Примерное время чтения: 6 минут
97

За фасадом балканского кризиса

ВОЙНА, которая вроде бы страшная (пылающие заводы, разрушенные мосты, школы с выбитыми стеклами, беженцы...), но в то же время какая-то легкомысленная и даже веселая: обстрелы Белграда, при которых никто не погибает, ежедневные рок-концерты на главной площади, пляски на крыле подбитого самолета и вымещение праведного патриотического гнева на несчастных ресторанах "Макдоналдс". Война, участники которой, кажется, еще не понимают, к каким последствиям может привести чрезмерное увлечение игрой в солдатики... В Белграде все вроде бы всерьез, но в то же время как-то понарошку: как путч 91-го года в Москве - эдакая пионерская "Зарница". (Вот если бы еще не появлялись время от времени свежие могилы...) Жители столицы держатся отлично - стойко, мужественно и с какой-то бесшабашной храбростью, давая понять натовским генералам, что ни черта не боятся. С другой стороны, они еще не испытали настоящего страха, потому что жилые дома пока от бомбежек не страдали и реки крови, слава Богу, в Дунай не потекли. В других городах, где были уже человеческие жертвы среди мирного населения, войну воспринимают иначе - как истинную трагедию, в которой нет места легкомыслию. Но что страшнее всего: и те и другие вполне допускают возможность перерастания балканского конфликта в Третью мировую и готовы кинуться в ее водоворот. Колоссальная бойня, которая может стереть с лица земли пол-Европы, их не пугает. Драться они будут до последнего, а отвага, стойкость и опыт партизанской борьбы у сербов в крови. "Остановиться должно НАТО, а мы будем стоять на своем!" - так считает большинство югославов.

"Женщин и детей бомбить не будем!"

ОДИН румын, с которым довелось обсуждать ситуацию, был весьма резок в суждениях о президенте Милошевиче: "Почему бы сербам не разобраться с ним так же, как мы разобрались с Чаушеску? Проблем сразу стало бы меньше". Но и он категорически возражает против действий НАТО и очень сожалеет, что ослабление в последние годы России позволило усилиться Америке: "Сербы сами должны решить свои проблемы, а звездно-полосатый "большой брат" пусть думает за себя, а не за других". Серб Миролюб, проводник поезда Белград - Будапешт, когда зашла речь о недавнем вступлении Венгрии в НАТО, среди прочего отметил: "Посмотрите на венгров: чем богаче они становятся, тем злее. Мы в Югославии бедные, но счастливые и добрые". Мы могли в этом неоднократно убедиться: даже задерживавшие нас строгие полицейские и сотрудники госбезопасности, проверив документы и разобравшись в ситуации, доставали затем традиционную бутылочку ракии и предлагали выпить за дружбу. Сплошь и рядом, когда мы хотели расплатиться за еду в каком-нибудь кафе, нам говорили: "Русские? Не надо денег". И неизменно добавляли то ли в шутку, то ли всерьез: "Лучше помогите оружием!" Вожделенных российских ракет С-300 многие тут действительно очень ждут. Мы пытались возражать: разве вы не понимаете, что, если Россия окажет военную помощь, Третья мировая неизбежна? Ответ был таким: "Натовская операция - это генеральная репетиция удара по России, повод для которого всегда найдется - взять хотя бы ту же Чечню. Если вы сейчас не вмешаетесь, они убедятся, что вы их боитесь, и попытаются окончательно развалить и раздробить Россию!" Спорное, но очень распространенное в Югославии суждение.

Мы в свою очередь интересовались: почему в ответ на ракетные удары противника сербы не бомбят, например, Италию, находящуюся буквально в двух шагах? Ведь самолеты МиГ-29, имеющиеся на вооружении югославских ВВС, вполне способны достичь Апеннин и сбросить смертоносный груз. По крайней мере, один из эскадрильи мог бы прорваться! Военные чины уходили от ответов на этот вопрос, а вот один из рабочих разгромленной фабрики "Скарба" в Панчево позицию своей страны объяснил: "Мы не агрессоры! Мы не ведем войну с конкретными странами, мы сражаемся только с НАТО, защищая свою Родину. Женщин и детей, как это делают американские летчики, мы бомбить не станем".

Милошевичу нужен свой Удугов

ИНФОРМАЦИОННО-ПРОПАГАНДИСТСКУЮ схватку, являющуююся сегодня едва ли не важнейшей составляющей любой войны, Югославия пока, к сожалению, проигрывает. Действия журналистов, явно симпатизирующих сербам, жестко ограничены; российские телевизионщики сталкиваются с суровой цензурой, не поддающейся иногда никакой логике; четкой информации пресс-центр Генштаба не поставляет. Человека с теле- и фотокамерой, снимающего даже абсолютно невинные, невоенные объекты, обязательно задержат полицейские, и, если в кармане не окажется аккредитационной карточки, неприятности могут быть нешуточными.

Госпиталь с ранеными посетить нельзя, бомбоубежище, мобилизационный пункт - нельзя, потому что это стратегические объекты; разбомбленный завод - нельзя (но мы все равно добрались туда на обычном такси). Совершенно непонятно, почему, например, не показывают журналистам раненых гражданских - невинных жертв вражеской агрессии. Это бы наверняка сильно подействовало на мировое общественное мнение. Не хотят. О причинах остается только догадываться... (Не исключено, что их просто мало, а тяжелых практически нет.) Югославские телеканалы, чьими съемками могли бы пользоваться зарубежные коллеги для создания страдальческого образа сербов, жуткие разрушения, кровь и т. п. также показывают крайне скупо. Словом, своего Мовлади Удугова, грамотно работавшего с журналистами в Чечне и сделавшего для Ичкерии едва ли не больше, нежели многие полевые командиры со своими головорезами, у Милошевича нет. Западные же СМИ "на своей территории" образ врага формируют профессионально - чего стоит, например, одно интервью с албанским крестьянином, якобы снявшим расстрел мужчин-односельчан сербскими полицейскими. Пусть подлинность пленки вызывает сомнения, пусть нет никаких доказательств, что массовое убийство является делом рук сербов и т. д., рядовой американский (английский, немецкий...) обыватель уже обработан: гора трупов неопровержимо свидетельствует, сколь жестоки югославы и какой негодяй этот Милошевич. На этот сюжет сербскому руководству придется как-то отвечать, и хорошо, если у него найдется что сказать.

Полную правду об этой войне, как нам кажется, вообще не знает никто. Даже прорвавшиеся поближе к Косово бригады телевизионщиков показывают лишь те ее кусочки, которые им разрешили увидеть. Так, например, по-прежнему абсолютно непонятно, от чего спасаются косовские беженцы - от сербских "зачисток" или от натовских обстрелов. Каждая сторона говорит то, что ей выгоднее, но истина, видимо, как всегда, где-то посередине.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно