Примерное время чтения: 9 минут
232

Уроки Примакова

ПРАВЛЕНИЕ Примакова примечательно многими уроками, которые сгодятся для любого российского правительства. Кто знает, может, скоро и о Степашине, как о Примакове, будут говорить одними глаголами. Выдернули, наобещали, испытывали, унижали, подозревали и наконец выкинули. Теперь, кажется, успокоились.

Опыт дипломата не помог

КАК дипломат Евгений Максимович нашел, вначале казалось, лучший ход. Внешне соблюдать полный "политес", а фактически делать то, что сердце велит. Набрал свою команду. Людей, которых знал, кому доверял. Одни выполняли официальную миссию - Юрий Маслюков, Геннадий Кулик, Сергей Калашников. А другие - теневые - реально правили бал. Их мало кто знал и поэтому мало кусал: Юрий Зубаков, Олег Чернов, Лев Кошляков, Григорий Рапота, Николай Ермаков. Все - бывшие разведчики! Только им истинно верил премьер.

На что еще надеялся Примаков? На поддержку депутатов. Поэтому, когда представился выбор между коммунистами и президентом, Примаков выбрал первых. Тогда они были сильнее. Таким образом, Ельцин должен был считаться с неожиданно резко возросшей силой нового, неручного премьера. Зачем понадобился Примакову этот непопулярный союз? Тем более с людьми, которые мазали его грязью, как матерого западника? Чтобы уцелеть в этом "гадюшнике", где все друг друга давят да подсиживают.

Как политический игрок Примаков - не новичок, его ходы рассчитаны намного вперед. Он решает затронуть "священную корову" президента - Бориса Березовского. Почему один только Примаков не клюнул на чары всеядного олигарха? Да потому, что был независим и незапятнан! Но "священная корова" показала "рога". Тогда премьер окончательно понял, что Березовский - "ахиллесова пята" главы государства. Решил пойти ва-банк: дерзко, то есть единолично, ввел на ОРТ внешнее управление (читай: упразднил крупного акционера). Березовский тут же заявил, что вышвырнет Примакова из "Белого дома". И устами Доренко вылил ушат помоев на премьера. Тот потребовал убрать Доренко с ТВ. Тогда на подмогу "своим" бросились все СМИ, подконтрольные олигарху. На помощь Березовскому подоспела и Татьяна Дьяченко - милая душа. Источники утверждают, что она страстно уверяла: "Как только папка придет в себя, он укажет Примакову на его место!" Ельцина убеждают в том, что правительство сильно коррумпировано, а Примаков точно метит в президенты, даже не дожидаясь 2000 года. Президент в истерике.

Как можно после этого рассчитывать, что тебя не сотрут в порошок? Премьер притих и даже пообещал президенту не трогать Березовского. Но проверки его фирм - "Аэрофлота", "Сибнефти" и "Атолла" - все же продолжались. Так Примус - студенческая кличка Примакова - бесстрашно и недипломатично ринулся в схватку. Всем было ясно, что она будет до победного конца. Кто-то из двух - Березовский или Примаков - уйдет. Если бы кабинету Примакова удалось продержаться до сентября - победа оказалась бы за храбрым премьером. На такой срок Березовский не нашел бы денег, чтобы поддерживать свое влияние на ОРТ. А без ОРТ кому он нужен? Но это понимала и другая сторона. Поэтому указ об освобождении Примакова от вредного премьерства был заготовлен еще 10 апреля. Вскоре после этого произошло публичное признание президента в любви, которое классически предвещало одно - "удушение в объятиях".

Арбузная корка

ВСЮДУ, где Примаков становился руководителем, его ведомство оказывалось закрытым от глаз общественности. Сам бывший журналист, он терпеть не может прессу. Его ранимость печатным словом, обидчивость на журналистов переходят все разумные пределы. Встречаясь с руководителями прессы, премьер большую часть времени посвящал выражению своих обид в адрес пишущей братии. Складывалось впечатление, что премьер управляет не страной, а нерадивой прессой.

Евгений Максимович не обошел вниманием ни одно издание, которое критично оценивало его действия. Несколько лет назад наш коллега написал о нем статью, где, основываясь на мнениях примаковских товарищей и коллег, подчеркнул, что якобы в студенчестве наш герой не всегда отличался усидчивостью и страстью к учебе. Все последующие годы Примаков при любом случае упрекал в этом нашу газету. А ведь и мы могли бы его упрекнуть, вспомнив давнее, как Евгений Максимович в угоду Горбачеву помогал тому снять Старкова с поста главного редактора "АиФ". В тот период наш журналист должен был передать редакционное послание "АиФ" Горбачеву и за этим обратился к Примакову как к председателю Совета Союза Верховного Совета СССР. Что же услышал в ответ? Дескать, Горбачев снимает редактора как Генеральный секретарь ЦК КПСС, а не как Председатель Верховного Совета, поэтому передавайте ему свой документ через ЦК... Так с помощью бюрократической уловки Евгений Максимович хотел отвести от себя эту проблему. Дело давнее, и, наверное, мелочно его вспоминать, но в нем тоже урок.

Неумением привлечь на свою сторону прессу Примаков добровольно лишил себя возможности с помощью печати отстоять свою позицию, публично показать, что не желает быть марионеткой в руках кремлевских кукловодов, рассказать народу о своих трудностях и намерениях на премьерском посту.

Потери закалили

НЕ СКАЗАТЬ о его отношении с прессой мы не могли, и прежде всего потому, что это человек парадоксов. С одной стороны - крупный государственный муж, с другой - ранимый и обидчивый, как ребенок. В нем уживаются и веселый, хлебосольный, широкой души человек, и замкнутый, подозрительный, хитрый разведчик-дипломат. Соседствуют глубокий, аналитический ум и медлительность, осторожность в практических вопросах.

Вот два мнения. По признанию самого Ельцина: когда он был в опале и подвергался шельмованию, Примаков был одним из немногих госдеятелей, "которые относились ко мне по-человечески и не стеснялись подавать мне руку". Второе: "Не дай Бог, если Максимыч запишет тебя в свои враги, - вспоминает сотрудник ИМЭМО. - Лучше сразу ищи себе новое место работы. Я не завидую даже Березовскому, если Примаков в душе действительно считает его врагом".

...Судьба не раз проверяла его выносливость. 1 мая 1982 года неожиданно умер сын Саша. Годы Евгений Максимович приходил в себя от такой боли, едва оправился - новый удар: в июне 1987-го - скоропостижная смерть любимой жены Лауры. Потом 12-летняя передышка и еще одно испытание - унизительная отставка с поста премьера.

А ведь друзья говорили: не ходи, там званых много, а избранные не нужны. Но характер уже не поменяешь. Согласившись стать премьером, он фактически стал заложником президента. Угодить тому непросто. Если дела идут хорошо и будут симпатии народа - он заревнует. Если плохо - не тянешь, понимашь, дружок.

Чего не простили

ПИСЬМА премьера об общественном согласии. Видно, дипломат в премьере уснул, не подсказав, что не его дело заботиться о политическом равновесии в стране, где есть господин президент. Разъярило последнего и то, что о письме он узнал из СМИ.

Серьезно, а не для видимости взялся за коррупцию, словно не ведал, как это не понравится окруженцам президента, интересы которых он затронул.

Примаков всюду демонстрировал, что он - патриот, государственник. С целью прекращения унижения страны даже, помните, вернулся с середины Атлантики, хотя летел по важному делу - за обещанным кредитом. Репутация страны ему оказалась дороже денег. От этого уже все отвыкли.

Но что более всего президента раздражало - это симпатии к премьеру со стороны умеренных - и левых, и правых.

Вполне логично, что и политическим элитам Примаков пришелся не по душе: еще недавно "слез с печки, а уже карабкается в Кремль". Лужков, Явлинский, Черномырдин, младореформаторы, даже коммунисты, не говоря уже о президенте, испугались растущей популярности конкурента. И убрали его до начала предвыборной кампании.

ВСЮДУ звучал главный упрек Примакову - не поднял экономику! Хотя всем ясно, что умирающая экономика, над которой так долго экспериментировали, за эти 9 месяцев может разве что припудрить свои "трупные пятна". Да разве кто всерьез и надеялся, что к лету 99-го мы уже будем жить в процветающей стране! Правда, экономист С. Глазьев утверждает, что промышленные показатели России за примаковское время выросли аж на 24%. За последние десятилетия таких темпов роста ни в СССР, ни в России не было. Дай-то Бог зрение тем, кто этого не заметил... Но в кризисный момент сентября прошлого года нужен был даже не гений (где его возьмешь?), а хотя бы добрая сиделка для глубоко болеющей страны. И эту роль он выполнил. По признанию Бориса Немцова, "главной заслугой Примакова, от которой нельзя отмахнуться, стало то, что страна перешла к политической стабилизации".

Однажды Примаков сам о себе сказал: "Я, наверное, консерватор". Эта политическая оговорка характеризует его в главном.

Да, Примаков - опытный аппаратчик, умеющий играть по конкретным правилам. Пожалуй, здесь ему нет равных. Это хорошо тогда, когда кругом хорошо. А если совсем иначе? Вот поэтому хитрый и ловкий, но неординарный Березовский и переиграл правильного и умного Примакова. А нашей общественной широкой поддержки - с помощью прессы - он сам себя лишил...

Захочет ли Примаков в президенты?

ПРАКТИЧЕСКИ очевидно - нет. Нет ни сил, ни здоровья, чтобы брать на себя новое испытание. Но! Кавказское самолюбие, плюс амбиции незаслуженно уволенного, плюс масштабные уговоры могут подвигнуть на выставление своей кандидатуры. Чтобы быть не холуем у Самого, а самому быть Самим.

Он знает себе цену. И никого другого не винит в своих ошибках. Он может достигнуть многого, если этого очень захочет. А захочет ли? Мы это еще увидим.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно