Примерное время чтения: 5 минут
11937

Что увидели водолазы на "Курске"

ПОСЛЕ завершения спецоперации по подъему тел погибших подводников наш корреспондент встретился с военными моряками-водолазами и попросил их рассказать о работе на затонувшем "Курске".

Тайны погибшей подлодки

МИЧМАНУ Сергею Шмыгину довелось в числе первых войти во вскрытый седьмой отсек погибшей подлодки.

- Выйдя из "колокола", я увидел вблизи эту огромную субмарину, обреченно уткнувшуюся в ил, - рассказывает он. - Со всех сторон ее окружали небольшие спусковые аппараты, освещавшие лодку. Здесь, на дне, она казалась еще больше и от этого еще страшнее.

После того как технологическое окно седьмого отсека было прорезано, Сергей вошел внутрь.

- Из-за сильной темноты мой фонарик, закрепленный вместе с видеокамерой на шлеме, освещал лишь находящиеся рядом вещи и предметы на расстоянии не больше полуметра. Особо запомнилось, как возле переходного люка в девятый отсек в воде качались два индивидуальных дыхательных аппарата. Казалось, что находишься в давно заброшенном деревенском домике, где о бывших хозяевах напоминает лишь забытая занавеска, которая колышется на ветру.

Особенно страшно было в последнем, девятом отсеке. Судя по всему, здесь был пожар. Тела нескольких обнаруженных подводников сильно обожжены. А тело одного буквально рассыпалось в руках водолаза. Другие подводники, очевидно, сумевшие уйти от пожара, успели даже переодеться в утеплительные костюмы, так что незащищенными оставались лишь лицо и руки. Их тела сохранились хорошо.

В средствах массовой информации в дни работы водолазов муссировались слухи о том, что почти все тела погибших изъедены рыбами. Это не так. В герметично закрытом отсеке рыб не было. Но тела действительно разбухли.

Самим же водолазам приходилось видеть косяки трески, которая приходила на свет, и зубаток, иной раз норовивших укусить водолазов за ногу. Рыбы нас не боялись, и мы могли даже дотронуться до них рукой.

Работы в девятом отсеке прекратились лишь после того, как мы доложили, что из-за слетевшего с мест оборудования и узких проходов пройти дальше не удается. Тогда нам поставили задачу провести осмотр третьего и четвертого отсеков. Но из-за чудовищных разрушений, вызванных взрывами, работать там мы тоже не смогли. Скажу больше, не смогли даже на шаг войти внутрь.

Как мы готовились

- О ТРАГЕДИИ, которая произошла в Баренцевом море, мы узнали, как теперь уже выясняется, лишь на третий день после того, как лодка легла на дно, - рассказывает водолаз мичман Владимир Селютин. - И мы сразу же были готовы вылететь в заданный район и приступить к работам на затонувшей подлодке. Тем более что подобные спасательные операции, правда, учебные, отрабатывались нами не раз и не два. Мы были готовы работать на глубине не только 100 метров, но и до 160.

И вдруг, как гром среди ясного неба, на одном из центральных каналов выступает очередной эксперт и заявляет во всеуслышание: "В России больше не осталось водолазов. Перевелись". Представляете, мы тренируемся круглосуточно, ждем команды, а тут такое! Сообщали, что по всей стране в военкоматы пошли сотни бывших водолазов. Они предлагали свою помощь и материли родное государство, которое погубило так необходимую службу. А мы ведь существуем, тренируемся. Обидело нас телевидение. Так что и во время операции, и сейчас, на отдыхе, стараемся "ящик" не смотреть. Хотя, может быть, в отношении спасательной техники они и правы, ведь не мы открыли люк "Курска", а иностранцы.

Но тем не менее высококлассных водолазов для спецоперации собирали со всех флотов. Выбирали лучших из лучших. В итоге нас осталось 12 человек. И лишь шестерым начальник Управления поисково-спасательной службы ВМФ РФ контр-адмирал Геннадий Верич доверил работать непосредственно на "Курске".

По "Орлу" с закрытыми глазами

ПРЕЖДЕ чем отправиться в Норвегию и там обосноваться на "Регалии", мы приступили к изучению начинки атомной подлодки такого же класса, как и погибшая, и начали проводить занятия на "Орле". Конечно же, нам не раз приходилось бывать в подлодках, и каждый раз поражало, как экипаж может быстро передвигаться по узким коридорам субмарины, ширина которых колеблется от 40 до 80 сантиметров. И это при том, что высота самой лодки достигает шестиэтажного дома.

На "Орле", который стоял в доке, мы до автоматизма доводили каждое свое движение. Запоминали наизусть расположение этажей, отсеков, каждого технического аппарата. При этом на карте-схеме отмечали возможные места укрытия подводников в случае ЧП, о которых нам рассказывали матросы и офицеры с "Орла", ранее служившие на "Курске". И только лишь выучив наизусть карту, мы вновь стали исследовать лодку, правда, с завязанными глазами.

Уже на "Регалии" всех российских водолазов разделили на три группы, и вместе с норвежскими коллегами посадили в специальные барокамеры. Все время спецоперации в них поддерживалось давление, которое испытывали водолазы на глубине 100 метров. Рабочий день каждой такой группы составлял шесть часов.

Решением командования Военно-морского флота России все участники операции по подъему тел подводников с погибшей АПЛ "Курск" представлены к награждению орденом Мужества.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно