67

Прибалтика: десять лет после "оккупации"

В СОВЕТСКИЕ годы Рига и Таллин были для нас Европой, на которую можно было посмотреть без виз и райкомовских экзаменов. Мы и не думали, что вписываем поневоле свою персональную буковку в многостраничную "историю оккупации".

Белые негры

НЕГРЫ - так называют себя (для краткости) "неграждане" Латвии. Их сейчас 518 тысяч, или чуть больше 22 процентов от числа жителей.

С начала 1995 года, когда "процесс пошел", натурализовалось около 53 тысяч человек. Эйжения Алдермане, начальник Управления натурализации, рассказывает, что среди них была даже 94-летняя старушка. Но, например, владелец одной из крупнейших латвийских фирм, этнический русский, категорически отказывается проходить "унизительную процедуру" натурализации. Он убежден, что сделал для страны достаточно, чтобы по праву считаться ее гражданином.

А 65-летняя жительница Валмиеры, обратившаяся за помощью в посольство России, пишет: "Я попала в Латвию во время Второй мировой войны: мою мать и тетю привезли сюда немцы. Когда Латвия провозгласила свою независимость, я радовалась вместе со всеми... Но теперь, когда гражданство я могу получить, заплатив 15 латов, я принципиально не желаю его иметь, хоть мне для этого и латышский язык учить не надо - я владею им в совершенстве".

С 2004 года преподавание в школах будет вестись только на латышском языке. Рассказывают, что русскоязычные студенты одного из вузов сбрасывались на штраф русскоязычному же преподавателю, чтобы он мог читать сложный курс на понятном ему и аудитории языке.

Депутат сейма Олег Толмачев говорит: "Мы готовы стать патриотами независимой Латвии, но в обмен на сохранение нашего языка, который является родным для 42 процентов жителей Латвии. В европейских странах, в местах, где компактно проживают нацменьшинства, достаточно 20-процентного представительства нетитульной нации, чтобы чиновники госструктур были обязаны знать ее язык".

Эстонская матрешка

В ОТЛИЧИЕ от Латвии аналогичный эстонский школьный проект удалось отсрочить до 2007 года. Пост министра образования недавно заняла 27-летняя Майлис Ранд. Молодых исторические обиды не терзают, а очевидные европейские перспективы диктуют прагматичный подход к решению самых деликатных проблем.

Главный итог прошедших лет в том, что жители страны прекрасно понимают: "путевка в жизнь" их ребенку может быть выписана только на эстонском языке. (Русские говорят между собой: "Эстонец - уже должность".) Но в эстонские школы пока никого не загоняют.

Тем временем языком межэтнического общения мало-помалу становится... английский. Русская молодежь чувствует себя в большей степени жителями Европы, нежели Эстонии, поэтому и изучение английского - более перспективно. Молодые эстонцы тоже помнят, что вот-вот станут гражданами Европы.

Не окажется ли эстонская культура ассимилирована в общеевропейском котле? Премьер-министр Эстонии Сийм Каллас считает, что "Европа уделяет огромное внимание культурам малочисленных наций, поддерживает культурную разнородность". Но очевидных параллелей с интеграцией русскоязычных жителей в эстонское общество господин премьер, увы, не видит.

Уникальность Эстонии в том, что на северо-востоке страны этнических эстонцев меньше 4%. Горсовет Нарвы проводит свои заседания на русском языке. Он нарушает закон, но правительство вынуждено смотреть на это сквозь пальцы. В то же время недавно в Нарве был открыт Эстонский дом, наподобие тех, что открывают за рубежами страны. В одной из нарвских гимназий открыты классы изучения эстонского языка, а вместо Нарвской высшей школы - последнего русскоязычного вуза - был открыт Нарвский колледж Тартуского университета.

Интересно, на каком языке - русском, эстонском или английском - будут говорить в Нарве еще через десять лет?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно