96

Страна в отключке

КАЖДОЕ лето Россия на 21 день погружается в средневековье. Не вся, конечно, а та ее часть, которая привыкла к благу цивилизации - горячей воде. Другая часть (80% (!) россиян), у кого горячей воды отродясь не было, из этого средневековья вообще не выходит никогда. Причины отключения навязли в зубах - мол, на Западе нет гигантских теплостанций и многокилометровых теплосетей. Там в каждом доме свой котел, поэтому и на профилактику уходит максимум несколько часов.

Наш корреспондент решил на примере подмосковного города разобраться, зачем людей оставляют без воды и как ведется эта самая ПРОФИЛАКТИКА.

В ФЕДЕРАЛЬНОМ агентстве по строительству и ЖКХ (бывшем Госстрое) меня снабдили инструкцией, что именно подразумевается под плановым ремонтом. За время отключения нужно провести, во-первых, испытания теплосети, или так называемую опрессовку: вода подается под высоким давлением, и там, где трубу прорвет, необходимо чинить. Во-вторых, промыть котлы.

"21 день - столько положено по СНиПу (Строительным нормам и правилам), - просвещает меня директор местной теплосети Андрей Яковлев. - Сейчас время увеличили в связи со сложностью ремонтных работ".

"Не пьем, а работаем"

ПЕРЕД входом в котельную пятеро мужиков в спецовках курят и чему-то улыбаются. "Вот тут корреспондент думает, что мы целыми днями в траншее сидим и водку пьем. Скажи ему что-нибудь", - представляет меня директор. "Это ты зря! - тянет один. - В яме мы, конечно, сидим. Но мы там не пьем, мы там работаем". "Всегда есть какая-то работа: то здесь починить, то там подкрутить", - добавляет другой. Время до обеда проводим за разговорами о том, что в этом году было очень много снега, поэтому в траншеях полно воды и к трубе подобраться невозможно. "Сальники поменять не могли, а ты говоришь", - жалуются мужики.

Все они - работники муниципального предприятия "Теплосеть". Именно оно отвечает за то, чтобы в домах Железнодорожного была горячая вода и чтобы зимой там топили. В ведении "Теплосети" 16 котельных и приблизительно 190 км труб. Период, в течение которого можно все это ремонтировать, - 22 недели, между выключением батарей весной и их включением осенью. Несложный подсчет показывает, что спешить некуда. Каждую котельную можно неспешно ремонтировать полторы недели.

В километре от котельной прокладывают новые трубы. Здесь все наоборот - работа кипит. Рядом с ямой - "бычок" с надписью "ОАО такое-то".

- Так здесь ваша "Теплосеть" работает или ОАО? - интересуюсь у директора.

- Я подрядчиков нанял, стыки делают на новых трубах.

- Так у вас же в котельной целая бригада без дела сидит. Зачем чужих нанимать?

- Своим такую работу не доверяю, - признается директор. - В коммуналке очень много случайных людей.

Ближе к концу рабочего дня я еще раз прошелся по местам трудовой славы. Муниципальных рабочих в котельной больше не нашел. Частники из ОАО так из ямы и не вылезали. Что ж, наверное, у них другие зарплаты.

Что же все-таки происходит в течение 21 дня без воды? Котлы сначала сутки остывают, потом их промывают и очищают. Одновременно проверяют насосы. Все занимает от 12 до 36 часов.

- Это если все в порядке, - объясняет мне директор теплосети г. Железнодорожный. - А если обнаружатся повреждения? На ремонт стального котла может уйти день-два. Чтобы заменить секцию в чугунном, требуется порядка двух недель.

- Но ведь в каждой котельной несколько котлов, - возражаю я. - Пока один на профилактике, другой может поработать.

- Вообще-то для котельных три недели не нужны, - соглашается директор. - Вот тепловые сети - другое дело.

При опрессовке требуется отключение воды только на аварийных участках и только на время ремонта. Это несколько часов. Что же касается замены труб, то, согласно инструкции, выданной мне в Госстрое, в профилактические работы это не входит. В любом случае в Железнодорожном удается заменить всего 8 км в год. И задействовано при этом, как правило, один-два участка. Выходит, остальные дома совсем не обязательно держать без воды три недели.

Право на тепло

КАЖДЫЙ год депутаты поднимают вопрос о горячей воде. Летние отключения нарушают ст. 7 и 41 Конституции: право "на условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие", "охрану здоровья".

"Три недели - неоправданно большой срок, - говорит эксперт Института экономики города Сергей Сиваев. - Одна из причин - несогласованные действия разных ведомств. За трубы внутри дома отвечает ЖЭК, за трубы от котельной до дома - "Теплосеть". Представьте, что одни ремонтируют трубы в доме, а другие в это время занимаются иным участком. А затем они меняются. Соответственно, люди сидят без воды в два раза дольше".

Мы, жильцы, не имеем возможности проверить, сколько на самом деле времени требуется для пресловутой "профилактики". Например, в Верхней Пышме (Свердловская область) успевают провести все работы за 9 часов, в Юрге (Кемеровская область) на это уходит двое суток, в Воронеже тратится 10 дней.

"Раньше были установленные сроки по проведению подготовки к зиме - 14 дней, - объясняет Вера Князева, начальник отдела управления Федерального агентства по строительству и ЖКХ. - Но даже они носили рекомендательный характер. Сегодня каждый городской глава сам решает, сколько ему нужно - неделя, две, три".

Вот и конкретный виновник назван. Мэр или глава лично устанавливает сроки ремонта и отвечает за них!

По словам Князевой, сокращать издержки и сроки отключения можно за счет модернизации. А на модернизацию нужны деньги. Денег нет, потому что за квартиру россияне платят очень плохо. Но по данным того же агентства, 92% граждан деньги отдают вполне исправно. А горячей воды все равно нет. И самое интересное - осенью и зимой опять случаются аварии. Так за что же мы терпим?!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно