Примерное время чтения: 6 минут
141

С улыбкой о знаменитостях (10.01.2005)

Эдисон и его калитка

Эдисон жил в домике без водопровода. В заборе, окружавшем дом, была калитка, которая имела одну особенность - она довольно трудно открывалась.

Приходящим к изобретателю гостям приходилось прикладывать значительные усилия, чтобы открыть ее. Особенно это не нравилось друзьям, которые бывали у него чаще других.

Так продолжалось какое-то время. Наконец, один из друзей не выдержал и стал стыдить Эдисона:

- Такой великий изобретатель мог бы придумать что-нибудь, ну, на худой конец, смазать эту чертову калитку.

- Мне кажется, - с улыбкой ответил Эдисон, - эта калитка - самое гениальное мое изобретение. Она соединена с насосом, и каждый входящий накачивает мне десять литров воды.

Менделеев и его хобби

Дмитрий Иванович Менделеев, открывший периодическую таблицу химических элементов и стоявший у истоков науки об измерениях - метрологии, имел редкое, как теперь принято говорить, хобби - он любил делать чемоданы.

Однажды, когда ученый пришел в магазин купить необходимые материалы, один из покупателей, увидев бородатого Менделеева, спросил хозяина магазина:

- Кто это такой?

- Это человек очень известный. Его все знают, - ответил хозяин. - Прекрасный мастер чемоданных дел господин Менделеев.

Вот как нужно

Однажды холодным вечером Ломоносов, уже будучи профессором, шел к своему дому по петербургской улице. Неожиданно из-за подворотни к нему кинулись три грабителя.

Двоих Михаил Васильевич схватил и так стукнул лбами, что они тут же свалились, потеряв сознание. Третий пустился бежать. Ломоносов догнал его.

- Что вы хотели со мной сделать? - спросил разгневанный профессор.

- Раздеть, - пролепетал грабитель.

- Вон оно что! Ну, так я раздену тебя. Снимай все! Грабитель, дрожа, снял одежду.

- Связывай в узел, - приказал Ломоносов.

Тот безропотно исполнил, как было велено. Ломоносов взял узел и, подойдя к ближайшему каналу, швырнул трофей в воду...

Карман и любовь

На одном из научных конгрессов в США Теодора фон Кармана попросили объяснить в двух словах, что заставляет самолет входить в штопор, и каков механизм этого загадочного явления.

Карман - серьезнейший ученый, классик современной аэродинамики, человек, казалось бы, далекий от житейских проблем, ответил своим коллегам так:

- Если в двух словах, то со штопором дело обстоит примерно так же, как и с любовью: попадаешь в это положение незаметно, а выходишь с огромным трудом.

Ученый или шут?

О Франсуа Рабле, написавшем бессмертную книгу "Гаргантюа и Пантагрюэль", ходило много забавных слухов. Правда, было известно также, что он неплохо врачевал. Жил Рабле более четырехсот лет назад.

Как-то в очередной раз он оказался совсем без денег, а ему нужно было добраться до Парижа. Тогда, остановившись на каком-то постоялом дворе, Франсуа прикинулся безграмотным и спросил у хозяина, знает ли он здесь людей, умеющих писать. Хозяин прислал своего человека, и Рабле обратился к нему с просьбой написать на клочках бумаги: "Яд для умерщвления короля", "Яд для умерщвления королевы", "Яд для умерщвления герцога Орлеанского". Наклеив эти бумажки на конверты, он отослал грамотея со словами:

- Теперь вы мне не нужны.

Легко догадаться, что грамотей рассказал обо всем хозяину постоялого двора. Тот поспешил сообщить важные сведения судейскому чиновнику, и уже через несколько минут "опасный преступник" был отправлен в Париж под охраной.

Когда в столице развернули эти конверты и увидели обыкновенную золу, весь королевский двор поднял на смех судейских чиновников, которые помогли Рабле бесплатно доехать до Парижа.

Таким изображала Франсуа молва.

На самом-то деле Рабле был серьезным человеком, изучал богословские дисциплины и медицину в университетах и по праву считался одним из лучших врачей своего времени. Но почему молва сделала его бездельником и шутом? Наверное, в этом повинны образы Гаргантюа и Пантагрюэля - веселых и лукавых обжор, которых он создал.

Лягушки

Русский баснописец Иван Андреевич Крылов любил поесть, был человеком грузным, при ходьбе опирался на трость.

Однажды он прогуливался в Петербурге по Летнему саду, а навстречу ему шла компания молодых чиновников. Желая посмеяться над Крыловым, один из них воскликнул:

- Смотрите, господа, какая движется туча.

Поравнявшись с ними, Крылов заметил:

- А лягушки заквакали.

Людовик ХIV и придворный

На балу при французском королевском дворе Людовик XIV заметил:

- Король управляет милостию Божией. И если я повелеваю кому-либо броситься в воду, вы должны, не думая, выполнить приказ.

Как только он закончил эту фразу, один из придворных направился к выходу.

- Куда же ты? - недовольно спросил его король. - Я еще не закончил.

- Учиться плавать, ваше величество.

Потемкин не в настроении

Как-то острослов Львов ехал из Петербурга в Царское Село в одной карете с Потемкиным - первым вельможей при Екатерине II.

Потемкин был почему-то в мрачном настроении и чувствовалось, что он не поддержит никакой болтовни. Поэтому Львов вынужден был сидеть молча, не смея проронить ни слова. Так продолжалось всю дорогу.

Приехали на место. Потемкин вышел из кареты. Львов подошел к нему и с умоляющим видом сказал:

- Ваша светлость, у меня до вас покорнейшая просьба.

- Какая еще просьба? - недовольно спросил Потемкин.

- Не рассказывайте, пожалуйста, никому, о чем мы с вами говорили дорогой.

Потемкин расхохотался, и хандра его испарилась.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно