, смори! То ли Хазанов, то ли Рязанов!" - гикнул мальчик, завидев Виктора Мережко. И гудящим роем дети набросились на сценариста. На пляже здоровенные ряженые негры позировали за 20 рублей. Актеров же отдыхающие брали бесплатно и оптом. Фотографировались беззастенчиво: подбегали, прислонялись, как к картонной фигуре, и неслись к следующей жертве.

Секс-символ (мужчина).

В этой номинации все непросто. С одной стороны, президент фестиваля Виктор Мережко поигрывал мускулами и поблескивал очками. С другой - Борис Хмельницкий встряхивал роскошной шевелюрой. А с третьей - Ивар Калниньш пел на латышском про любовь, и дамы бальзаковского возраста томно вздыхали. Но в приватной беседе Калниньш признался, что устал от репутации красавчика: "Надоело! Хочется выпить водочки, расслабиться". Так что секс-символом всех времен и народов остался Василий Лановой. Да, немолод. Зато подтянутый, с орлиным взором и обволакивающим голосом - парень хоть куда!

Секс-символ (женщина).

На фестивале было много очаровательных актрис - Ирина Розанова, Марина Яковлева, Ирина Малышева и др., и др. Но победительница одна - Клара Лучко. Отпраздновав 75-летие, она все молодеет. Когда Лучко вышла на сцену, казаки восхищенно зааплодировали. А один журналист сказал: "Как у нее глаза горят! Жаль, что я с ней раньше не познакомился".

Жаворонки фестиваля.

Это Сергей Юрский и Валентина Теличкина. Юрский каждый день спозаранку героически купался, несмотря на сильный ветер. А Теличкина делала зарядку один раз - но как! Случайные наблюдатели решили, что сошли с ума: актриса прогуливалась по крыше столовой, делая спортивные движения. Видимо, забралась ближе к солнцу.

Гулены фестиваля.

Ирина Розанова, хотя и жила в другом пансионате, не пропускала ни одного вечернего заседания: все время произносила тосты, речи и даже пела частушки. Цензурные. Компания была отборная: Эльдар Рязанов со своей женой, Вадим Абдрашитов - со своей, Лидия Федосеева-Шукшина, Ия Нинидзе. Командовал застольем Зураб Соткилава, который руководил еще и жюри фестиваля. Победитель в мужской подгруппе - Юрий Яковлев - был менее разборчив в связях. Он охотно откликался на любое приглашение. Народного артиста Советского Союза можно было увидеть даже в компании местных "крутых" и их дам.

Лучшее лекарство фестиваля.

Как сообщила экскурсовод, в прошлом веке на Черноморье напала холера. И ее стали лечить вином. Неизвестно, насколько оно помогло от холеры, но настроение у оставшихся в живых резко улучшилось. На "Киношоке" лекарство принимали обильно: недаром приз фестиваля "Золотую лозу" шутники переименовали в "Золотую дозу". Когда делегацию привезли на дегустацию, работница винзавода сообщила: "Вот тут у нас цеха, тут склады. Но вам же надо побыстрее, поэтому пойдемте сразу в подвал - к цистернам". В цистернах томилась французская аристократия: "Мария Антуанетта", "Графиня де Монсоро", "Мария Медичи" - почему-то так экзотично анапские производители называют свои вина.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно