Примерное время чтения: 6 минут
156

Ядерная свалка

Россия - единственная страна, которая ввозит на хранение отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) других стран.

РОВНО пять лет назад правительство подписало новые соглашения о ввозе ОЯТ. Сегодня смертельные отходы лежат в одном-единственном месте: в 15 километрах от закрытого атомного городка Железногорск. "Зарядиться" атомной энергией отправился корреспондент "АиФ".

Пройдете мимо - готовьтесь копать могилу

ОТ КРАСНОЯРСКА вниз по Енисею начинается глухая тайга. Там среди густой непролазной чащи стоит здание. Серые бетонные стены. Вокруг на расстоянии нескольких километров - ряды колючей проволоки.

Наверное, было ошибкой перед посещением "мертвой зоны" общаться с людьми, имеющими к мирному атому прямое отношение. Когда я входила в хранилище, в ушах звучали слова Виталия Хижняка, 10 лет отработавшего технологом ядерного горючего: "Ядерное топливо - колоссальный источник излучения. Если вы пройдете мимо, то времени перед смертью у вас останется только на то, чтобы выкопать себе могилу". Я покосилась на сопровождающего меня представителя Росатома Павла Морозова, бодро идущего впереди, и решительно шагнула за ним.

А теперь представьте бассейн размером с футбольное поле. В этом бассейне - четырехметровый слой воды. А в воду погружены металлические контейнеры. В каждом из них - отработавшее ядерное топливо в виде таблеток. Это называется "мокрая" технология хранения. От смертельной дозы нас с Павлом Морозовым спасает вода. "Здесь, в хранилище, тем более в округе, не опасно, - говорит он. - Бассейн, заполненный водой, защищает от радиации". И дальше Морозов совершает... подвиг. Он опускает стакан, набирает воду и пьет ее.

"А вы поверили? - Виталий Хижняк, зам. директора Гражданского центра ядерного нераспространения, и Николай Зубов, исполнительный директор "Красноярского экологического союза", расхохотались. - Да это известный трюк: он пьет дистиллированную воду, которая не вступает в реакцию. Если туда насыпать щепотку соли, то он никогда не будет пить такую воду. Он же не идиот. Потому что соль (она может стать радиоактивной) тут же начнет реакцию с радиоактивным излучением. А в природе вода не дистиллированная. Если капелька вещества попадет в простой ручеек - все. Конец. Один взрыв террориста, одна авария - и под Красноярском случится экологическая катастрофа. Страшнее той, что была в Чернобыле".

Вообще-то место хранения ядерных отходов - это тайна. Но в Красноярском крае ее знает каждый. Несколько лет назад депутат Митрохин вместе в "Гринписом" проник на территорию хранилища и даже залез на крышу соседнего здания, недостроенного завода по переработке. Тогда его поступок вызвал большой резонанс. Депутат доказал, что любой террорист может сделать то же самое. Росатом заявил, что охрану усилили: женский состав заменили на мужской, а недостроенное здание снесли.

Сергей, представитель "Гринписа", показал мне этот путь, и мы его проделали! "От старости в колючей ограде были дырки, - показывает Сергей. - Все ржавое. Когда мы шли с депутатом по тайге, мимо нас тогда проехал уазик с охраной. Проехали мимо как ни в чем не бывало. Здесь есть еще одна деревня, местные жители ходят по лесу - ищут грибы, ягоды. Поэтому мало кого останавливают". И тут мне стало по-настоящему страшно.

10 июля 2001 г. было подписано три федеральных закона, разрешивших ввозить к нам отработавшее ядерное топливо. По данным Росатома, с тех пор в Россию въехали три состава с отработавшим ядерным топливом из Болгарии (около 100 тонн) и несколько поездов из Украины (около 400 тонн). Пока это все. Но в ближайшем будущем нас планирует "осчастливить" Венгрия (она поставит топливо на переработку), а через десять лет, возможно, Иран. Сейчас с этими двумя странами ведутся переговоры.

Ни одна страна не ввозит к себе чужое дерьмо

"НЕ НРАВИТСЯ нам эта атомная промышленность, - рассказывает местный житель Виктор. - Два года назад на несколько километров во всех хозяйствах ботва пожелтела. Пришло что-то нехорошее со стороны, откуда ветер дует. Народ говорил, выброс у них какой-то произошел. Мы подписи собирали против хранилища, 2 миллиона жителей подписались, ноль реакции от властей! Депутаты приезжали, обещали референдум сделать, да все бесполезно".

Однако не все разделяют мнение Виктора. В закрытом городе Железногорске живет много атомщиков. Им перепадает часть доходов от хранения ядерных отходов. Да и работа у атомщиков есть. "Если остановят комбинат, - говорит Людмила, жительница Железногорска, - нам всем надо будет куда-то уезжать".

"Многие страны хранят свои собственные отходы, - говорит Виталий Хижняк, - но ни одна страна в мире не ввозит к себе чужое, извините, дерьмо на хранение. Да это так и называется: купили нашу пищу, переварили, а в туалет хотят сходить у нас. Корея, Китай, Тайвань не ввозят к себе отходы. Болгария отговаривается тем, что построить такое большое хранилище, как у нас, стоит 2 млрд. долл. Мол, им выгоднее к нам возить".

Всего Россия планирует ввезти к себе 20 тыс. тонн отработавшего ядерного топлива. "Это принесет нашей стране большие деньги", - говорят чиновники. Наверное, они не умеют считать. Украина платит нам 350 долл. за килограмм, Болгария - 625 долл. А себестоимость хранения, по данным экологов, каждого килограмма за 25 лет - 850 долл. (правда, у Росатома есть другие цифры - менее 200 долл.). "Нет никакой экономической выгоды, никакой целесообразности это делать, - говорит Виталий Хижняк. - Период полураспада плутония (то есть, когда он станет в 2 раза менее радиоактивным) - 24 тысячи лет. Любые деньги кончатся раньше".

Росатом, правда, считает, что 625 долл. за килограмм - нормальная цена. К тому же Венгрия уже платила за переработку больше - 850 долл., а Иран будет платить 1000 долл. К тому же всего в хранилище 4 тыс. тонн топлива. Из них более 3 тыс. тонн - российское. Таким образом, хранилище в первую очередь предназначено для нашего топлива.

Эксперты считают, что, возможно, Россия начнет перерабатывать ядерные отходы, извлекая нужные для промышленности вещества: плутоний и уран. Однако говорят, что заводы Франции и Англии согласились не хранить, а перерабатывать чужое топливо и в первое время имели убытков 1 млн. долл. в день.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно