Примерное время чтения: 5 минут
205

Канадский адвокат взялся за Ходорковского

НА ЗАПАДЕ люди считают, что главное - это иметь хорошего врача, хорошего парикмахера и хорошего адвоката. Россияне это положение вполне разделяют, но помогает оно так себе. У топ-менеджеров "ЮКОСа" адвокаты не просто хорошие - самые лучшие. Но их подзащитных уже содержат под стражей - до суда. Как тут не вспомнить дело американского энергетического гиганта "Энрон", обанкротившегося почти три года назад. Несмотря на то что его руководителей обвиняли в весьма серьезных финансовых махинациях, ни один из них не был лишен свободы до суда. Об этом "неудобном" для российского правосудия факте напомнил прибывший в Москву канадский адвокат Ходорковского Роберт Амстердам.

Скорее жив, чем мертв

НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ адвокатов "ЮКОСа" Амстердам был полон праведного гнева, а представители Алексея Пичугина (Татьяна Акимцева) и Платона Лебедева (Евгений Бару) - печальны. Акимцева не исключает, что ее подзащитный при том медобслуживании, которое он получает (точнее, не получает) в изоляторе, может попросту скончаться от диабетической комы. По словам адвоката, специалистов к нему не приглашают, а в бумагах Генпрокуратуры значатся прямо противоположные вещи - и что Пичугин опасно болен, и что... практически здоров. Это уже не говоря о следах от инъекций - психотропных, как уверены адвокаты и их подзащитный, средств, - на руках Пичугина. Акимцева видела их лично, а вот тюремный врач почему-то - нет.

Платон Лебедев, которому в отличие от Пичугина вообще инкриминируется только "экономика", находится в инфекционном отделении тюремной больницы. У него сильная гипертония, к тому же Лебедев начал слепнуть. "Не слишком ли это суровое наказание для людей, чья вина еще даже не доказана?" - горько иронизировал Амстердам.

Несмотря на такое катастрофическое состояние обвиняемых, суд меры пресечения - содержание под стражей - не изменил ни одному, ни второму.

Положение вне правового поля

АДВОКАТ представляет интересы менеджеров "ЮКОСа" вне их родины - например, готовит документы и подает жалобы в Европейский суд по правам человека. Но главное, наверное, - доносит до сведения мировых блюстителей закона и прав человека информацию о российском суде и прочих "шоковых" нарушениях норм Уголовно-процессуального кодекса России и, соответственно, Европейской конвенции, которую наша страна ратифицировала.

Впрочем, канадец пользуется другим устойчивым выражением - "атака на "ЮКОС". За всю обширную практику Амстердама такого обилия нарушений в судопроизводстве, какие были в суде, он не видел ни в Африке, ни в Латинской Америке. Ходорковского он называет истинным патриотом и образцом для подражания, поскольку он всегда возвращался в Россию, даже когда над компанией стали сгущаться тучи.

"Как вы не понимаете, - сказал мне Амстердам, - вопрос не в том, сколько у вас адвокатов и насколько они гениальные, а в том, что спор происходит вне правового поля. Ваше руководство любит это дело сравнивать с делом "Энрон". Но если бы оно проводилось так же, то наши подзащитные были бы не в тюрьме и мы работали с ними вместе. Во-вторых, не было бы закрытых заседаний. И, в-третьих, не было бы никаких судебных заседаний вообще. Потому что с момента обыска в офисе адвоката Антона Дреля ни один уважающий себя суд мира не допустил бы проведения этого дела. Его бы немедленно закрыли! Отношения между адвокатом и его подзащитным - это основа основ правосудия, а подобная ситуация - прямая атака на нормы правосудия. А ведь этот факт ни разу не был прокомментирован ни одним судьей, - продолжает адвокат. - Мне трудно подобрать сравнение для процесса, через который мы сейчас проходим, когда государство оказывает такое беспрецедентное давление на "ЮКОС", пока Ходорковский находится в тюрьме. Или вспомним то, что произошло в Басманном суде 24 декабря. В США это освещалось бы национальным телевидением по всей стране 24 часа в сутки. Журналисты пытались бы выяснить, как может быть, что ведущий бизнесмен страны вдруг становится кем-то вроде Усамы бен Ладена? Что его приводит в суд в наручниках толпа автоматчиков из ФСБ? Как может быть, что человек, который десятки миллионов долларов вложил в свою страну через фонд "Открытая Россия", - за решеткой, где ему разрешают мыться раз в неделю, и его заключают туда, чтобы он не мог открыть рот и высказать какую-либо критику до президентских выборов?.."

Но, возможно, и не стоит "открывать рот", когда иные поступки говорят сами за себя. Например, британская "Гардиан" расшифровала последнюю горячую новость - отставку российского правительства - так: "Касьянов многими считался другом тех кругов большого бизнеса, к которым давно присматривались кремлевские сторонники жесткой линии. Касьянов публично критиковал арест Ходорковского и его последствия для российского фондового рынка".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно