Примерное время чтения: 5 минут
1372

Талант - от Бога или от дьявола?

БОГОМ или дьяволом дается человеку талант? Вопрос этот только кажется праздным.

В САМОМ деле, как часто и привычно мы говорим, восхищаясь тем или иным актером: "Да, это артист милостью Божьей!" Но бывает, говорим и обратное: "О, она чертовски талантлива!" А уж выражения "талант от Бога" и "Божья искра" стали просто расхожими. Как известно, и в Древней Греции, и в шекспировские времена на сцену не пускали женщин, и женские роли играли мужчины, а еще в прошлом веке, скажем, жениться на "актерке" считалось позором и проклятием семьи. Когда-то актеров вообще хоронили за чертой кладбища, сегодня лучшие из них покоятся рядом с самыми выдающимися людьми эпохи. А театры стали называть "храмами искусства"...

Так от Бога талант актерства или от дьявола? И что же это за профессия, "кощунственно" творящая кумиров? Мы решили поинтересоваться, что думают об этом сами актеры и актрисы, и, между прочим, вопрос этот чрезвычайно каждого из них взволновал.

ЕЛЕНА КОРЕНЕВА: "У меня был такой момент, когда я решила уйти из театра, потому что почувствовала - со мной, с моей душой творится что-то нехорошее. И я тогда подумала, что лицедейство - от беса. Но потом, уехав в Америку, я изучила этот вопрос с другой стороны, ходила в разные студии, много читала. Смотрела, как там артисты существуют в своей профессии. И поняла, что эта профессия не может быть бесовской. Бесовским может быть ее содержание. Как и сам человек не может быть бесом, в него это может только войти. Так и профессия может порождать бесовство. Дело не в том, что человек делает, а в том, зачем это он делает. А нарушать какие-то внутренние законы, что будет считаться грехом, можно, занимаясь любым делом".

СВЕТЛАНА КРЮЧКОВА: "Абсолютно не согласна с утверждением, будто актерство - грех. На мой взгляд, Театр и Церковь - это два института, которые служат одному делу - сделать человека лучше, чище, помочь ему освободиться от душевных тягот, выплакаться наконец. Поэтому как можно труд актера, человека, который своим искусством помогает возвыситься над прозой жизни и увидеть мир во всех его красках, называть греховным?"

ВЛАДИМИР ХОТИНЕНКО: "Актерство, да и режиссура - безусловно, грех. Например, перед съемками фильма "Мусульманин" мы отправили исполнителя главной роли Евгения Миронова молиться в мусульманскую мечеть. Разве это не грех - православному человеку молиться в мусульманской мечети? Конечно, грех. Но это было необходимо для работы, потому что понять чувства и мысли своего героя, не пережив все это и не пропустив через себя, Женя бы просто не смог. Так что, повторюсь, все, чем мы занимаемся, - грех. И сможем ли мы от него отмыться - неизвестно".

ЕСТЬ у этой проблемы и еще одна сторона. Артистам приходится порой играть в страшноватые игры - в убийство, смерть, играть потерю близких и переживать все это, как в жизни. И что же это - необходимость кривляться, прикидываться (а именно это и есть в конце концов лицедейство) по таким поводам? Святотатство, кощунство? А наоборот - смеяться на сцене, распевать песенки и плясать, когда дома горе, беда? Одна большая актриса рассказывала, что она играла спектакль, узнав о смерти матери, - "как будто бы для нее". А другая признавалась, что представляла себе смерть матери, чтобы вызвать слезы в одной из сцен во время киносъемок. У некоторых актеров есть и суеверие - не играть покойников, смерть героя. Иначе это может "перейти" в тебя, в твою жизнь.

ЛИЯ АХЕДЖАКОВА: "Роли действительно материализуются в жизни актеров. Если подробно, страшно, талантливо сыграть уход из жизни - беда. Так умер Павел Луспекаев - таможенник Верещагин из "Белого солнца пустыни", Серго Закариадзе - после "Не горюй!", Анатолий Папанов - после "Холодного лета 53-го..." Так случилось с Иннокентием Смоктуновским после съемок в "Вине из одуванчиков". Гениально сыграл уход из жизни - и ушел. Вообще сыграть любую серьезную, глубокую роль - это значит накликать на себя судьбу твоего персонажа. Я никогда не играла смерти".

ЕКАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВА: "На свете есть несколько профессий, которые особенно неугодны Богу. Моя профессия заставляет душу раздваиваться, а это противоестественно для человека и противно перед Богом. Играющий лжет. Считается, что чем человек многоплановей (играет одно, думает другое, подразумевает третье), тем он талантливее. В конце концов, бывало, так запутаешься, что забываешь, каким ты был на самом деле. Это и есть западня. В церкви я учусь чистосердечному существованию без лукавства".

ОЛЬГА ГОБЗЕВА: "По своей натуре я больше склонна к созерцательности и одиночеству, тогда как моя профессия подразумевала обратное. Я почувствовала, что подошла к какой-то черте. Я повторяла про себя коротенькую молитву: "Господи, исправь мою жизнь" - и верила, что буду услышана. Так и случилось. 7 марта 1993 года я была пострижена в Свято-Введенском монастыре города Иванова. По сравнению с мирской жизнью монашеская - рай".

ДАВИД ГИОРГОБИАНИ: "Не скажу, что главная роль в фильме Тенгиза Абуладзе "Покаяние" обратила меня в сторону веры. Во многом этому способствовала моя поездка в Печерскую Лавру, где, по преданию, Божьей Матерью был оставлен след от стопы на камне и из него вытекала целебная вода. Я пришел к мысли, что должен оставить свою лицедейскую профессию и начать изучать православие".

АЛЛА ДЕМИДОВА: "Талант изначально умен, потому что он - от Бога. Главное - ему не мешать".

АРМЕН ДЖИГАРХАНЯН: "Все в нас - и Бог, и дьявол". И в актерах, и в людях в целом".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно