Примерное время чтения: 6 минут
802

Аркадий Инин. Женщина и уборка

ПИСАТЕЛЬ-САТИРИК Аркадий ИНИН считает, что пишет сказки для взрослых - чтобы непременно со счастливым концом и чтобы героиня обязательно вышла замуж (в сказках по-другому просто не бывает). А получаются у него очень смешные истории про нас с вами и нашу жизнь - вспомните хотя бы фильмы, снятые по его сценариям: "Одиноким предоставляется общежитие", "Однажды двадцать лет спустя", "Частный детектив, или Операция "Кооперация". Инин - автор сценариев 30 кинокомедий, кинокапустников и множества рассказов, лучшие из которых недавно опубликованы в 24-м томе Антологии сатиры и юмора России ХХ века, подготовленной издательством "Эксмо". А еще Инин составил целую энциклопедию о женщине "И это все о ней", главу из которой сегодня представляет "АиФ".

СОЧИНИТЕЛИ известной песенной строки "и вся-то наша жизнь есть борьба", на мой взгляд, имели в виду прежде всего женщину.

Да, женщина всю жизнь борется - с природой, с обстоятельствами, с другими женщинами, с возрастом, с транспортом...

А еще женщина борется за чистоту.

Последний вид борьбы самый изнурительный и бесплодный. Ибо если есть на свете что-нибудь совершенно бессмысленное, так это уборка помещения.

Любой здравомыслящий мужчина понимает: после того как грязь убрана, она рано или поздно все равно возникнет опять. Так что даже классические символы бессмысленных занятий - борьба Дон Кихота с ветряными мельницами и закатывание Сизифом своего камня на гору - это просто детский лепет по сравнению с борьбой за чистоту.

Однако женщина этого не понимает и понимать не желает. Она снова и снова с отвагой Дон Кихота и упорством Сизифа принимается за уборку.

Понятие это неоднозначное. Бывает уборка поверхностная, ежедневная, бывает углубленная, ежемесячная, и, наконец, венец всего - генеральная уборка.

Эту гигантскую битву за чистоту женщина назначает по случаю какого-нибудь праздника, какого-то, как раньше говаривали, "красного дня календаря".

Но для мужчины этот день становится черным днем жизни.

Оттянуть генеральную уборку можно, отменить - ни за что. Она приходит неотвратно - в полководческой решимости женщины и в боевой готовности всех уборочных средств.

А средства уборки делятся на: автоматические (пылесосы, полотеры), механические (швабры, веники) и биологические (мужчины).

Мужчина в уборочном процессе используется прежде всего как движущая сила. То есть для передвижения мебели и выноса мусора.

Мужчине посмышленее доверяется протирка тряпкой ровных поверхностей (но, конечно, не окон и зеркал, которые женщина полирует только сама, нежно дыша на стекло, будто возвращая ему жизнь искусственным дыханием).

Если же, по мнению женщины, мужчина физически слаб для использования в качестве движущей силы и умственно туп для пользования тряпкой, то он в лучшем (счастливом!) случае просто на время уборки изгоняется из дома, а в худшем (ужасном!) применяется в качестве досадной помехи на трудовом фронте.

Женщина гоняет мужчину с места на место, как затравленного зайца, как загнанного волка: "Стой здесь! Иди туда! Замри там! Не топчись, где вымыто! Чего разлегся, я тут буду пылесосить!"

Все это, конечно, ничуть не помогает женщине физически, но чрезвычайно бодрит женщину морально. Как образ врага, придающий дополнительный героизм ее битве.

В бесконечном и бессмысленном процессе уборки есть один особо невыносимый момент - условно говоря, "пыль под диваном". На самом деле это может быть пыль не только под диваном, но и за комодом, и на шкафу, и в прочих местах, где просто так она не видна, а чтобы увидеть эту пыль, надо специально залезть под диван, отодвинуть комод или взобраться на шкаф.

Ну скажите - я обращаюсь, естественно, к разумным мужчинам - ну кому мешает пыль, которая не видна? Конечно же, только женщине.

И она с упорством маньяка забирается под диван, за комод, на шкаф и в другие уголки и закоулки, уничтожая невидимую глазу пыль и роняя невидимые миру слезы.

Но главный уборочный кошмар для мужчины - это наведение женщиной порядка на его столе. То, что женщина именует порядком, мужчина называет бардаком. И соответственно - наоборот.

Когда женщина начинает раскладывать на столе мужчины все очень аккуратно (как она это понимает) и по своим местам (как она их определяет), то у мужчины есть лишь один выход - убить женщину.

Но тут, черт побери, срабатывает дурацкая жалость.

Впрочем, завершив уборку, женщина умирает сама. Да, именно так она и сообщает, рухнув в кресло: "Все, я умираю!"

И в этот момент самым ошибочным для мужчины был бы вопль типа: "А кто тебя заставлял это делать?!"

Нет, мужчина должен немедленно посочувствовать женщине и ни словом, ни взглядом не выдать свое глубокое убеждение, что она могла бы вовсе и не помирать, а еще бы жить и жить, даже, может быть, жить вечно, если бы не затеяла эту идиотскую уборку.

Следует особо предостеречь: в самом финале уборочного действа возникает неожиданный и потому опасный эффект.

Мужчина вдруг с приятным удивлением замечает, что воздух в помещении стал как-то прозрачен и свеж, что окружающие предметы как-то празднично засияли, что пейзаж за вымытым окном преобразился из буднично-серого в солнечно-многокрасочный.

В связи со всем этим мужчина даже начинает задумываться: а может быть, все было совсем не напрасно, а может быть, не пропадет тот скорбный труд...

И вот тут очень важно не расслабляться. Потому что уборочный вирус в принципе опасен для жизни. Ведь если до уборки женщина заставляла мужчину только снимать обувь на пороге, то после уборки ему уже запрещается бросать где попало остальные вещи, а от этого совсем недалеко и до бесчеловечных требований мыть руки перед едой и ноги перед сном.

Так что с уборкой надо бороться изначально - в зародыше самой мысли о ней. И не поддаваться на всякие женские разглагольствования, мол, "дай тебе волю - совсем зарастешь грязью".

Не боись, мужики, не зарастем!

Мы, между прочим, тоже кой-чего про чистоту понимаем: и зубы чистим - практически через день, и пыль с ушей стряхиваем - по субботам.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно