Примерное время чтения: 7 минут
664

Пип-шоу по-русски

КАК все "запущено". Оказывается, то, что некоторые так любят читать "желтую" прессу (то есть узнавать кто, с кем и под каким забором...) и смотреть стриптиз (особенно тот, где не просто наблюдают, развалясь за столиком, а именно подглядывают за раздевающимися), - следствие так называемого эдипова комплекса. Психоаналитик Александр ПОПОВ поясняет: подсознательно все мы в детстве хотели обладать одним из родителей и избавиться от второго, как от соперника. И оттого очень любили подслушивать за ними и подглядывать. Особенно влекла приоткрытая дверь родительской спальни. Спустя годы те, кто не сумел изжить в себе подобные детские комплексы, могут "оттянуться", посетив пип-шоу (от английского peep - подглядывать).

ГЛУПО противиться зову природы. Редакция делегирует корреспондентов Валерия Портнова и Марину Пастухову в один из столичных секс-клубов, чтобы получить два взгляда на одно и то же действо. Они минуют сиротливый секс-шоп с аптекарскими витринами, полными порнокассет и фаллоимитаторов, что приютился на первом этаже, и по крутой скрипучей лестнице попадают в коридор с зеркальными стенами, кровавыми потолками и скользким полом. За ним, в полумраке красного и черного, притаился оплот разврата и воплощения детских фантазий - пип-шоу.

Женский взгляд

ЗДЕСЬ почти как в гостинице: портье за стойкой, "амбарная" книга. Вместо ключей - жетоны, на стене - прейскурант. Полторы минуты, проведенные в обычной (самой дешевой) кабинке, стоят 50 рублей, две минуты в VIP-кабинете - 100 рублей, а в соло-комнате, где в плексигласе, делящем каморку надвое, вырезаны дырки, дабы клиенту было сподручнее пощупать "товар", - 150. Девушек всего семь, их фотографии высвечивает монитор у стойки. Каждой присвоен свой номер. При желании можно сделать индивидуальный заказ.

Я беру "обычную" кабинку - на шесть минут. Кабинка темная, размером с туалетную. Голые грязно-красные стены. Ни стула, ни табуретки. На уровне лица - окошко, закрытое жалюзи. Бросаю жетоны в щель, и шторка едет вверх. За стеклом видна комната с высоким потолком и нелепым пейзажем на стене. Посредине комнаты вращается круглый мат-подиум. На нем лежит девица.

Девица такая худая, что даже непонятно, высокая она или маленькая. Совсем молодая. Голубые глаза абсолютно непрозрачны. Мутноватый взгляд застывает на моем лице. Рот растягивается в вымученно-хитроватой улыбке. Кричащая красно-коралловая помада смотрится не столько сексуально, сколько вульгарно. Вместе с длинными желто-пергидрольными завитыми волосами и красным кружевным бельем это выглядит броско, но безвкусно.

Стриптизерша быстро расстается с нехитрой одежкой. Тут же ложится на спину и широко раздвигает ноги, показывая узкую вертикальную полоску волос на лобке и крошечные половые губы. Ее танец состоит из художественных ползаний на четвереньках и демонстрации влагалища во всех ракурсах. Она старается. И все время оборачивается, ловя мой взгляд: ну как? Потом встает и пытается лизнуть свой сосок. Не получается - грудь слишком мала. Ее бледная кожа в свете ламп кажется совсем белой и нездоровой.

Девушке не нравится, что я тихонько посмеиваюсь из своей кабинки. Она складывает губы бантиком и посылает мне агрессивные воздушные поцелуи. Прилипает к окошку всем телом, трется своими грудками, льнет к стеклу то одним бедром, то другим. Когда музыка заканчивается, она уходит, совсем уже как-то не по-актерски подобрав свое бельишко.

Вторая стриптизерша еще моложе. Тоже бледная, но кожа порозовее - смотреть на нее приятнее. Она чуть-чуть крутится на мате, а затем сбрасывает лифчик и бикини. В трусиках путается - ловкого красивого движения у нее не получается. Девица краснеет. Я припоминаю: на мониторе в холле ее грудь с крупными сосками казалась больше. Сейчас она тискает себя, как может, но ничто не говорит о том, что она возбуждена. Демонстрация воспаленного от частого бритья лобка и половых органов повторяется в том же порядке, что и у предыдущей девушки. Только, похоже, она хочет поскорее завершить свой выход. Когда музыка заканчивается, она почти убегает. Шторка шипит и едет вниз. Сеанс окончен.

Мужской взгляд

НАПРАВЛЯЯСЬ на пип-шоу, я думал: для кого все это задумано? Для вуайеристов? Для тех, кто желает помастурбировать в нестандартной обстановке? А может, для солдат-срочников, уволившихся в запас и жаждущих плотских утех? Но ведь у них, как правило, нет больших денег...

Портье звали Ильей. Он сказал: "Бери VIP. Не пожалеешь. Там все видно гораздо лучше". - "В смысле?" - "Ну, стекло прямо над головой. Девушка танцует". Глядя на монитор, выбираю стройную брюнетку под номером четыре. Покупаю два жетона. Сторублевая купюра из моего кошелька перекочевывает в кассовый аппарат. "А чеки вы даете? Мне перед организацией отчитаться нужно". - "Бери сколько угодно. Все равно их никто не считает... Нелли, в VIP-кабину!" - кричит Илья в микрофон.

VIP-кабина - это комнатушка метр на два. Крючок для одежды на стене. Щеколды на двери нет, в связи с чем возникают стремные мысли: как в такой обстановке заниматься моносексом? А вдруг кто заглянет невзначай?

Кожаное кресло откидывается под моей спиной. Надо мной стеклянный потолок. Мелькает свет, и в полумраке наверху появляется девушка. Суетится и пытается что-то прокричать сквозь толстое стекло... На ту, которую я выбрал по монитору, она похожа весьма отдаленно: моя "греза" была явно посимпатичней. Ну да ладно. Надо разобрать, что она кричит. Оказывается, девушка подсказывает, куда нужно опускать жетоны. Сделать это и впрямь непросто: в полумраке щель еле видна. Но вот жетоны провалились - в кабинке свет гаснет, а наверху загорается. "Нимфа" начинает судорожно извиваться, периодически опускаясь на колени и предъявляя моему взору табличку: "Ты можешь меня потрогать. Пойдем в соло-кабину". Я пытаюсь сосредоточиться на ее прелестях, но мое внимание отвлекает предмет, который лежит на стекле чуть в стороне. Это пластиковая бутылка, на ней написано: "Истра. Средство для чистки стекол"...

Вдруг рядом с моей "нимфой" возникает вторая. (Бонус за счет заведения?) Теперь они крутят заветную табличку вдвоем (это занимает у них больше времени, чем сам танец) и призывно машут рукой куда-то вдаль. Впрочем, отведенная пара минут быстро истекает, и подруги резво пропадают из поля зрения. Что же, вздыхаю и иду покупать "соло".

В соло-кабинке, к моему изумлению, нет даже стула. Не обнаружил я также никаких салфеток, полотенец и прочих "средств для мастурбации". (Неужто здесь прямо на пол кончают?) В стеклянной перегородке на уровне груди - два круглых отверстия. За перегородкой - кресло. Из-за шторки выскакивают те же две "нимфы", взбираются на кресло и начинают банальным образом клянчить деньги: "Дай 150 рублей и потрогаешь нас за грудь". Дополнительные расходы в мои планы не входили. Интересуюсь у девушек остальным прейскурантом. Они показывают через стекло бумажку: "Мастурбация перед клиентом - 300 р. Работа с фаллоимитатором - 400 р. Потрогать все тело - 500 р. Лесбийская любовь - 600 р.". И это всего за полторы минуты! Сколько же надо денег, чтобы суметь получить от такого "досуга" максимум удовольствия?

Поняв, что капитально "развести" меня не удастся, девицы жалобно просят: "Ну дай хоть на чай. Рублей пятьдесят". На мое пожелание поговорить по душам за пределами заведения следует категоричный ответ: "Штука..."

Напоследок я пытаюсь выяснить у Ильи, что за контингент посещает пип-шоу. "Много кавказцев, - говорит он. - А потом пойми, есть люди, которые пресыщены и деньгами, и сексом. Им хочется такого, чего у них еще не было..." Тут к стойке подходит клиент: "Я минуту назад бросил жетон, а там до сих пор никого нет. Вы бы хоть обезьяну какую-нибудь выпустили". - "Простите, вы действительно хотите увидеть обезьяну?" - вежливо спросил Илья.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно