Примерное время чтения: 6 минут
209

БАМ. 25 лет спустя

5 ИЮНЯ исполняется 25 лет стыковке БАМа. Люди старшего поколения помнят: это была стройка века - Байкало-Амурская магистраль должна была стать самой грандиозной железной дорогой в мире и соединить Урал с Тихим океаном. В строительстве принимали участие 200 тыс. человек. Это обошлось в 10 млрд. руб. в ценах 1984 г.

А в 90-м году БАМ был объявлен "нерентабельным". В газетах писали, что за эти годы на "землю" уехала половина первопроходцев, что от отчаяния люди поджигали свои жилища...

ПРАВДА, на самом БАМе никто не слышал, что БАМ уже умер. Каждый день по железной дороге стучат поезда: семь к Амуру, семь к Байкалу. Перевозят 5 млн. тонн груза. Могли бы в два раза больше.

"БАМ - будущее России, - твердят все в один голос. - Тут же все богатейшее! Вдоль дороги - неосвоенные месторождения угля, нефти, газа, золота, платины, железной руды, олова и меди! Треть мировых запасов!"

Три года назад неподалеку от поселка Новая Чара открыли Чинийское месторождение. Уголь, железная руда, платина и золото - все лежит буквально на поверхности, загребай да вывози. Была бы дорога.

Под землей

ЕДИНСТВЕННОЙ стройкой, которая не прекращалась никогда, даже когда о БАМе все забыли, было строительство Северо-Муйского тоннеля, позволяющего поездам с грузами и пассажирами ходить прямо под большим Северо-Муйским хребтом. Его общая протяженность должна составить 15 км. Сейчас осталось пройти всего 160 м. За день смена продвигается на полметра. А два месяца назад здесь произошло "вбрасывание породы": завалило почти километр нового тоннеля.

...У входа в шахту первым делом мне вручили самоспасатель - небольшой металлический сундучок на ремне. "Открывать, только если начнется пожар. И только если дышать уже совсем будет нечем. Терпи до последнего. Тут воздуха всего на два часа". Вещь одноразовая, а потому шахтеры берегут ее как зеницу ока. Когда в шахте нет пожара, дышат через "лепесток", бумажный фильтр. Я получила жетон с номером - по ним проверяют, все ли вернулись. И полный комплект: хлопчатые робу и брюки, рабочий комбинезон, резиновые брюки, портянки, телогрейку, сапоги до бедер и каску с фонариком.

В железном лифте нас опустили на глубину 140 метров. Там темно, холодно и сыро. В воздухе - плотная грунтовая пыль, а вода доходит до колена.

После осенней забастовки тоннелестроителям платят исправно. Самая большая зарплата у взрывников - 8 тысяч рублей, самая маленькая - у женщин-"регулировщиц" (которые показывают в темноте, куда идти и где взрывать) - 1200. Средний возраст на шахте - 30-40 лет. В основном все приехали еще на великую стройку.

Первопроходцы

СЕМЬЯ Леденевых прибыла в Чару в самом начале строительства из Ташкента по "зову сердца". "Здесь было пусто, - вспоминает Ирина. - Только наши вагоны. В каждом жило по четыре семьи: муж, жена и двое детей. Вагон делили на четыре части простынями. Укладывали несколько автомобильных камер, сверху стелили матрасы и так спали. По утрам волосы примерзали к подушке. Электричество включали на 2 часа в день. На всю Чару был один туалет".

Муж Ирины сразу пошел водителем. "И месяцами его не было дома. Но я не помню, чтобы мы ссорились. Было что-то общее, что надо было сделать всем вместе. И вся жизнь крутилась вокруг этого. И детей было много. Женщины по очереди оставались с ними. Первый детский сад построили в Удакане, в 5 км отсюда. Малышей возили по зиме, по тайге. Вы, наверное, слушаете и думаете: "Безумные люди, безумные!" - улыбается Ирина.

Ехали на 3 года. Потом остались еще на 3. Потом еще. Купили самую престижную 7-ю модель "Жигулей". Потом получили квартиру. Счастливые, ведь многие до сих пор живут во времянках.

Леденевы уезжать не хотят - верят во второе рождение БАМа. Тем более что три года назад в Чаре начали даже строить новую ветку железной дороги...

Пиво в тайге

АЛЕКСАНДР Лукьянов, тоже первопроходец, не стал ничего дожидаться. Взял и построил пивзавод. "На БАМе же вообще пива не было. Его возили из Бодайбо за 500 километров. Пока везут, пьют на каждом перекрестке. Потом ведро-другое воды туда заливают и продают. А там уже от пива давно один запах. А когда стыковка была (когда дорогу соединили в Чаре. - Прим. ред.), такой праздник был - сюда пиво бутылочное чешское привезли! У меня друг возил председателя исполкома. Ну и напоил он нас тогда! Мы поехали на озеро - рыбу половить. Хорошо посидели. А потом я думаю: "А че бы деревню не построить тут?" И пожалуйста - построили деревню и пивзавод. И ниче больше не надо! Нормальная деревня, зарегистрированная, фонари везде стоят! Поселок Сосновка называется".

Сейчас Александр строит пансионат на горячем источнике Луктур. Ванны с радоновой водой уже работают. Можно окунуться. Воду даже пьют. В чем польза? "Не было бы пользы - не пили бы", - говорит хозяин.

Еще Александр обзавелся собственной угледобывающей компанией - Малый Апсад. "Здесь 63 млн. тонн открытой добычи. Если по миллиону в год добывать - на 63 года. То есть я своим внукам уже оставил задел".

Второе рождение?

СТРОЙКА века изменила не только железнодорожную карту страны. И не только карту полезных ископаемых. Она перевернула жизнь всего региона. Природные обитатели этих мест - эвенки-оленеводы. Раньше их было 5 тысяч человек, сейчас осталось 400. Оленей в свое время расстреливали прямо с вертолетов, сократилось в 20 раз поголовье.

Зато в тайге среди вечной мерзлоты было построено 3200 км железной дороги, 44 города и поселка.

А, в общем, жизнь продолжается. В прошлом году люди начали на БАМ возвращаться: на вахту приехало 3 тыс. человек.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно