Примерное время чтения: 5 минут
263

13-кратный индеец Гойко Митич

Он назначает встречу у Бранденбургских ворот. Возле памятника советскому танку - одному из последних символов советского военного присутствия в ГДР. Он - последний из могикан - югославский киноактер Гойко Митич.

ЕГО ИМЯ было символом кино 70-х. Поколения мальчишек с замиранием сердца десятки раз смотрели и пересматривали фильмы с его участием: "Верная Рука - друг индейцев", "Чингачгук - Большой Змей", "Сыновья Большой Медведицы". Еще до существования в массовом сознании Сильвестра Сталлоне и Арнольда Шварценеггера черноволосый красавец-атлет Гойко с обязательной красной ленточкой на лбу строго смотрел на зрителей с плакатов "Союзэкспортфильма". На многие годы он стал кумиром миллионов простых зрителей, и знаменитый режиссер Валерий Тодоровский назвал его любимым актером, а певец Валерий Меладзе изобразил на своем плече татуировку с героем одного из его фильмов.

Несмотря на свои 60 лет, Гойко, который живет в Берлине, по-прежнему активно снимается в кино и играет в театре. В бейсбольной кепочке и джинсах он кажется своим в доску и говорит о себе, что он "злой серб".

- Я родился недалеко от города Лесковац, после школы поехал в Белград поступать в институт физкультуры. Я никогда не хотел быть актером, хотя судьба повернулась таким образом, что сниматься я начал еще студентом, чтобы заработать немного карманных денег.

Отличный наездник и прекрасный спортсмен, Гойко через некоторое время попал в поле зрения восточногерманских кинематографистов, приехавших в Югославию для натурных съемок индейского фильма по роману Карла Мая. Имя этого немецкого писателя священно для каждого немца, хоть немного увлекающегося индейской культурой. Никогда не бывавший в Северной Америке Май в своих романах блестяще воссоздал индейский быт и культуру, хотя многие годы не покидал тюремной камеры, где отбывал срок за мошенничество.

- В мальчишеском возрасте я часто смотрел американские фильмы об индейцах, где они всегда были показаны плохими. Поэтому во время детских игр я никогда не хотел быть индейцем.

За тридцать пять лет жизни в Германии Гойко снялся в 13 "индейских фильмах" восточногерманской студии "ДЕФА", вошедших в сокровищницу европейского и мирового кинематографа. Они, несмотря на прошедшие десятилетия, ничуть не устарели из-за пропагандируемых в них вечных ценностей, и Гойко сам не отказывается от них: "Я всегда верил в индейское братство".

Свою лепту в создание этих лент внесли и некоторые республики бывшего Советского Союза - именно на территории Грузии, Узбекистана и Северного Кавказа были сняты "настоящие индейские прерии".

Сегодня Гойко знает об индейцах все и даже возит в своем "Мерседесе" головной убор индейского вождя, в котором его принимали как дорогого гостя в индейских резервациях в Сиэтле, куда он приезжал несколько лет назад с показом своих фильмов.

- Прямо в аэропорту ко мне подошел местный вождь и со словами "Брат мой!" обнял меня. Мне вручили индейский амулет, а я подарил им коробку хорошего табаку и рассказал историю о том, как табак был привезен Колумбом из Америки, а теперь возвращается на свою историческую родину. А табак для индейцев - это святыня. Они были растроганы и приняли меня в свое племя, так что я теперь могу считать себя настоящим индейцем...

В отличие от многих своих коллег он по-прежнему востребован и играет в кино, правда, в основном в полицейских сериалах, где ему из-за экзотической внешности поручают роли итальянских мафиози. Кажется, что Гойко до сих пор еще живет в мире прерий и скальпов и, приняв пальму первенства из рук своего коллеги - западногерманского актера Пьера Бриса, играет вождя Виннету на ежегодном фестивале Карла Мая в Бад-Затеберге.

- Это театр под открытым небом. Сюда приходят и родители, и бабушки с внуками. Для детей это большое событие, да и взрослые возвращаются в детство. Когда ты видишь детские глаза и они обещают тебе приехать еще раз, ты получаешь подтверждение тому, что действительно дал им какое-то фантастическое чувство.

Он говорит, что ему "нравится Путин" - так как он говорит по-немецки с восточногерманским акцентом и с болью говорит о войне в Югославии.

- Когда я узнал о начале боевых действий, то просто заболел, - рассказывает Гойко, вспоминая, как "война приблизила смерть". - Я хотел поехать на похороны своей мамы, но брат сказал мне по телефону: "Пойдешь пешком? Самолеты не летают, мосты разрушены". Только через годы я смог попрощаться с мамой на ее могиле.

Ставший киноиконой для многих россиян, Гойко Митич, как и два других его соотечественника - режиссер Эмир Кустурица и композитор Горан Брегович, - мечтает снова приехать в Россию. Он обещает прибыть в оперении индейского вождя и верхом на белом коне.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно