Примерное время чтения: 6 минут
201

Почему растет квартплата?

ДО ПРОШЛОГО сентября в нашем поселке за двухкомнатную квартиру приходилось платить примерно 150 руб. С сентября квартплата стала выше - 300 руб. А с 1 января - сразу 650! Даже в Кемерово, областном центре, двухкомнатная квартира (в отличие от наших с лифтом и мусоропроводом!) стоит вдвое дешевле. А теперь говорят, что мы платим только 60% от каких-то "экономически обоснованных тарифов", а в соответствии с жилищно-коммунальной реформой должны платить 80%. Что же это за реформа такая?!

Жители пос. Калининский, Кемеровская обл.

САМИ коммунальщики эту феерию цифр объясняют просто. В советское время квартплата была сильно занижена. Мы платили всего 3-4% от реальной стоимости услуг. Вот в позапрошлом году мы уже платили 40%, в прошлом - 60%. Это во-первых. Во-вторых, инфляция: в 2000 году 18 официальных процентов. "Если учесть и рост доли, и инфляцию, - считает директор Института экономики ЖКХ Игорь Бычковский, - то за прошлый год квартплата должна была бы вырасти процентов на 40. А выросла только на 11% - я беру в среднем по стране". Дальше Игорь Викторович берет данные Госкомстата и показывает: два года назад россиянин от каждой заработанной сотни отдавал за квартиру 7,5 руб. Сейчас - 6,2 руб. Выходит, квартплата даже как бы уменьшилась.

История все равно запутанная. Вот, скажем, в холодном Иркутске за квартиру в 60 м2 платят 329 руб. в месяц. А в южном Ростове-на-Дону - 455 руб. В Саратове - 290 руб. И это 70% от "экономически обоснованных тарифов", а чуть выше по Волге, в Самаре, - 210 руб., и это только 30%. В Подмосковье в двух соседних городах плата за лифт различается в 2,5 раза! Откуда все-таки тарифы берутся?

Дай миллион!

ТАРИФОВ бывает много. Отсюда чувство, что растут они, не переставая, хотя каждый из них повышается не чаще 1-2 раз в год. Утверждать их должны специальные комиссии. На федеральном уровне - Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК). На региональном - региональная (РЭК). Эти следят за электричеством, теплом и газом, которые, кстати, дорожают чаще всего. Локальными монополиями (жилищными конторами, водоснабжением, канализацией, мусором, лифтом) занимаются комиссии из представителей местной власти.

Как именно они следят, рассказывает зам. председателя ФЭК Кирилл Янков: "Приходит письмо, скажем, от Троицкой ГРЭС. В нем долго рассказывается о том, какая инфляция, как дорожает оборудование, как дорожает уголь, да надо зарплату поднимать. Короче, все вокруг дорожает и надо бы повысить тарифы. Мы, конечно, могли бы им сказать: "А вы проведите конкурс на поставку угля. Может быть, найдете дешевле". Но они нам на это ответят: "Наши котлы приспособлены только к казахстанскому углю, и переделывать очень дорого". А как вы сами понимаете, марки угля - дело тонкое..."

В ФЭК не скрывают, что тарифная комиссия заседает в основном по бумагам. Поехать на какую-нибудь Бурейскую ГРЭС и проверить, действительно ли деньги, которые они просили, пошли на переоборудование производства, ФЭК не под силу. По крайней мере последние 8 лет ни Минэнерго, ни Минэкономики стройки РАО ЕЭС не проверяли.

Бои без правил

А ВОТ Госстрой пробовал проводить экспертизы и аудиты. Первая же проверка на питерском водоканале показала, что тариф может быть ниже на целую треть: петербуржцы вместе с водой оплачивали базу отдыха для работников ЖКХ. В одном из районов города квартплата оказалась завышена на 20%. Выяснилось, что за вывоз мусора и лифт с жильцов брали дважды: один раз - по отдельным строчкам и один раз - в общей графе "содержание жилья". Очень распространенная вещь - зарплату коммунальщики себе рассчитывают не по головам работающих, а по "нормативу численности". Разница - в десяток раз. В котельных Костромской обл. списывали топливо сверх норм - плюс 11% к тарифу. И так практически везде. В Башкортостане - плюс 16%, в Курске - плюс 40%.

"К сожалению, у нас система устроена так: все предприятия заинтересованы, чтобы затраты были как можно больше, - говорит директор Института экономики города Сергей Сиваев. - На Западе, когда предприятию устанавливают тариф, перед ним одновременно ставят задачу, что оно должно на эти деньги сделать: скажем, заменить котлы. Тариф устанавливается на длительный срок, на 3-5 лет. Предприятие заинтересовано в том, чтобы эти котлы заменить. Как только оно это сделает, его затраты станут меньше, а тариф останется неизменным. Значит, прибыль вырастет. У нас же котлы не меняют, чтобы в момент пересмотра тарифа показать максимальную себестоимость. И вообще - это бои без правил. Срок действия тарифа не установлен, что может стать причиной пересмотра тарифа - неизвестно, какие нужны документы, чтобы его пересмотреть, - не определено. Самое неприятное, что, как правило, все, кто предоставляет нам коммунальные услуги, начиная от Чубайса и заканчивая последней конторой по вывозу мусора, - монополисты. Поэтому, если предприятие захочет доказать, что ему пора поднимать цены, правдами или неправдами оно это докажет".

А стоить дешевле услуги могут. Проверено. Как только появлялась малейшая конкуренция, хотя бы между двумя фирмами по обслуживанию лифтов, тарифы мгновенно снижались процентов на 10-15. И еще счетчики. Когда в домах устанавливали приборы учета, как правило, тут же выяснялось, что за тепло мы переплачиваем до 30%, за воду - до 20% (тот же тариф на воду рассчитывается из предположения, что каждый потребляет в день по 300 л воды на семью из 3 человек выходит тонна. Именно в том, чтобы жильцы твердо знали, за что они платят, и четко все контролировали, и состоит реформа. А вовсе не в том, чтобы бесконечно повышать проценты и ставки.

Коммунальщики, кстати, повышение тарифов встречают со сдержанным оптимизмом. Они говорят, что чем больше приходится платить, тем дисциплинированнее население. Вот в позапрошлом году квартплату вовремя вносили 81% россиян, а сейчас - уже 87%.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно