198

Снится кадетам мама

НАД ровными рядами одинаковых коек висел липкий запах двух сотен ботинок. "Мамочка, уже в школу? Сейчас встану, еще минутку..." - пробормотал какой-то мальчишка и опять уткнулся носом в подушку. "Хм, мамочка", - расплылся в умильной улыбке старшина роты, прапорщик по прозвищу Бульдог, и, еще раз взглянув на часы, суровым командным голосом гаркнул: "Рота, подъем!"

ПЯТАЯ рота Омского кадетского корпуса слетела с кроватей, как подорванная. Кто-то, уже стоя в строю, с деловитым видом натягивал вдруг некстати свалившиеся штаны. "Учатся еще", - снисходительно резюмировал Бульдог. А кадеты, по форме пожелав командиру здравия, потянулись умываться и одеваться на зарядку.

Чем блеснуть?

"ОРЛЫ!" - восторженно заметил начальник корпуса, полковник с простой, ярославской, по его словам, фамилией Басаев. "Дети еще..." - всплакнула бы какая-нибудь особо впечатлительная мамаша из окрестных домов, разбуженная бодрой строевой песней про фуражку: "С тобою быстро пронеслися мои кадетские года..." А губернатор Леонид Полежаев уверен, что эти мальчишки - новое поколение блестящих российских офицеров: "Русский офицер всегда "блестел" не только формой и начищенными сапогами, но и воспитанием и образованием..." Поэтому в Омске три года назад возродили кадетский корпус. В этом году он справит 190-летие. "В Министерстве обороны выпросили лучших офицеров-наставников - все-таки с четырнадцатилетними пацанами работать и учить их не только тому, как правильно маршировать, и не матом солдат крыть..."

Пацаны тем временем строем шли на завтрак, где к перловой каше с мясом привычно "прилагался" взыскательный прапор-завстоловой. Но бранился он как-то не по-военному: гневно всех называл разгильдяями, а слова в предложения связывал с помощью непривычного для прапорщика "блин".

Позавтракав, "разгильдяи" с одинаковыми коричневыми планшетами вместо ранцев отправились в учебный корпус, по виду - обычную школу. "Здравствуйте, товарищи кадеты!" - "Здравствуйте, товарищ преподаватель!" - хором приветствуют они классных дам. После уроков "на гражданке" учительницы просто наслаждаются тишиной, спокойствием и дисциплиной, о которых в обычной школе и не мечтают. "Кадет Останин, закройте, пожалуйста, рот. Откроете только по моему приказу".

"Ночью в туалете пришлось доучивать, но все равно не успел", - стыдливо оправдывался перед уроком будущий полковник, а может быть, и генерал Олег Крыканов. Кроме обычных школьных предметов мальчишки изучают военную тактику, музыку, танцы и обязательно занимаются в какой-нибудь спортивной секции. "А кругом ведь полно соблазнов!" - по секрету рассказывал Денис Останин. "Это какие же у вас здесь в казарме, соблазны?" - "А вот, например, пойти на заборе повисеть, когда лицеистки мимо с занятий идут..." Но с той стороны, где ходят лицеистки, на заборе жирно намалевано: "Кадеты - лохи".

Армия "должников"

"ГРАЖДАНСКИЕ", - с презрением махнув рукой куда-то в сторону, говорят кадеты. Как выяснилось, с "гражданскими" во время увольнений иногда случаются и кровавые потасовки. По словам преподавателя мировой художественной культуры Надежды Пихо, все потому, что "за забором" ее мальчишкам завидуют - их выправке и чувству собственного достоинства. На уроках она обращается к ним не иначе как "милостивые государи". Впрочем, до сих пор пугается, когда на вопрос, усвоили ли учащиеся тему, класс-взвод отвечает: "Так точно".

"Надежда Михална, а вы обещали на День святого Валентина нам девчонок в гости привести, - с надеждой смотрел на преподавателя Олег Крыканов, которого вице-сержант взвода кадет Валитов (хоть и приятель) за плохо подшитый воротничок лишил увольнения. - И не привели... Придется "валентинку" Бульдогу дарить". Тем временем суровый Бульдог, растрогавшись, тоже подписывал открытки-"валентинки". У старого вояки они получались "с перчинкой": "Плох тот солдат, который не хочет..."

Несмотря на "нежный" возраст, большинство мальчишек-кадетов хорошо знали, чего хотели, поступая в корпус, и что их ждет дальше: "Хотим стать офицерами!" Для поступления им пришлось пройти несколько собеседований и сдать два экзамена. "У меня в роте полно сирот, - говорит Бульдог (Сергей Базыгин), - детдомовские, дети военных, которые погибли в Афгане или даже в Эфиопии..." Таких принимают без конкурса (который доходит до 3 человек на место). Тот, кто "не вписывается" и не выносит дисциплины, уходит сам, кого-то приходится отчислять за грубые нарушения воинского устава. Но таких, по словам полковника Басаева, - единицы. А на вопрос, не жалко ли будет отдавать этих мальчишек, пропитанных аристократичным духом закрытого корпуса, в нашу далеко не аристократичную армию, здесь отвечают так: "Именно им эту армию и предстоит менять". Впрочем, добавляют: пока в Российскую армию на срочную службу призывают всех подряд "должников Родины", другой в ближайшее время она станет вряд ли...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно