1041

Как Трофим Лысенко обманул Сталина

СЕЙЧАС, когда доступность еды ограничивается лишь количеством денег в вашем кармане, очереди за колбасой вспоминаются как кошмарный сон. Советскую эпоху не зря называли семидесятилетием борьбы с сельским хозяйством. Самым стойким и изобретательным борцом был, пожалуй, академик Трофим Лысенко, умерший 24 года назад - 20 ноября 1976-го. По ущербу, нанесенному сельскому хозяйству, с ним мало кто может сравниться. Авантюрист по натуре, Лысенко сделал почти невозможное: обманул не только биологическую науку, не только весь советский народ, но и самого товарища Сталина!

ТРОФИМ Лысенко родился 30 сентября 1898 г. в семье довольно зажиточного крестьянина. Он окончил Полтавскую садоводческую школу, с 1917 по 1920 г. учился в училище земледелия и садоводства в Умани, считавшемся лучшим в стране. В 1925 г. заочно закончил Киевский сельскохозяйственный институт. Мало что предвещало стремительную карьеру. То, что случилось дальше, до сих пор вызывает недоумение у биографов Лысенко, да и сам он вряд ли смог бы толком объяснить, почему его эксперименты вдруг привлекли внимание всей страны, почему в 1929 г. он стал сотрудником Украинского института селекции и генетики, а с 1934 г. - его директором.

В 1933 г. сам Н. И. Вавилов выдвинул его кандидатуру на соискание Государственной премии, в 1934 г. ходатайствовал о выборе Лысенко в Академию наук УССР, а еще через год - в АН СССР.

1935 год стал переломным в карьере Лысенко - на съезде ударников сельского хозяйства в Кремле он удостоился похвалы Сталина, не поскупившегося на возгласы "браво". С тех пор "главному агроному страны" удавалось сохранять благорасположение вождя в любые, самые трудные минуты своей карьеры. Во время войны родной брат Лысенко перешел на службу к оккупантам и бежал вместе с немцами. Это могло сломать чью угодно карьеру, но академик выстоял. Не в первый раз и не в последний.

"Черный пиар?"в биологии

В 1948-м, когда судьба "мичуринцев" висела на волоске, когда власти чуть было не поддержали генетиков, Трофим Лысенко сделал сильнейший ответный ход. Сталину привезли новый сорт пшеницы, в колосе которой можно было насчитать до ста зерен. Сыграв на любви вождя к Кавказу, ее назвали "кахетинская ветвистая". Могучий тугой колос положили рядом с обычными колосками: блистательный эффект, не купиться на который было нельзя. Всем ученым было хорошо известно, что новый сорт не даст повышения урожайности - из-за ветвистости колосья растут реже. Но ученых-то как раз в Кремль не пригласили.

Лысенко одним из первых в нашей стране понял то, что сегодня хорошо знают российские политики, - обещать можно все, что угодно, главное - погромче и с умным видом. Платить за обещания вряд ли придется. И он азартно обещал... Обещал поднять урожайность в 4-5 раз, вывести в 2 года новые сорта пшеницы, новые породы скота с суперпродуктивностью... Советы по стратегии и тактике публичных выступлений, работе с прессой, общественностью давал И. Презент. Человек он был в высшей степени талантливый и беспринципный - настоящий имиджмейкер!

Власти, конечно, подозревали, что Лысенко - шарлатан. Но он был в доску свой шарлатан, от сохи. Главная идея Лысенко о наследовании приобретенных признаков отлично соответствовала постулатам советской пропаганды, заявлявшей о воспитании "нового человека" и о том, что данный процесс возможен в рамках одного - двух поколений. Лысенко - вольно или невольно - обманывал вождей, но вожди были так рады обмануться!

Кто вы, академик?

СКОРЕЕ всего, личность Трофима Денисовича не играла определяющей роли в разгроме советской генетической школы в 1948 году. Он оказался лишь пешкой (ферзем? ладьей?) в крупной политической игре.

В конце 1920-х гг. будущий глава биологии СССР производил впечатление робкого юноши, скромно делающего свое дело на благо науки. Но уже в 1932 г. на конференции в Одессе Лысенко поражал категоричностью своих утверждений, объявлял вздором хромосомную теорию наследственности, насквозь фальшивой теорию гена и т. д. Это умение меняться сообразно обстоятельствам он сохранит на всю жизнь. Но - парадокс - от большинства своих идей он не отрекся до самой смерти.

Даже противники признавали магическое влияние, которое оказывали речи Лысенко на слушавшую его аудиторию, "флюиды, исходившие от него". Ну а умением общаться с "простым советским народом" Лысенко на голову превосходил своих оппонентов. Колхозники и руководители любили "простого агронома", не ругавшегося непонятным словом "дрозофила", а предпочитавшего родную матерщину.

Известна двуличная позиция, занятая Лысенко в период гонений и последующего ареста его учителя Вавилова. Но это чуть ли не единственное на самом деле черное пятно на всей биографии Лысенко. Еще одним из его талантов была потрясающая способность умело уходить в тень, когда вокруг исчезали люди. Но известны и случаи, когда он за кого-то заступался. Удивительно и то, что при подчеркнутом преклонении перед партийной линией Лысенко никогда не был членом ВКП(б) и КПСС!

Или еще один неожиданный поворот характера "народного академика". В период работы в Горках Ленинских Лысенко, никогда не щадивший людей, запрещал убивать бывших коров-рекордисток, считая, что те "заслуживают памятника". Престарелая животина так и висела на балансе его хозяйства до самой смерти Лысенко.

Идеи Лысенко, которые неоднократно и справедливо называли антинаучными, господствовали в сельском хозяйстве СССР с конца 30-х до начала 50-х годов и ничего хорошего стране не принесли. Но справедливости ради следует сказать, что все предыдущее десятилетие биологию возглавляли генетики, и это также не привело к подъему сельского хозяйства. Не смогли этого сделать и хрущевские реформы. Кстати, Лысенко был противником покорения целины и чрезмерного увлечения кукурузой. По иронии судьбы в те моменты, когда "народный академик" говорил дельные вещи, его никто не хотел слушать.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно