113

Шоу отца, сына и святого духа

Люди в субботу обычно отдыхают. Политики в субботу проводят съезды. Но ошибается тот, кто считает партийные сборища занятием нудным и скучным. Например, корреспондент "АиФ. СВ" Виталий ЦЕПЛЯЕВ от души позабавился, побывав на недавнем съезде Либерально-демократической партии Жириновского.

12.00

Москва, Пушкинская площадь. За час до открытия XII съезда ЛДПР его участники строятся в колонну и бодро выруливают на Тверскую. Бодро - потому что холодно, ветрено и моросит дождь, а до места проведения съезда топать километра два.

Впереди - девушки-барабанщицы. За ними - духовой оркестр. Музыканты то и дело переворачивают свои трубы, выливая накопившуюся небесную влагу на асфальт. Жириновский вышагивает позади оркестра, без зонта, в черной фирменной "жириновке", и на ходу раздает интервью.

- Владимир Вольфович, погода не мешает?

- Не мешает! Все нормально! Так всегда в России - то холодно, то жарко. Дождь лучше, чем жара. И впереди более светлые, лучшие времена. Было что-то плохо при царе, при коммунистах, но сейчас все ошибки учтены, поэтому самая интересная жизнь в нашей стране. Даже те, кто уехал, вернутся. Гусинский мучается там, Березовский. Им скучно там, скучно! В этой богатой сытой Европе!

За вожаком вперемежку с охранниками идет цвет ЛДПР - человек 20 депутатов и активистов. Из всего цвета в лицо узнаваем только депутат Митрофанов. В плаще, очках и широкополой шляпе он похож на Берия. Крайним слева в головной шеренге идет упитанный священник с багровой физиономией и большим золотым крестом.

12.15

Колонна растягивается метров на 400. Периодически раздается нестройное "ура-а-а!" Идущие лузгают семечки и курят. Мимо проезжают автобусы с туристами. Жириновский машет рукой седоволосым американским бабушкам. Бабушки непонимающе таращат глаза.

На обочине стоит пьяненький, заросший, с кровавыми подтеками на лице бомж. Весь трясется от холода.

- Что вы думаете об ЛДПР? - ради прикола спрашиваю его.

- Это хорошая организация. Она очень много помогает бездомным, - неожиданно политкорректно отвечает бомж.

Замыкают шествие бородатые дядечки и тетечки в платочках. Несут черно-желтые знамена и большой плакат: "Папа, где ты был, когда Запад разбомбил Белград?!" Но нет, это не последователи Павлика Морозова. Это Союз православных граждан, присоединившихся к Жириновскому, потому что он тоже не любит Римского Папу.

12. 30

Противный пронизывающий ветер встречает колонну у Дома союзов. Пришедшие пытаются протиснуться вслед за вождем в узкий подъезд, возникает давка. "Товарищи, не торопитесь, сейчас все войдем!" - кричит мужик с мегафоном. Знаменосцы торопливо скручивают сине-желтые флаги ЛДПР.

13.10

В Колонном зале пахнет духами и потом. Шуршат партийные газеты, жужжат любительские мыльницы. Обстановка напоминает театр перед премьерой. Словно в ожидании заезжего тенора, публика толпится в проходах, спешит занять места получше. Опоздавшие забираются на балкон.

Сидящие сзади меня обсуждают насущный вопрос.

- Попробовали на вынос - оказывается, стоит таких денег, что дешевле на месте. Дождевые 100 грамм.

- А помните, на съезде перед выборами давали с собой.

- Да... Как думаете, доживем до выборов?

- Доживем! Раз сегодня вышли и месили эту грязь, значит, доживем.

Вдруг все вокруг стали вставать. Мои соседи встрепенулись.

- Что, кто-то умер? Минута молчания? А-а-а! Ждут этого... Вождя!

13.23

Входит вождь и под аплодисменты открывает съезд. Звучит гимн. Краснолицый батюшка громогласно затягивает: "Многие лета! Мно-о-о-гие ле-е-е-та-а..." Осеняет президиум и зал крестным знамением. Все садятся.

Слово берет Жириновский. Берет с ходу, без бумажки.

- Мы шли сквозь пургу и жару. И сегодня майский дождь тоже взбодрил нас. Препятствия необходимы и человеку и партии.

Тему политики Жириновский развивает через призму филологии.

- Парламент - это по-английски "говорильня". Лучше Дума. Надо назвать по-русски все должности. Председатель - это впереди сидящий. Руководитель - руками водит (на этом месте оратор для убедительности поводил руками). Премьер - это не наше. Лучше говорить первый министр, как было в сказках у королей.

Тут вождь переходит к экономике.

- Почему у нас барахлит экономика? Потому что наши граждане не могут передвигаться!..

Но представить себе 150 млн. инвалидов на костылях я не успеваю.

- ...Человек вынужден и работу, и жену искать там, где он живет. Поэтому и нелюбимая работа, и нелюбимая жена. А надо так. Живет, например, человек в Ростове. Нет работы. Значит, ему агент находит работу в Хабаровске. Он продает квартиру в Ростове, покупает в Хабаровске и работает. Но в Хабаровске нет жены! Человек находит на курорте женщину из Анапы. Агент находит ему работу в Анапе, человек продает квартиру в Хабаровске и покупает в Анапе. Вот так!

Вскоре вождь обращается к внешней политике.

- Страшен русский медведь в гневе! Если мы начнем возбуждаться, он покажет свою силу! Пусть американцы создают свою ПРО. Мы смажем наконечники русских ракет другим материалом, который их лазер не воспринимает. И все русские ракеты упадут в Америке! (Смех в зале, бурные аплодисменты.)

"Остапа понесло", - вспоминаю я классиков. "Остап" вытирает платочком вспотевший лоб и несется дальше.

- Нам предлагают гамбургеры, когда у нас есть свои пирожки. Предлагают жвачку, без которой можно обойтись. Поэтому мы будем разоблачать эту политику!..

14.35

Пламенная речь окончена. Публика ерзает на стульях, озирается по сторонам. Доклад мандатной комиссии (сколько членов откуда приехало) почти не слушают. Самое интересное на съезде уже сказано.

Спрашиваю о впечатлениях сидящего слева от меня старичка-делегата. Но старичок, оказывается, такой же делегат, как и я. Его, жителя подмосковного Зарайска, привезли сюда вместе с другими пенсионерами на "Икарусе". Обещали заплатить то ли по 50, то ли по 100 рублей за участие в массовке.

15.10

Объявляют перерыв. Жириновский отечески напутствует:

- Отдохните, пообедайте, погуляйте, потусуйтесь! Обменяйтесь телефонами! А я здесь до упора. Можете подходить. Но лучше завтра.

Делегаты разбиваются на три группы. Первая устремляется в буфет. Но плотно пообедать удается немногим - цены в буфете кусаются. Бутерброд с колбасой - 25 руб., с рыбой - 35, порция салата - 45, бокал шампанского - 50.

Те, кто уже перекусил или еще не проголодался, фотографируются на память. В роли фона популярен плакат с Жириновским. Подпись на плакате: "Вы устали от лжи? Я вас не обману!" Очень напоминает призыв на значках торговцев гербалайфом: "Хотите похудеть? Спросите меня как". Но народу нравится.

Особо шустрые партийцы проникают в закрытую для простых смертных комнату президиума, чтобы увидеть живого Жириновского. Притворяюсь шустрым партийцем и оказываюсь в полутемном зале. В центре внимания стоит Сам - без пиджака, в синей рубашке. Рядом прохаживается, перекатывая во рту жвачку, сын вождя - Игорь Лебедев, председатель фракции ЛДПР. С обоими (но с отцом, конечно, охотнее) все норовят сфотографироваться. У обоих берут автографы. "Ну все, все, хватит", - кокетливо отбивается вождь, но тут же дает очередную порцию автографов. Многие подставляют для росчерка паспорт или партбилет. Теперь будут носить Высочайшую Закорючку у самого сердца.

По телевизору показывают запись какого-то интервью Жириновского. Я ловлю себя на мысли, что Жириновских в зале три - Жириновский-Отец, Жириновский-Сын и Жириновский-Виртуальный образ. Или - Святой Дух.

Все становится понятно. ЛДПР - это такая религия. С крестными ходами - маршами активистов, панихидами - съездами, тайнами церковной - партийной кассы.

Многие лета, Владимир Вольфович! Аминь...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно