Примерное время чтения: 5 минут
192

С. Степашин: "Заочной амнистии не будет"

ПРИВАТИЗАЦИЯ. За десять лет своего легального существования это слово поочередно становилось то ругательным, то вполне приемлемым, и наоборот. За ним, а вернее, за самим процессом - миллионы квадратных метров приватизированного жилья, миллионы одураченных ваучерами рабочих, десятки тысяч свежих могил на кладбищах вблизи крупных заводов. На них появлялись новые владельцы...

Счетная палата РФ подготовила доклад, посвященный итогам этого десятилетнего процесса. Предлагает ли государство восстановить справедливость? Получат олигархи индульгенцию или им придется поделиться со всем народом, в чем, собственно, и была изначальная цель? В "АиФ" по этой проблеме могли высказаться все специалисты. Естественно, и сам С. Степашин.

ЧТО можно сказать в целом о прошедшей в России приватизации? Несмотря на то что с ее помощью была решена задача изменения форм собственности (более 58,9% предприятий стали частными), сформировались новые рыночные институты (акционерные общества, рынок ценных бумаг, система институциональных инвесторов, банки, страховые компании), а сами приватизационные мероприятия прошли при относительном минимуме социальных конфликтов, многие цели достигнуты не были.

Напомню, что к лету 1992 г., еще до начала осуществления Государственной программы приватизации, по всей стране стихийно были приватизированы более 5 тыс. предприятий. При этом зачастую получение и удержание контроля над ними осуществлялось силовыми, криминальными методами. Требовалось как-то исправлять ситуацию. Однако принятые меры оказались в значительной степени вынужденными и недостаточно подготовленными как с точки зрения стратегии и тактики, так и с точки зрения создания необходимых правовых и организационных условий. Сегодня практически все эксперты сходятся в том, что "ваучерная" модель приватизации оказалась неэффективной, а то и просто ошибочной.

ЗА ДЕСЯТЬ лет развеялись многие мифы, связанные с приватизацией. Выяснилось, что смена форм собственности автоматически не привела к повышению экономической эффективности предприятий, не вызвала немедленного роста производительности труда и не породила сама собой в массовом порядке эффективных частных собственников. Более того, в силу разных обстоятельств приватизация не смогла привлечь достаточное количество инвестиций, для того чтобы начать широкомасштабную модернизацию.

До последнего времени законодательная база отставала от реальных процессов приватизации, не обеспечивала возможностей для контроля приватизационных сделок, не позволяла серьезно противодействовать новым формам экономической преступности.

Однако недостаточность и неполнота законодательной базы не являются основанием для отмены либо пересмотра итогов приватизации 1993-2003 годов. С правовой точки зрения здесь работает общее правило презумпции законности нормативного акта. Если нормативный акт был действующим, не был оспорен и не утратил силы ввиду установленного судом несоответствия Конституции Российской Федерации, то принятые в соответствии с ним решения также являются формально законными. Именно поэтому пересмотр итогов приватизации недопустим. О чем неоднократно говорил и Президент России.

Вместе с тем вывод о легитимности приватизации не означает объявления "заочной амнистии" лицам, грубо нарушившим действовавшее на тот момент законодательство. Если выясняется, что сделки были совершены с нарушением закона, то государство вправе выступить в качестве истца и в судебном порядке обеспечить восстановление своих нарушенных прав. Мы, например, передали в прокуратуру материалы по таким крупным объектам, как "Геофизика", Мурманское морское пароходство, ульяновский "Авиастар" и "Трансаммиак".

Речь может идти как о безусловном возвращении государству незаконно приватизированного имущества, так и о разного рода компенсационных возмещениях. Например, за недооцененную собственность, за невыполненные инвестиционные условия сделок и пр.

Наиболее характерными нарушениями в ходе приватизации были: превышение полномочий или, наоборот, неисполнение прямых обязанностей; необоснованное занижение цены продаваемых государственных активов; бесконтрольное распоряжение нематериальными активами и интеллектуальной собственностью; коррупция в органах власти, отсутствие системы противодействия криминалу. При этом мы специально подчеркиваем, что львиная доля ответственности за выявленные нарушения лежит на органах государственной власти и чиновниках.

Государственный контроль приватизации до сих пор носит внутренний характер, поскольку и контролеры, и контролируемые входят в единую систему исполнительной власти. Законодательные органы также отстранены от непосредственного влияния на процессы приватизации.

Конечно, есть положительные примеры участия Счетной палаты в контроле за предприватизационной подготовкой государственных активов. Например, только в случае с продажей акций ОАО "Оренбургская нефтяная акционерная компания" федеральный бюджет по итогам нашей проверки получил от продажи на 654 миллиона долларов больше, чем предполагалось изначально.

В заключение подчеркну: доклад Счетной палаты - не политический документ. Политические оценки для нас запрещены законом. Я бы сравнил наш анализ с рентгеновским снимком внутренних органов. А вот что с больным делать - "ставить клизму, давать таблетки или резать", - это должны решить врачи: президент, парламент, правительство. Желательно с согласия больного или его родственников, то есть общества и граждан России.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно