Примерное время чтения: 5 минут
430

Земельная лихорадка

ЗИМОЙ в России разрешили свободную продажу сельскохозяйственной земли. Есть ли спрос на главное российское богатство? Много ли крестьян уже лишились земельных наделов? Сколько на самом деле стоят угодья? Корреспондент "АиФ" отправился в Ачитский район Свердловской области, где скупщики орудовали наиболее активно.

Право на долю

ЗЕМЛЯ в России стала частной собственностью уже давно, почти полтора десятка лет назад. Тогда каждому крестьянину выписали сертификат на земельный пай. Однако, если вы попросите их выехать в поле и показать свой законный участок, сделать это они не смогут: участки "в натуре" обычно не обозначались.

Бывший совхоз "Ачитский" жил как все. В начале 90-х акционировался. Землю поделили поровну - по 6,5 гектара на брата. Отделяться никто не захотел, поэтому все паи так и остались в общем котле. Работать продолжили по-старому, только розовые бумажки на руках появились - свидетельства о праве на земельный пай. Сегодня совхоз дышит на ладан.

"Землю скупают, - говорит председатель СПК "Ачитский" Роман Сабиров. - Две сотни паев точно скупили. Может, я уже на чужой земле сижу".

Председатель рассказывает, как зимой в хозяйство нагрянули какие-то молодые люди и пустили слух, что покупают землю по хорошей цене. В Доме культуры образовалась очередь из желающих продать пай. Причем покупались именно бумажки, а не участки. По крайней мере, с просьбой отрезать свой надел к председателю никто из крестьян не подходил.

Паи свои крестьяне продавали по разным причинам. Пенсионерка Раиса Дульцева на эти деньги подарила внуку меховой комбинезон и дочке помогла. Доярка Люба пай продала, чтобы сапоги и пальто новые купить. Деньги спрятала в старый полушубок. А тулупчик муж Мишаня, любитель выпить, случайно надел и прогулял заначку.

В сельмаге таким историям не удивляются, но считают, что в большинстве случаев "земельные" деньги были употреблены с умом. "Люди в недвижимость вкладывали, - серьезно говорит продавщица Татьяна Ивановна, - кресла, диваны, ковры покупали. Да еще много муки и песку взяли". По слухам, скупщики цену пая (6,5 га) установили в пять с половиной тысяч рублей, потому что в "Промтоварах" набор мягкой мебели (два кресла и диван) стоит аккурат 5040 рублей.

Павел и Наталья работают в совхозе разнорабочими. Получка - 800 рублей в месяц. Но "живых" денег они не видят: то мукой, то сеном, то комбикормом выдают. Тем не менее паи продавать отказываются.

- Я узнавал, - говорит Павел, - моя доля стоит 65 тысяч рублей. Зачем я ее продавать буду? Чтобы какой-нибудь буржуй нажился?! Пусть лучше она государству отойдет, никому не достанется!

- Зачем же государству? - возражаю я. - Отдай, Павел, мне. Вот "живые". Сразу 5 тысяч даю! - протягиваю ему хрустящие пятисотрублевки.

- Давай восемь, - выдыхает Павел.

- Пять с половиной. Больше нет. Диван купишь.

- Я телевизор импортный хочу. А он восемь стоит. Вот зимой пять был.

В земельном комитете мне удалось узнать, что все приобретенные у ачитских совхозников паи были оформлены на некоего Бурдинского, прописанного в Еврейской автономной области. Специалист комитета Зинаида Стахеева считает, что землю скупили, чтобы потом дорого продать государству. Ведь она прилегает к трассе Екатеринбург - Пермь, которую, возможно, будут расширять.

Не всегда у крестьян есть выбор. К примеру, в соседнем совхозе "Заря" тех, кто не продает пай, грозят оставить без работы. Крупная промышленная компания из Екатеринбурга решила заняться сельским хозяйством и приобрела местный сельхозкооператив "Заря". Но доли земельные принадлежат крестьянам. Поэтому у входа в магазин появилось объявление с призывом их продать... по одной тысяче рублей за пай! Нежелающих - "убеждают".

Бои без правил

"ВСЕ ПАИ сдавали, и я сдала, - заявляет телятница Вера Гладкова. - Если не сдашь, то огород тебе вспашут по 35 рублей за сотку, а так по 20 рубликов".

Зато у механизатора Федора Щелканова схватка с гигантом кипит уже полгода. Пришлось Федору уволиться. Новый директор не дает пай выделить из общего пирога: сделать это не так трудно, но нужно согласие всех собственников-соседей. "Тысяча рублей - один смех. Я сам хочу на земле работать, - говорит Федор, потирая мозолистые руки. - Уже и собрание пайщиков было. Я сам собрал. Не один бак бензина сжег. Место в поле наметили. Земля не ахти какая: с краю, 10 лет не паханная. А как в земельный комитет приехал, там от ворот поворот: мол, на эту землю совхоз претендует. Все хотят себе загрести. Они большие взятки дают, и чиновник не оформляет. Думаю, до суда дело дойдет".

Обзавестись пашней в России не проблема. Ведь собственником крестьянин себя пока не почувствовал. Но многие уже понимают: продав землю раз, назад ее не вернешь. Стоит ли торопиться?

КОММЕНТАРИЙ министра сельского хозяйства А. Гордеева по поводу купли-продажи земли, а также материал о том, кто и зачем скупает пашню в разных регионах России, читайте в одном из ближайших номеров.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно