Примерное время чтения: 5 минут
165

Калининградская область. Янтарный край в европейской оправе

ПОМНЮ, в школе (тогда еще глубоко советской) учитель рассказал нам, что якобы на одном из железнодорожных вокзалов Германии до сих пор можно услышать объявление: "Поезд до Кенигсберга временно отменен". Эта советская страшилка, казалось бы, осталась в прошлом. Ан нет, возникшая проблема между Калининградом и Евросоюзом реанимировала слухи о том, что Калининградская область перестанет быть российской территорией, а станет европейской, возможно, даже немецкой.

ЖИТЕЛИ Калининградской области обеспокоены. Их ближайшие соседи - литовцы и поляки - вот-вот вступят в Евросоюз. Это рискует обернуться визовым режимом на границе самой западной российской территории. Она окажется изолирована не только от Европы, но и от России. Причем от Берлина до Калининграда будет куда ближе, чем от Москвы. Ведь немцы в отличие от россиян свободно разъезжают по Европе и с открытием новых еврограниц наверняка хлынут в Польшу и Прибалтику: под самый бок Калининградской области.

Соседей не выбирают

ЕСЛИ визовый режим введут, количество людей, пересекающих калининградскую границу, сократится в несколько раз. Значительно уменьшится и количество ввозимых из Европы товаров и продовольствия, которого пока на местных прилавках предостаточно. Для калининградской экономики эта потеря будет существенна. Объемы мелкой приграничной торговли при визовом режиме соответственно тоже сократятся или и вовсе сойдут на нет. А за счет нее, между прочим, живут около 15% населения области. Уровень жизни в регионе упадет, что может стать благоприятной средой для разжигания антироссийских настроений. Нельзя забывать, что Калининград - регион особый, где любое непопулярное решение, так или иначе связанное с Москвой, может высечь опасные искры сепаратизма.

Уже сейчас в сознании калининградцев понятие "Россия" куда больше связано не со своей областью, а с землей, до которой им ехать и ехать. Так и говорят: "Поехал в Россию", "Приехал из России". Часть жителей области придерживается мнения: если бы область получила такой статус, при котором могла бы вести самостоятельные переговоры с Польшой и Литвой, визового режима можно было избежать. Об отделении от России речи, как правило, нет, а вот о республике кое-кто мечтает. Есть даже Балтийская республиканская партия, ставящая своей целью обретение Калининградской областью международного государственно-правового статуса (без выхода из России) для самостоятельных отношений с Евросоюзом.

В поисках прошлого

ЕЖЕГОДНО, как только потеплеет, в Калининградскую область едут немецкие туристы - старики и старушки, которые родились и жили на прусской земле и для которых Калининград навсегда останется Кенигсбергом. Едут их дети и внуки с видеокамерами: запечатлеть окрестности по ностальгической просьбе "предков". Глядя на свою родину, немцы опечалены: их бывшая земля до сих пор не очень-то ухожена. И невыгодно контрастирует с бывшими прусскими территориями, отошедшими к Польше и Литве.

В 2005 году Кенигсбергу стукнет 750. Сейчас город полон дискуссий, как отмечать этот юбилей. Многие ветераны войны полагают, что не надо праздновать вовсе. Не исключено, что найдутся желающие использовать эти разногласия, чтобы опять подлить масла в огонь спекуляций на калининградской теме. Уже были прецеденты, когда недобросовестные политики в погоне за голосами ветеранов не гнушались раздувать слухи о немецкой угрозе.

Немецкий порядок потерпел крах

НЕУКЛЮЖАЯ попытка онемечить российский янтарный край действительно была. В начале 90-х туда приехал из Германии некий Дитмар Мунье. Он хотел построить в Калининградской области побольше новых домов и заселить их российскими немцами из Казахстана и Киргизии, мечтая о том, чтобы калининградская земля вновь стала германской. Проект финансировался из пожертвований немецких граждан - в основном бывших жителей Восточной Пруссии.

Новым коттеджам российские немцы были рады. Но далекоидущие намерения Мунье по возвращению "оккупированной немецкой территории" у них никакой поддержки не нашли.

Чуть позже германские спецслужбы предоставили досье на Дитмара Мунье. Оказалось, что это известный германский экстремист правого толка. За противоправную деятельность ему запретили въезд в Россию. А несколькими годами позже такая же участь постигла двух его немецких коллег, также участвовавших в этом проекте.

- В Германии есть люди, которые все еще не излечились от реваншистских устремлений. Но к государственной политике немецкого государства это никакого отношения не имеет, - говорит Сергей Хенке, директор Немецко-Русского Дома в Калининграде, занимающегося вопросами культуры и профобразования. - Интересы немцев далеки от идей регерманизации. Их заботы обращены совсем в другую сторону - например, к итальянской Ривьере, Коста-Брава, Канарским островам, где они отдыхают каждый год. А что касается России, больше всего Германия заинтересована в ее стабильности. Думаю, что небылицы о немецкой экспансии появляются от неуверенности русских людей в своем будущем и в своей идентичности с новой Россией.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно