Примерное время чтения: 6 минут
140

ПРИДИ В СЕБЯ!

Сложна душа человека, еще сложнее терминология в психологии.

А если попытаться выслушать других и прислушаться к себе...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Моя...

Я НЕ СПАЛА всю ночь. Телевизионные новости о подводниках не давали успокоиться: думалось сразу обо всем - в каком аду сейчас живут родители матросиков, какие подвиги предстоит совершить спасателям и как потом им придется приходить в себя. Не давали уснуть и тревожные мысли о судьбе моих безработных родственников: для чего нужны были все эти годы их учебы, изучение иностранных языков, этикета и прочие полезные знания - никаким рекрутинговым агентствам, куда мы рассылали резюме, они не понадобились. Вот в дальних странах, - размышляла я, - существует программа реабилитации для "людей с проблемами". Но мы-то живем здесь, и каждый отказ, каждая неудача способны вогнать человека средней психологической устойчивости в депрессию и добавить комплексов, которые очень непросто преодолеть. Стало быть, - продолжала я, - опять возвращаемся к проблеме реабилитации.

И кто, кто подумает обо мне, о моем самочувствии, о проблемах, связанных с возрастом, здоровьем, постоянными поисками заработка?!

Как писал поэт Иосиф Бродский, "с прожитой жизни считаю сдачу". Вот я, например, жалею, что не пошла в медицину, не стала психологом. Как бы хотелось сейчас профессионально помогать людям, облегчать их страдания! А что я сама сделала со своей жизнью?!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Монолог детского врача

Я ВСЕГО лишь травматолог. Благодарные мамашки после удачных операций называют меня Ленечкой. Я не против. Называйте хоть горшком, но в печку не ставьте. Только что мне делать с ребенком, которого привозят уже в состоянии полного психологического шока? Ну дам я ему анестезию, ну вправлю я ему вывих, ну поговорю - терпеливо и ласково... А если я вижу, что он весь в страхах, практически уже в неврозе и даже в психозе? Ну могу я вызвать на свое усмотрение детского психиатра на консультацию, но никто меня за это не похвалит: ни страховые компании, ни родители ребенка. Почему самые беззащитные существа сейчас живут в состоянии, которое можно, мягко говоря, назвать больным?

Конечно, если представить себе типовую однокомнатную квартирку, постоянно работающий телевизор, производящий своими дебильными программами биороботов, тогда становится понятно, почему наши дети растут такими психологически запуганными. Они уже с четырех-пяти лет нуждаются в так называемой реабилитации. У нас в больнице нет специального детского психолога, хотя я знаю, что по штату он нам положен. Где-то я читал, что и психологи-реабилитологи на Западе уже начинают появляться... Почему не у нас? Не хочу быть узким специалистом - "от сих до сих". Мне не все равно!

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Мысли брошенной жены

ХОРОШО. Он развелся со мной. Но ведь не с нашим ребенком? Как мы любили вместе ходить за грибами! А теперь я боюсь одна - вернее, с малышом - болтаться по лесу. Да и вообще жить нашему сыну стало хуже - и морально, и материально. За все эти годы, что мы живем без мужа, он ни разу нас не навестил. Понятно, это он наказывает меня. Наказывает сурово и переносит неприязнь ко мне на ребенка. Но разве сын виноват?

...Говорят, что где-то есть группы психологической разгрузки для таких, как мы. Но я не знаю, где их найти. Мне очень плохо. Я вижу, что ребенок видит, чувствует и понимает, что со мной "что-то не то", и это угнетает его. Наверное, и ему уже нужна какая-то особая медицинская - психологическая - помощь... У мальчика перед глазами должен быть образец мужского поведения, а не бабского, как у нас дома. Но, как говорилось в старинном анекдоте, "где я тебе возьму мужика в три часа ночи"? Хорошо, пусть я была не лучшей женой. Пусть его нынешняя жена настолько лучше, что способна занять все его время под завязку. Но при чем тут ребенок?

Но где же, где эти группы специальной психологической реабилитации?!

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Декан психологического факультета

МЫ НАБИРАЕМ первый курс на совершенно новую специальность "Клиническая психология". Сам-то институт медико-социальной реабилитологии существует уже девять лет. И регулярно "выпускает в свет" врачей, отличных специалистов. А теперь мы решили попробовать заполнить пробел на рынке труда и в жизни нашего общества - дать стране полноценных психологов-клиницистов.

У меня подобрался замечательный коллектив суперспециалистов-преподавателей. Как же интересно и содержательно пройдут годы учебы тех, кому повезло и кто станет нашим студентом!.. Как хорошо, что ректор нашего института столь заинтересованный в деле медико-социальной реабилитации человек!

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Ректор

МЫ САМИ создали свое дело. По существу, мы те, о ком говорят - self made men. Уже на следующий год мы предполагаем построить студенческий городок на 4,5 га по типу Оксфордского университета - на полном пансионе. Там студенты будут и учиться, и развлекаться. И жениться. Дело в том, что первые три года в мединституте дают большой отсев. Колоссальная учебная программа - не всякий молодой человек способен в восемнадцать лет отключиться от тусовок и зубрить анатомию и латинский язык. В нашем кампусе студенты будут и с восьми до восьми под присмотром профессиональных тьюторов-педагогов учиться, а вечером веселиться в свое удовольствие. Пусть занимаются, чем хотят, не бросают старых увлечений - они же свободные люди, в конце концов! Годы учебы пролетят незаметно, и мы будем обеспечены необходимейшими специалистами. Вообще эффективность реабилитации превышает затраты на лечение в целых десять раз. А знаете, почему? Станет меньше трат на содержание инвалида - ведь за ним станет ухаживать сам врач, а не наемная сиделка со стороны. А во-вторых, сколько специалистов вернется к трудовой, а главное, профессиональной деятельности! Вот так, друзья.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно