264

Казахстан. Заложники ядерного монстра

29 АВГУСТА исполнилось десять лет со дня закрытия семипалатинского ядерного полигона. Тогда, в 1991 г., казахстанский президент Нурсултан Назарбаев, подписавший указ о ликвидации "ядерного монстра", стал одним из самых известных людей.

Город мутантов

ТАК в Казахстане называют Семипалатинск. Его жители знают, что опутанный колючей проволокой, безмолвный и безлюдный полигон продолжает в них жить. Проникает в организм с питьевой водой, с дачными помидорами-огурцами, со степной пылью, разъедающей глаза. В любой момент он может вырваться наружу раковой опухолью, белокровием, физическим уродством новорожденного ребенка.

В городе ощущается неприязнь к праздному любопытству приезжих. В селах и аулах, расположенных ближе к полигону, она проявляется уже достаточно агрессивно.

Так, услышав, что в селе Долонь корова родила двухголового теленка, я сделал попытку разыскать очередного мутанта. Но на вопрос, где, собственно, можно увидеть подобную аномалию, я получил от официантки в придорожной забегаловке такой заряд ненависти, что, казалось, еще слово, и в меня полетит что-нибудь тяжелое.

Смерть светила ярче солнца

В СТРОГОРЕЖИМНОМ Курчатове, за одно упоминание которого можно было надолго отправиться постригать сибирскую тайгу, сегодня находится Национальный ядерный центр Казахстана - предприятие для экскурсий закрытое. Впрочем, смотреть там особо нечего. Мертвые улицы совсем недавно многолюдного городка кого угодно вгонят в депрессию своими пустыми глазницами окон заброшенных многоэтажек.

В свое время на полигон работал 31 научно-исследовательский институт ВПК, конструкторские бюро, 29 НИИ других отраслей науки и производства. Полигон представлял собой сложнейшую систему подземных ходов, лабораторий, шахт. Сегодня их потихоньку поглощает степь. И каждый квадратный сантиметр этой земли на многие метры вглубь пропитан смертью.

Когда в 1953 г. готовилось особо секретное испытание водородной бомбы, жители близлежащих к полигону сел (несколько десятков тысяч человек) были эвакуированы за несколько часов. Впрочем, не заботой о здоровье населения было движимо руководство ВПК. Сохранить главную тайну Страны Советов - вот что было важно. Испытание тогда прошло удачно, за исключением того, что людей, эвакуированных в село Кайнар, облако ядерных осадков накрыло через 2,5 часа вместо рассчитанных 8, - сказался штормовой ветер. Более 20 тыс. человек в августе 1953-го получили страшную дозу радиации.

"Мой отец в те годы как раз жил в селе Кайнар, - рассказывает Мурат Ахметов. - Он умер, когда мне исполнилось восемь лет, врачи написали, что от бруцеллеза. Те, кого согнали в Кайнар, высыпали на улицу смотреть, как растет атомный гриб, будто это обычное природное явление, вроде солнечного затмения. Никто ни о чем их не предупредил. И уже умирая, отец сказал, что не боится смерти, что уже видел ее... тогда, в степи... она светила ярче солнца".

Утверждать, что люди бегут от полигона, нельзя. Сельчане живут натуральным хозяйством, а реальные, живые деньги имеют лишь старики-пенсионеры да инвалиды, получающие пособия. Страшно, но это так - семьи, в которых кто-то "заработал" на радиации неизлечимый недуг и получает за это "полигонные" деньги, считаются удачливыми и благополучными. Но в чем удача?

"Я инвалид второй группы, - говорит Анна Михайловна, учительствовавшая в сельской школе без малого 30 лет. - Пенсии и пособия хватает только-только на оплату коммунальных услуг и хлеб с молоком. Лекарства страшно дорогие - на них средств не остается. Да я уже забыла, когда мясо в последний раз ела".

По оценкам специалистов, зона экологического бедствия вокруг полигона составляет около 300 тыс. квадратных километров. Для полного цикла восстановления продуктивности пострадавших от испытаний земель необходимо как минимум 300 лет. Сумма же, требуемая для рекультивации и дезактивации зараженной радиацией почвы, составляет более 1 млрд. долл., и одному Казахстану такие затраты не потянуть.

Это значит, что полигон будет продолжать убивать людей. Сегодня уровень онкологических заболеваний в Семипалатинской области превышает общеказахстанский в 2,2 раза. Уровень психических заболеваний - в 4 раза. В 2 раза выше здесь детская смертность. И уже никого не удивляют 30-летние мужчины, имеющие организм 70-летнего старца. Почти привычны школьницы с ампутированной грудью. Семипалатинск давно стал казахстанским эпицентром боли, и еще не одно поколение будет расплачиваться за "атомные игры" империи.

Калеки на экспорт

НАВЕРНОЕ, самое страшное место в Семипалатинске - железнодорожный вокзал. Традиционная тусовка лиц без определенного места жительства выглядит как кунсткамера аномалий человеческого организма.

Бомж Володя с огромной опухолью, выдавившей левый глаз на середину лба, трясущимися руками пытается вскрыть бутылку дешевого портвейна. Зубами он этого сделать не может - у него не осталось зубов. Кстати, плачевное состояние полости рта - отличительная черта жителей Семипалатинского региона. Радиация в первую очередь "стачивает" зубы.

"Недавно троих "наших" на работу забрали, и я скоро уеду", - речь похмелившегося Володи труднопонятна, но переводима..

Его слова - лишнее подтверждение бытующим который месяц в Семипалатинске слухам. Приезжают, мол, залетные бандиты и вербуют отсюда мутантов для работы в благополучной Европе. Нищими. Там семипалатинским уродцам подают отменно. Правда, надолго "работников" не хватает - здоровье, знаете ли. Поэтому и приходится периодически обновлять человеческий материал. Хотя вербовщики на трудности не жалуются - на наш век мутантов хватит, рассуждают они.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно