Примерное время чтения: 5 минут
236

"Roxette": песни и деньги

СТОЛИЦА Австрии встретила проливным дождем при нулевой температуре. "Я очень спешу", - сказал я пожилому таксисту. "Я-я, натюрлих", - кивнул он головой, но скорости ни на километр не прибавил.

МНЕ ОСТАВАЛОСЬ только тупо смотреть, как стрелки часов неумолимо приближаются к той цифре, которая была указана в письме EMI Records. "Гарантированное время Вашего интервью с группой "Roxette" о новом альбоме "Have a Nice Day" такое-то. Кроме Вас, будут еще журналисты из трех изданий". На самом деле журналистов, представляющих средства массовой информации разных стран, было человек 40-50.

Российская пресса была представлена только еженедельником "Аргументы и факты", телевидение - каналом "МТВ Россия".

Появляются Мари Фредрикссон, хрупкая, загорелая блондинка, и высокий, пышущий здоровьем Пер Гессл. Приветствия. Рукопожатия. (Тут я как-то неправильно взял ее руку, немного подвернув мизинец и - упс! - Мари спешно высвободила кисть. Да, ее можно понять - такие руки надо беречь, они поистине "золотые").

- Существует мнение, что основной секрет вашей популярности - в том, что вы поете исключительно на английском...

Пер: - Нет, это - не самое главное. Допустим, у нас, в Швеции, или здесь, в Австрии, американские фильмы дублируют на языки. И что же? Хотя это и звучит нелепо, когда Клинт Иствуд говорит: "Дас ист гуд", но успех-то фильма от этого меньше не становится, правильно?

Так и мы, шведы - люди дисциплинированные и выполняющие любую работу очень качественно, - берем английскую или американскую музыку, делаем ее лучше, а потом успешно им же продаем.

- Работая над пластинкой, вы как-то просчитываете успех? Имеется в виду финансовый, в первую очередь.

Мари: - Нет. Процесс создания песни - вопрос очень тонкий. Какой она сейчас получится, такой и останется навсегда. Поэтому приходится выкладываться по полной программе... Творчество - это что-то очень личное, тут задействована душа, а какие-то материальные мысли могут только повредить, от вопросов финансов лучше в такие периоды полностью отключаться.

- За годы своей музыкальной карьеры вы заработали очень много денег. Это как-то изменило вашу жизнь?

Пер: - Мы как люди нисколько не изменились - какими были, такими и остались. Как артисты же мы чувствуем себя сейчас гораздо свободнее и увереннее, потому что у нас есть кое-какое финансовое подкрепление. Никто в творческом плане нам не может ничего навязать. В этом смысле все очень хорошо...

(Еще бы, Пер Гессл - один из самых богатых людей в Швеции. Его состояние оценивают в 18 млн. долларов. Только в 1997 г. он отдал государству в виде налогов 1,5 млн. - Прим. автора.)

- В Швеции такие огромные налоги... Не хотите ли перебраться туда, где они меньше?

Пер: - Нет, все эти туры, шоу, бесконечные переезды - после этого так приятно вернуться домой. А ехать куда-то, что-то менять - нет, таких мыслей нет.

- Остаются ли в памяти хотя бы какие-нибудь впечатления от тех городов, где вы бываете с концертами?

Пер: - Понимаете, в турне ты себе не принадлежишь: прилетаешь - тебя тут же везут на пресс-конференцию, потом в отель, затем на радио, на съемку. Смотришь в окно автомобиля, понимаешь - ага, это какой-то другой город. Только начинаешь ориентироваться в пространстве - как вечером концерт, вечеринка после концерта, самолет и - все.

- Вам, Мари, как матери двоих маленьких детей, наверное, трудно ездить в длительные туры?

Мари: - Конечно. Но с другой стороны, я постоянно ощущаю некий голод - в хорошем смысле этого слова - по аудитории, по звуку гитар, барабанов, по фанатам, по перелетам. Азарт остался...

- А если дети захотят такой же кочевой жизни?

Мари: - Их никто не будет останавливать или советовать заняться чем-нибудь другим. И если захотят стать не музыкантами, а, скажем, адвокатами - то же самое. Было бы желание, мы поможем.

Пер (качая головой): - "Папа, я хочу стать адвокатом..." Хм... Не знаю...

- Пер, в 14 лет вы, подражая Дэвиду Боуи, выкрасили волосы в красный цвет (в школе у Гессла были по всем предметам, кроме музыки, наихудшие оценки. - Прим. автора). Как ваши родители отреагировали на это?

Пер: - Нормально. И даже тогда, когда я начал играть в школьной группе, мама с папой поступили нетипично для людей своего поколения - они разрешили мне этим заниматься и ни разу не пытались запретить. Помню, когда я еще маленьким приходил к своим друзьям в зал, где они репетировали, у меня просто дух захватывало от одного вида гитар, от живого звука, который шел на меня. После этого я, по природе своей достаточно стеснительный человек, пересилил себя, собрал команду и вышел на сцену. И до сих пор на ней стою, между прочим, - закончил Гессл, с усмешкой глядя на менеджера, которая уже давно кругами ходила вокруг нас.

Автор выражает благодарность Гала Рекордз - официальному представителю EMI в России за помощь в организации интервью.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно