Примерное время чтения: 3 минуты
106

Что-то декадентское

НАВЕРНОЕ, лучшего сказочника в отечественной драматургии, чем Евгений Шварц, не сыскать и по сей день. В придуманных им историях есть и боль, и мистика, и неземные чувства, и вполне реальные ситуации. Однако почему-то ставят Шварца в последнее время до обидного редко. Поэтому факт появления одной из самых известных его пьес "Тень" на подмостках Российского академического молодежного театра уже можно считать событием.

Режиссер Юрий Еремин отнесся к тексту драматурга жестко, если не сказать беспощадно. Изумительно нежная история о прекрасных и печальных взаимоотношениях ученого Христиана-Теодора, его Тени, красавицы Принцессы и дочери трактирщика Аннунциаты превратилась в суховатое, мрачное зрелище, где основной темой стала отнюдь не любовь, а политика. Всеобщие влюбленности играются как нечто сугубо функциональное, но зато подробно, со множеством нюансов рассказывается о карьерном взлете Тени, его пути к трону через тайную канцелярию и многочисленные интриги. Поначалу Тень предстает в буквальном смысле "тварью дрожащей": с трудом произносит слова, сотрясаясь, как в лихорадке. Но вскоре он превращается в самоуверенного господина с гладкой прической и с серебряными лацканами - эдакого неонациста без сердца и совести. Глядя на талантливого дебютанта Александра Устюгова, сыгравшего Тень, невольно думаешь, что он мог бы сделать на сцене гораздо больше, не обедни ему роль режиссер. То же можно сказать и о других исполнителях. Сергей Рябцев (Христиан-Теодор) работает тонко и проникновенно, делая своего героя обаятельным и наивным до святости - по жесткому, почти лобовому контрасту с Тенью. Но по-настоящему Христиан-Теодор расцветает только в эпизоде зарождения любви к Принцессе - единственном, где чувства присутствуют полноправно. А поскольку вскоре любовь уходит из спектакля, уходит и основной эмоциональный накал. И, соответственно, основной смысл шварцевской истории. Поскольку бороться герою и его Тени, получается, не за что. Ибо и Принцесса (Оксана Санькова), скучающая наглая девица со скрипкой в руках, существует в действии лишь номинально, как некий предмет, к которому невозможно испытывать чувства. Одним словом, начинается политика без прикрас, а Шварц становится сильно похожим на Гельмана со товарищи. Спасает же всю социальную часть спектакля, делая ее живой и понятной, старшее поколение РАМТовских актеров: Алексей Блохин (Министр финансов), Виктор Цымбал (Первый министр), Александр Хотченков (Хозяин гостиницы), Алексей Веселкин (Доктор). Каждый из них находит для своего персонажа интересный облик, близкий к тому, что изначально придумал драматург. Но отдельные актерские удачи, к сожалению, не делают действо цельным. И если по выходе из зала задать себе сакраментальный вопрос: "О чем спектакль?" - то ответ придется искать очень долго. Причем отнюдь не в сердце - оно молчит.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно