Примерное время чтения: 5 минут
165

Выкупать или не выкупать заложника?

ВЗЯЛИ нас "красиво". Обогнавший БМВ ощетинился пулеметами, а пристроившаяся сзади "шестерка" не напоминала ежа только потому, что основным стволом в ней оказался гранатомет.

ЖЕСТАМИ приказали остановиться. Не успел водитель заглушить мотор, как его вырвали с сиденья. В кабину всунулись два длинноносых "красавчика" - так чеченцы нарекли пулеметы.

- Руки - за голову, голову - в колени.

Команда и движения у боевиков отработаны до автоматизма. Водительское место уже занято, кортеж разворачивается и мчится в обратную сторону, - рассказывает о своем похищении полковник налоговой службы писатель Николай Иванов, 113 дней проведший в плену.

Николай Иванов вспоминает, что его с двумя спутниками бросили в нору на глубину пять-шесть метров. На земляной пол кинули пустую канистру, по поводу которой охранник пошутил:

- А это вам "девочка". Будете "трахать" ее, когда захочется. Короче, днем в туалет выводить не получится.

Экономика работорговли

НЕКОТОРЫЕ считают, что привычка воровать людей и скот у чеченцев просто в крови, а война и разруха всего лишь разбудили древние, живущие в генах инстинкты. "Для чеченца украсть - норма поведения", - говорят в Дагестане.

Принято считать, что с начала ХХ в. захват заложников в Чечне как промысел прекратился, но даже советская власть ничего не смогла сделать с обычаем кражи невест.

Мать журналистки НТВ Елены Масюк Светлана Владимировна вспоминала, как ее чуть было не украли чеченцы на целине, где она работала в пятидесятые-шестидесятые годы. От незапланированной свадьбы ее спас тогда бригадир строительной бригады. Тоже чеченец.

Сегодня торговля невольниками превратилась в хорошо отлаженный конвейер. "99% заложников захватывают с целью получения выкупа", - утверждает председатель Комитета по делам национальностей Госдумы РФ Владимир Зорин.

Впрочем, существует еще вариант обмена. "Мы в Комиссии по помилованиям, - говорит ее председатель писатель Анатолий Приставкин, - имеем список солдат, захваченных в плен, и список чеченских уголовников, которых мы можем отпустить. И есть только одна возможность обменять их на наших солдат, не преступая закон. Это помиловать чеченцев, отбывающих сроки заключения".

Но экономика Чечни держится отнюдь не на подобном "бартере". Утверждают, что на деньги, полученные от торговли заложниками, каждый боевик банды Радуева сумел построить себе дом и купить "Жигули".

Говорят, каждый человек уникален, и потому его жизнь бесценна. Но только попав в заложники, человек узнает, в какую сумму в долларах оценивают его голову бандиты

- родное государство - организация, в которой он работает, - и, наконец, близкие родственники.

"Честно говоря, я не знаю ответа на вопрос - выкупать или не выкупать, - признается Анатолий Приставкин. - Но если мы довели Чечню до полной разрухи, то, может быть, это наш "вклад" в восстановление их экономики?"

Впрочем, так рассуждают, если речь идет о каких-то абстрактных пленниках. Один высокопоставленный правительственный чиновник буквально взорвался, когда его спросили, как он поступит, если захватят его сына. Чиновник кричал, что мы не смеем задавать столь "некорректные вопросы", и, лишь немного успокоившись, признался, что ему и его детям постоянно угрожают.

Однако страх парализует не всех: "Если бы в плен попал кто-то из моих близких родственников, я бы, наверное, вызволил его бесплатно", - говорит бывший сотрудник ФСБ, всю свою жизнь посвятивший борьбе с террором.

Прежде всего следует выяснить, кто старший в той банде, и работать исключительно по нему. У каждого полевого командира обязательно есть родственники в России. Нужно захватить кого-то из них, так, как это делают турецкие и израильские спецслужбы. То есть ответил бы беззаконием на беззаконие".

Впрочем, новейшая история взаимоотношений турок с курдами и израильтян с палестинцами показывает ошибочность идеи "массированного возмездия".

А что Европа?

ЕВРОПЕЙЦЫ твердо придерживаются принципа не выкупать заложников и не отвечать, по возможности, одним беззаконием на другое. В Чечне в одном случае это, кажется, сработало. Просидев в плену 449 дней, англичане Камилла Карр и ее друг Йон Джеймс, которые приехали в Чечню, чтобы организовать детский медицинский центр, были отпущены на свободу.

Но какие мучения им пришлось претерпеть за эти месяцы! Вернувшись в Англию, Камилла рассказала на пресс-конференции, что ее каждый день насиловал человек в маске, в то время как Йон, фактически ее муж, находился в соседней комнате, прикованный наручниками к батарее.

А кто ответит, сколько стоят жизни трех англичан и новозеландца - фотографии их отрубленных голов обошли все телестанции, все газеты мира? Англичане посчитали, что, если они заплатят за своих соотечественников, тогда за теми заложниками могли последовать новые. Теперь же с иностранцами чеченцы, по слухам, предпочитают не связываться.

?30 марта в Чечне захвачена еще одна жертва, чеченец, корреспондент ИТАР - ТАСС Саид Исаев.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно