Примерное время чтения: 7 минут
97

Разборки с журналистами в редакции "АиФ"

В ПРОШЛЫЕ выходные, вместо привычного в уикенд затишья, жизнь в здании "АиФ" на Мясницкой улице бурлила и клокотала. Охрана и технический персонал хватались за головы, представляя, чем грозит вавилонское столпотворение роскошному особняку XVIII века и его с таким трудом восстановленному убранству. Забредшие на работу журналисты в растерянности наблюдали обилие деловито сновавших туда-сюда незнакомых людей. Когда на одном из подъездов рабочий начал приколачивать вывеску с названием другой газеты, кто-то из прохожих с болью в голосе констатировал: "Ну вот, какая хорошая газета была "Аргументы и факты"... Закрыли. Наверное, за то, что правду писали...". Группа сочувствующих независимому еженедельнику тем временем продолжала расти, и каждый предлагал свою версию закрытия "АиФ".

Но все вопросы отпали сами собой, когда последовала команда: "Тишина на съемочной площадке!" Суета мгновенно прекратилась. "Сцена на улице, дубль первый".

В "АиФ" снимают кино

ПО БОЛЬШОМУ секрету корреспонденту "АиФ" рассказали о сценарии Марины Мареевой, реализовать который по заказу ТВЦ взялась студия им. С. Бондарчука концерна "Мосфильм", продюсер Екатерина Маскина и режиссер Эльер Ишмухамедов. История начинается со смерти талантливого художника, который, как выяснилось, оставил после себя не только бесценные произведения искусства, но и множество наследников. В борьбе за картины мастера они с головой окунаются в бурлящий котел человеческих страстей. Здесь и родственники бывшей жены, и даже любовница, дети которой тоже имеют право претендовать на наследие мастера. Зависть и благородство, ненависть и любовь, пылкие чувства и холодный расчет, слитые в одну гремучую смесь, толкают героев фильма порой на совершенно необъяснимые поступки. В постановке заняты Татьяна Окуневская, Ирина Скобцева, Александр Балуев, Марианна Вертинская, Тамара Акулова, Владимир Ильин, Вера Глаголева, Лариса Гузеева, Анатолий Лободский и Валерий Гаркалин.

Несмотря на то что сцена "в редакции", которую снимали в "АиФ", - не первая по сюжету, это было самое начало работы и первый съемочный день.

Марианна ВЕРТИНСКАЯ:

- Как и положено по старой традиции, мы перед началом съемок разбили на счастье тарелку и каждый из актеров взял себе по кусочку. Надеюсь, это принесет удачу не только нам, но и вам, журналистам "Аргументов и фактов".

Почему "АиФ"? Директор картины Майа Кантор рассказывает, что, когда они вместе с режиссером только подыскивали площадки для съемок и ехали смотреть одну квартиру в центре Москвы, кто-то увидел логотип "Аргументов и фактов" на приятном с виду особняке на Мясницкой улице. Посовещавшись, они притормозили, зашли внутрь и... "Это то, что нужно!" - сказал Эльер.

Эльер ИШМУХАМЕДОВ:

- У вас очень хорошая фактура, прекрасные залы. Вы все отреставрировали за собственные деньги? Невероятно... Очень красиво. Мы просто получаем удовольствие. Чудно. Великолепно. Нам здесь все нравится".

По сюжету, одна из "конкурирующих группировок" заказывает продажному и беспринципному писаке (Валерий Гаркалин) из газеты "Планета новостей" клеветнический материал на жену и дочь художника (соответственно Марианна Вертинская и Вера Глаголева). Грязные домыслы, опубликованные в газете за подписью Влады Зарывайло, настолько возмущают двух женщин, особенно героиню Глаголевой, что они едут в редакцию.

Вера ГЛАГОЛЕВА:

- Вы из "АиФ"? А вы знаете, что я хотела судиться с вашей редакцией? В одном из номеров "АиФ. СВ" было опубликовано интервью, которое журналист не привез мне на визу. Но самое главное, вы подобрали к материалу просто ужасную фотографию. Я звонила вашему главному редактору, но он был в отпуске, а найти выпускающего редактора мне не захотели. Я была настолько зла на вас, что действительно хотела идти в суд. Но "перегорела". И теперь съемки проходят именно в вашей редакции. Это забавная случайность. Никто в съемочной группе про эту историю не знал".

(Мы в "АиФ", честно признаться, совершенно забыли про эту историю. Фотография действительно была не самой удачной, однако все знают, насколько мила и очаровательна Вера Глаголева на самом деле. И сейчас фотографии еще раз это подтверждают.)

Оказывается, что Влада Зарывайло - на самом деле Влад, подлый человек с "хитрыми глазами и шарфиком вокруг шеи". Перед сценой, в которой Вера Глаголева должна таскать Гаркалина за этот шарфик, мы вместе с фотографом Сергеем Хальзовым даже немного струхнули: не нахлынут ли на актрису воспоминания о давних обидах на журналистов и не забудет ли Глаголева о том, что Гаркалин - не настоящий журналист? Ведь по сюжету ей еще нужно выпытать у него, кто заказал замарать честное имя двух женщин. Но все обошлось. Гаркалин не пострадал, хотя Зарывайло очень хотелось подвесить за тот самый шарфик на первой же люстре. Оказывается, за "чернуху" в статье ему заплатили 300 долларов. Героиня Глаголевой предложила 350, чтобы он открыл ей, кто сделал заказ. Так тот еще, бессовестный человек, начал торговаться - запросил 400.

Валерий ГАРКАЛИН:

- Роль в этом фильме у меня не очень большая, но она имеет огромное значение для всей картины. Я соглашаюсь на небольшие роли, если они дают возможность почувствовать себя органичной частью одного замысла, частью целого. В этой картине я играю подловатого человека, "нищего духом", как сказано в Библии, слабого, скудного. Однако зло, по-моему, всегда скрыто под маской обаяния, и мой герой тоже по-своему обаятелен.

- Как часто вам в последнее время приходится играть нехороших людей?

- Дайте подумать... Да, положительных героев в "чистом" виде давно не было.

- Не боитесь, что, играя "обаятельное зло", можете проникнуться этим обаянием?

- Нет, скорее наоборот, дистанция увеличивается. В этом смысле чем дальше в личном плане стоишь от образа, тем он более объемен для тебя, более ясен. Как говорят, лицом к лицу лица не видно.

Мы - не в претензии

ПОСЛЕ такой бурной субботы нашим охранникам положено еще как минимум три дополнительных выходных. Шутка ли, почти 50 человек съемочной группы и массовки, которые с раннего утра оккупировали все здание - не добрались разве что до подвала и до чердака. Команду "отбой" режиссер дал лишь ближе к 12 часам ночи.

То, что творилось в этот день в редакции, начальник смены охранников Сергей Федорович, человек военный, охарактеризовал коротко: "Бардак!"

Некоторая неряшливость, характерная киносъемкам вообще (аппаратура, провода, камеры, осветительные приборы и люди, которые со всем этим носятся из угла в угол), усугублялась, по мнению нашего Федорыча, невероятным пристрастием киношников к кофе и сигаретам: "Да они же каждые 15 минут кофе бегали себе делать! Все свободные розетки заняли. Чуть к главному редактору в поисках места для чайника не забрели. А курят!.. Сам же знаешь, у нас только в специальных местах дымят. Приходилось одергивать. А что? Даже Марианну Вертинскую попросил не курить там, где нельзя. Очень положительная актриса: извинилась и потушила сигарету".

В понедельник, когда сотрудники редакции вышли на работу, они удивленно смотрели друг на друга, как в сказке "Маша и медведи": "Кто включил мой компьютер?" - вопрошала специалист по модным тусовкам Юлия Шигарева. "Не знаете, кто курил у меня за столом?" - вежливо интересовался интеллигентный Виталий Цепляев из отдела политики. "Да что - курил, у меня вообще кто-то стол передвинул из одного угла в другой!" - голосил еще кто-то. Но больше всех был возмущен Сергей Осипов, на рабочем месте которого и снимали объяснение героев Глаголевой и Гаркалина: "Кто-нибудь знает, что здесь, черт возьми, произошло?" Что ж, искусство, как известно, требует жертв.

Немного поворчав, все в конце концов успокоились и сошлись во мнении, что, несмотря на небольшие неудобства, нам очень даже приятно, что теперь по ТВ покажут наши родные аифовские пенаты...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно