147

Павел Буре жениться не спешит

ПЕРЕД отъездом в США прославленный российский хоккеист и легионер НХЛ Павел БУРЕ дал эксклюзивное интервью "АиФ".

- ГРАФИК игр, в которых вы принимаете участие, весьма напряженный - один матч в два-три дня. В чем вам приходится себе отказывать в это время?

- Прежде всего - в общении с людьми. Больше времени надо отдыхать, соблюдать режим. Естественно, уже не получается уделять время друзьям. Но в жизни надо делать что-то одно: или развлекаться, или работать.

- Соблюдение режима предполагает какие-то ограничения в еде?

- В общем, да. У каждого хоккеиста есть свой игровой вес, и за его пределы выходить нельзя. Иначе будешь медленнее двигаться, быстрее уставать. Но лично я в еде себя не ограничиваю. Всей команде периодически делают тест на процент жира в теле, так у меня он всегда минимальный. Даже советуют быть потолще.

- А проблема ужина? Известно, что хоккеисты, как и футболисты, перед игрой не наедаются. После матча вы наверстываете упущенное?

- Обедаем мы в час дня. Игра начинается в половине восьмого вечера, но мы на месте уже за два с половиной часа. Тренер проводит собрание. До начала матча можно выпить кофе, поесть фруктов - это все находится прямо в раздевалке. Но если мне хочется есть, посылаю кого-нибудь за хот-догом. Не люблю играть голодным. Хотя мой случай - исключение из правил. Большинство хоккеистов не позволяют себе такой роскоши.

- Что собой представляет закулисная жизнь хоккея?

- Тренировки, переезды, травмы, сумасшедшие нагрузки. Когда во всем этом варишься, то не замечаешь. Но однажды получилось, что я посмотрел на закулисную жизнь хоккея со стороны. Какое-то время не выходил на лед из-за травмы и зашел проведать ребят в раздевалку. Помню, сам тогда поразился возникшему чувству, будто попал в госпиталь. Каждый себе что-то перематывает бинтом, кладет мазь, лед. Потом проходит 15 минут, все одеваются, выходят на поле, как гладиаторы, которым не бывает больно и страшно. Начинается шоу. После игры все снова повторяется - лед, бинты, доктора. Может быть, это и хорошо, что зрители ничего этого не видят.

- С кем вы дружите из своих коллег-хоккеистов?

- Уже десять лет общаюсь с Джино, он индеец. Раньше мы играли в одной команде. Когда у Джино родился сын, он решил назвать его Буре. Фамилия Оджик - очень известная в мире хоккея, мое имя тоже многие знают. Теперь у нас мечта, чтобы парень попал в НХЛ, стал самым лучшим драчуном и забивал по 50 шайб.

- Случалось ли вам общаться в Америке с радикальными феминистками?

- С ярыми феминистками не сталкивался, а с умеренными приходилось общаться. В целом я понимаю их логику: у женщин должны быть одинаковые с мужчинами возможности для карьеры в любой области. Но иногда бывают перехлесты, например, когда женщина говорит мужчине, что я такая же, как ты. Тогда я отвечаю: хорошо, открывай мне дверь, дари цветы, подвози на машине, защищай от хулиганов.

- В России есть поговорка: в 20 лет ума нет - и не будет, в 30 лет жены нет - и не будет, в 40 лет денег нет - и не будет. 30 лет вам исполнилось еще в марте. Не боитесь остаться холостяком?

- Не боюсь. Из каждого правила бывают исключения. Жена у меня, конечно, будет. А как же! Но на сегодняшний день моя жизнь меня устраивает.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно