55

И даже пень... нуждается в инвестициях

СТРАШНУЮ, почти апокалиптическую картину уничтожения российских лесов явил Никита Михалков в своей картине "Сибирский цирюльник". Механический монстр, изобретенный заграничным инженером, без усилий и без разбору "стриг" вековые сибирские сосны и молодые кудрявые березки. В первые перестроечные годы мы узнали всю правду о загрязнении Байкала и крупных российских рек многочисленными предприятиями, расположенными на их берегах. С развалом СССР и плановой советской экономики этот безумный прессинг на окружающую среду ослаб, но вот теперь поставлена новая стратегическая задача - удвоить ВВП. Выдержит ли все это матушка-природа, готовы ли мы к цивилизованным формам отношения с ней?

Игра стоит свеч

- ПРЕЖНИЙ варварский подход к природе, и в частности к лесным ресурсам, не должен повториться, если мы всерьез планируем вступить в ВТО и стать его полноправными членами, - считает генеральный директор ОАО "Котласский ЦБК" Юрий Заяц. - В этой организации достаточно жесткие требования: все основные направления деятельности предприятия, в том числе и экологическая безопасность производства, должны быть сертифицированы на соответствие международным стандартам. Не соблюдая этих правил, мы так и останемся чужаками, второсортными членами мирового экономического сообщества. Поэтому хочешь не хочешь, а надо соответствовать. Котласский ЦБК более шестидесяти процентов продукции поставляет на экологически чувствительные зарубежные рынки, поэтому мы одними из первых в России приступили к добровольной сертификации лесов. Что само по себе исключает варварство. А в нынешнем году производство комбината сертифицировано по международным стандартам экологической безопасности. Признаюсь честно, нам это недешево обошлось - 150 млн. долл. за последние 10 лет. Но игра стоит свеч, и в ней не может быть проигравших по определению: нагрузка на природу заметно снизилась; на Западе нас воспринимают как цивилизованных партнеров; растут спрос на продукцию и, естественно, объемы производства. Ну а далее - по цепочке: рабочие места, достойная зарплата, отчисления на социальные программы...

- Насколько я знаю, вначале у вас не так просто складывались отношения с европейскими партнерами. С чем это было связано?

- Ситуация напоминала известную поговорку: "Что русскому хорошо, то немцу смерть". Когда мы вышли на рынки Германии, Франции, Испании, то не очень понимали своих покупателей. Мы пытались их убедить в том, что наши ГОСТы самые лучшие, а их в первую очередь интересовало не это, а какую практическую ценность представляет наша продукция в их странах. Другими словами, мы плохо знали их рынки и требования, вот поэтому продукция КЦБК оказалась, по сути, невостребованной. Если ее и готовы были покупать, то по бросовой цене, которая не покрывала даже затрат на производство. Началась "кривая" провала: в 1997 г. - 637 тыс. тонн целлюлозы, в 1998 г. - 540 тыс. тонн. И это несмотря на то, что марка и качество котласской продукции по российским меркам были всегда высоки.

Лишнего дерева не сломают

- И КАК же удалось остановить падение и добиться того, что ваш ЦБК сегодня один из крупнейших производителей не только в стране, но и в Европе?

- Да, сегодня мы варим свыше 900 тыс. тонн целлюлозы в год. В России пока больше никто не производит. К 2008 году намечаем приблизиться к отметке 1 млн. 200 тыс. А все благодаря колоссальным инвестициям на развитие и модернизацию комбината. То, что мы уже сделали, вызывает лично у меня определенную профессиональную гордость. К примеру, мы первыми в России внедрили бесхлорную отбелку сульфатной целлюлозы, что, в свою очередь, позволило увеличить выпуск продукции, снизить ее себестоимость и существенно сократить сброс хлоросодержащих веществ. Для наших западных партнеров при заключении контрактов это стало весомым аргументом. Установили систему очистки воды, которую даже самые придирчивые защитники окружающей среды оценили на "5".

- Недавно был на одной из лесных делянок, где вы заготавливаете древесину. Меня поразили там какие-то совершенно уникальные машины: они так проворно, а главное, аккуратно работают - лишнего дерева не сломают и не сомнут. Вот, правда, только все они импортного производства. Как-то непатриотично получается.

- Отнюдь. Большая часть техники, которую мы приобретаем, - лучшие образцы отечественного производства. Также мы помогаем российским машиностроителям в разработке новых образцов. Но в данном случае техника финской фирмы "Тимберджек" просто вне конкуренции. Вы обратили внимание, насколько эти машины эффективны и технологичны? И при всем при этом не выглядят этакими лесными агрессорами. А вообще-то все, что касается лесозаготовительной базы, - это отдельная большая тема. За пять лет мы добились того, что уже на 40% обеспечиваем потребности комбината в сырье собственными силами. Как мы шутим между собой - "Даже пень требует хороших инвестиций". Сегодня КЦБК - один из основных потребителей нетоварной древесины в Архангельской, Кировской и Вологодской областях, а также в Республике Коми, поэтому этим регионам наш рост и развитие только на руку.

Учимся без штампов

- КАК показывает опыт, без грамотного персонала и при отсутствии коллектива единомышленников даже самые умные машины превращаются в груду бесполезного железа, а передовые технологии - в скучные занудные методички.

- Абсолютно с вами согласен. Можно поменять машины, технологии и ничего не добиться, если не изменить отношение людей к труду. В год только на обучение персонала комбинат тратит 1,5 млн. долл. Вы знаете, что было самым сложным? Вытравить из мозгов десятилетиями культивируемые штампы типа "Котласский ЦБК варит лучшую целлюлозу" и рожденный этим посылом производственный снобизм. Зачем развиваться, если и так лучшие? Сейчас, в случае появления рекламации, разбираться к покупателям едет не топ-менеджер, а тот, кто продукцию непосредственно произвел. Именно благодаря персональной ответственности мы производим сегодня продукцию в хороших объемах и хорошего качества, а бренд - Котласский ЦБК и "Илим Палп" - хорошо известен не только в России, но и на зарубежных рынках.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно