Примерное время чтения: 8 минут
166

ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА КОМПОЗИТОРА

Классические истории любви типа "пришла-увидела-полюбила-поженились" случаются не только в сказках. Просто надо знать, в какое место идти и на что смотреть. Лана Паулс своего потенциального супруга впервые увидела... со спины. Да еще и в полутьме концертного зала.

ЖЕРТВА СТРЕЛЬЦА

ПОТОМ она будет рассказывать об этом с юмором, а тогда, в первую встречу, было совсем не до смеха. Было сладко в душе и страшновато от собственной уверенности. "А с чего это вы, девушка, решили, что сидящий на сцене молодой композитор непременно станет вашим мужем? Он вас и в глаза-то еще не видел - он кроме своего рояля и нотных тетрадей вообще мало на что внимание обращает", - навязчиво зудел прямо в ухо беспардонный внутренний голос. А Лана этому голосу так же беспардонно отвечала: "Я, между прочим, по гороскопу Стрелец. Если цель наметила - не промахнусь".

- Это была любовь не то что с первого взгляда - с первого звука. Я жила в Одессе - я ведь одесситка, училась в институте, а Паулс приехал к нам в город на гастроли. И один мой (как впоследствии оказалось, общий с Паулсом) знакомый потащил меня на концерт. "Ты не знаешь, что теряешь", - уговаривал он меня сбежать с лекции. Уговорил. Мы, естественно, опоздали, концерт уже начался. В зале темно было, и я только спину паулсовскую сумела разглядеть. Но с первых же аккордов поняла: это - мое.

Сначала роман наш разворачивался в эпистолярном жанре - мы переписывались. Потом я приехала к нему в гости, один раз приехала, второй... А потом мы решили жить вместе. И я все бросила - будущую карьеру, друзей, родителей. И уехала в Ригу.

Как Раймонд ухаживал за мной? Да никак! Он подарки, к примеру, делать просто не умеет. К моему 50-летию обошел всех знакомых ювелиров - все подарок выбирал. И так ничего и не выбрал. В итоге я его утешала - говорила, что мне дорог не столько подарок, сколько то, что он его для меня искал.

От него даже комплиментов не дождешься. Зато всегда скажет про то, что ему не нравится.

БЫЛ ЛИ БЕЛЫЙ РОЯЛЬ?

ЭТО так кажется, что жизнь с известным человеком - сплошной праздник, который всегда с тобой. Дорогие подарки, средиземноморские круизы, виллы в пригородах Ниццы... Жизнь со звездой - это все те же кастрюли, выезды по выходным за город на дачу, изредка - походы в гости. Плюс "довесок" в виде истеричных поклонниц и ползущие за спиной сплетни. Как же прожить-то без них, без сплетен!

Про Паулса чего только не насочиняли - и про Вайкуле молоденькую, которую он на сцену вывел, и про Пугачеву эпохи "Старинных часов". Что, мол, однажды Алла попросила у Раймонда в подарок белый рояль, и Раймонд, все бросив, помчался этот рояль искать, нашел, купил, собрался дарить, но тут его супруга в порыве ревности этот рояль в щепки расколотила...

Старинные часы действительно существуют - тикают в большой квартире Паулсов, все остальное - лишь вымыслы. И Лана относится ко всему с философским спокойствием:

- Ну какой же артист без легенды! Без нее жить неинтересно. А на самом деле... С Аллой мы всегда были дружны, ее дом всегда был открыт для нас, хотя в последнее время встречаемся очень редко.

С Лаймой же у меня вообще особые отношения. Я поражаюсь ее работоспособности. Она же Лошадь по гороскопу, и действительно все на себе тащит - может без перерыва по нескольку лет колесить с гастролями. Ей ведь надо и коллектив кормить, и самой на что-то жить. Да еще салон красоты, который она в Риге открыла, - говорят, ей вместо дохода только головную боль принес.

Раймонд никогда не давал мне поводов для ревности. Так же, как и я ему. Мало ли кому что понравится - необязательно же сразу руками трогать!

Он в семейной жизни вообще абсолютный домостроевец! Считает, что главное предназначение женщины - обустройство домашнего очага, что детей воспитывать нормально можно только тогда, когда ими занимается мать, а не сдает их чужим людям. Я за всю свою жизнь проработала ровно полдня.

Хотя накануне я его честно предупредила: мол, дочь уже выросла, а я все дома сижу. Может, мне поработать пойти? Я и место себе подыскала... Он молчит. Ну, думаю, все отлично.

А на следующий день, когда в обед домой пришла, что было! Тарелки по кухне летали! Пришлось звонить и говорить, что все - поработала, увольняйте, больше я на работу не выйду. А устроилась я переводчицей в какую-то подконтрольную КГБ организацию типа Комитета защиты мира. Тут же перезванивает важный кагэбэшный чин, и Паулс, не моргнув глазом, процедил в трубку: "А с вами я вообще разговаривать не хочу!" Все, думаю, пора сухари собирать, сейчас его заберут... Ничего, обошлось.

А как я готовить училась! Это отдельная история. Раймонд очень любит домашнюю кухню, любит вкусно поесть, а я готовить вообще ничего не умела - дома все мама делала. Пошла я в ближайший книжный магазин и купила там шикарную поваренную книгу. Но в дополнение к рецептам нужно еще и руки умелые иметь, а я что ни приготовлю - у меня все блюда одинакового вкуса получаются. Паулс терпел-терпел, а потом попросил: "Слушай, может, ты другую кулинарную книгу купишь? Из этой я больше ничего съесть не смогу!"

"ЖЕЛЕЗНЫЙ ДРОВОСЕК"

МЫ СИДЕЛИ на кухне Паулсов, пили чай, очень вкусный. Теперь Лана шикарно готовит, без всяких книг. И я спросила ее: "Вы прожили вместе почти 40 лет. Когда было тяжелее всего - в самом начале, когда надо было входить не просто в другую семью - вживаться в другую культуру? Или потом, лет через 10, когда, кажется, уже все про мужа знаешь и ничего нового нет и не предвидится, и быт заедает, и характер у супруга тот еще... И вообще? Хотелось вам когда-нибудь все бросить и уйти - чтобы был новый роман, новая жизнь..?" "Хотелось", - честно ответила Лана.

- Конечно, хотелось. Иногда даже думала: все, хватит с меня этого Паулса. Ухожу! А потом остывала и понимала - без него, без его штучек просто умру со скуки на второй же неделе самостоятельной жизни. У нас же жизнь - как на вулкане, двух одинаковых дней не бывает.

И тяжело было, еще как. Особенно когда он пить бросал...

Именно из-за этого отговаривала мама Лану. На то, что и Лана, и Раймонд бросили свои семьи, чтобы жить вместе, глаза закрыла - ну, бывает. Это можно пережить. Бросаться же с головой в роман с пьющим человеком - настоящее безумие. Но когда любишь, не видишь и не слышишь ничего и никого. И в первые годы все было хорошо - веселые застолья с друзьями, домашние посиделки... А потом "уходы в штопор" стали все чаще и глубже - через две недели на третью, и дней на десять человек перестает быть человеком. А в следующие две недели изводит себя и близких. И здоровье стало сдавать, чуть-чуть - и развился бы туберкулез. И она сказала: "Стоп! Бросай! Лечиться будем вместе". Об этом времени Лана не любит вспоминать - и тем более рассказывать о том, что происходит с человеком, когда его всего ломает... Но у Паулса оказался железный характер. Он даже курить бросил - как отрезал. Просто затушил сигарету и сказал: "Все, больше не курю!" При том, что выкуривал по две пачки "Примы" в день.

- Он как "железный дровосек" - его не переспоришь, не переубедишь. Он дочери запретил стать музыкантом. Хотя у Анны были хорошие данные, даже учительница из музыкальной школы приходила разговаривать. А он - нет, и все. Объяснял так: "Я эту кухню изнутри знаю. И знаю, что взойти на вершину можно только либо через постель, либо работая на износ, как Лайма. Ни того, ни другого пути я своей дочери не желаю".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно