Примерное время чтения: 8 минут
396

Похищение. В чеченском плену

ЖЕРТВЫ - БАНДИТЫ...

ОКОЛО 2 недель остается неизвестной судьба похищенного 1 мая представителя президента России в Чечне Валентина ВЛАСОВА. В специальных оперативных штабах по его розыску, созданных в Москве, Грозном и Назрани, попрежнему ничего не известно ни о его местонахождении, ни о преступниках. Однако у российских правоохранительных органов есть сведения, что Власов жив и удерживается на территории Чечни. О похитителях и о том, что чувствуют их жертвы, читайте

в материалах корреспондентов "АиФ".

ПО ДАННЫМ МВД России, только на территории Чечни действует 157 банд, не подконтрольных правительству Масхадова. Самые крупные из них - "армия генерала Дудаева", которой командует Салман Радуев, и группировка полковника Амира Хаттаба. Все попытки разоружить их и поставить под контроль чеченских властей до сих пор были безрезультатны.

Объявленный Интерполом в розыск иорданец Хаттаб готовит террористов в учебно-диверсионном центре в районе Ведено.

Каждые два месяца там происходит выпуск очередной группы диверсантов. В конце апреля этого года воспитанники "черного араба" с блеском выдержали все испытания, расстреляв автомашины с генералами и офицерами, и получили за свои бандитские действия "пятерки".

Как нам сообщили источники в Федеральной службе безопасности России, все большую активность стали проявлять интернациональные преступные синдикаты, базирующиеся в Ингушетии и Северной Осетии -

Алании. Современная "работорговля" сейчас стала основным источником доходов в Чечне. Некоторые полевые командиры, например Руслан Хайхороев, подводят под нее даже некую "теоретическую" базу. Они требуют, чтобы Россия, как страна побежденная, заплатила победителям-чеченцам контрибуцию в сумме 200 млрд. долл. Поскольку русские не хотят, да и не в состоянии сразу отдать такой громадный выкуп, чеченцы, мол, будут брать его с побежденной нации по частям

- за каждого похищенного россиянина. По подсчетам российских правоохранительных органов, общая сумма, заплаченная за россиян, похищенных на Северном Кавказе, уже приближается к миллиарду долларов. Кардинально решить вопрос с похищениями людей в Чечне можно двумя путями. Первый - новая война и силовое возвращение мятежной Ичкерии в правовое поле России. Но, по оценкам аналитиков Генштаба, Российские вооруженные силы не только сейчас, но и в ближайшие

5-10 лет не способны взять реванш на Кавказе. Куда более гуманен и реалистичен второй путь. Его еще несколько лет назад предлагал Александр Солженицын. По его мнению, надо отгородиться от Чечни настоящими границами.

КАК показала нынешняя практика, ни войска Министерства обороны, ни МВД не в состоянии изолировать этот рассадник бандитизма и преступности от остальных российских земель. Для охраны государственной границы нужны профессионалы - пограничники. В соответствии со статьей 30 Закона о Государственной границе пограничники не имеют права находиться на административных границах внутри государства. Если признать Чечню суверенным государством, то границу с

нею нужно будет охранять. Ее протяженность - 770 км. Стоимость одного километра границы в горах потянет на 5 млн. новых рублей. Расходы, конечно, огромные. Но они куда меньше того убытка, который наносят России чеченские набеги.

ГОД назад их имена произносили вместе, как вместе произносят имена космонавтов. И, наверное, действительно между пленом и полетом в космос есть много общего. Так, по крайней мере, считает звукооператор Дмитрий ОЛЬЧЕВ - один из журналистов НТВ, который вместе с Еленой МАСЮК и Ильей МОРДЮКОВЫМ пробыл в чеченской неволе 66 дней. Вот его рассказ.

- В первые минуты, когда нашу машину прижали к обочине две "шестерки", конечно, был шок. Но наши похитители

настолько быстро сработали, что настоящий испуг пришел позже. И вот здесь нужно было уметь взять себя в руки. У многих людей от паники происходит временное умственное помешательство. Не справишься с ним - погибнешь.

Я разговаривал с ребятами из ОРТ, которых похитили раньше нас, и понял, что все происходит по одному сценарию. Человек, который хочет что-то сделать в Чечне - снять репортаж или просто неофициально с кем-то встретиться так, чтобы об этом

не узнал весь Кавказ, должен отказаться от охраны. А раз так, вы становитесь лакомым кусочком для профессиональных похитителей.

Нас повезли сначала в Грозный, где 10 дней продержали в каком-то подвале. В темноте ощущаешь свою полную беспомощность. Охрана сверху спускает на веревке еду - хлеб, сосиски, воду в бутылках. Потом спускают поганое ведро, куда ты справляешь естественные нужды.

Как могли, мы помогали друг другу держаться. Все время разговаривали,

разговаривали и разговаривали, стараясь отвлечь себя и своих товарищей, чтобы потом, наговорившись до одури, рухнуть в сон. Великое счастье, что нас было трое!

Удивительно, но за все время мы ни разу не болели, ни у кого не было истерики. Сказался, наверное, опыт стрессовых ситуаций в прошлом и внутренняя готовность к любым передрягам. Лена до этого была в Афганистане, Таджикистане, в других "горячих точках". Также и Илья Мордюков. Самое страшное

- это в начале. Когда не знаешь, сколько ты в этом подвале просидишь: месяц, два, год? Страшно ведь не то, что пережил, а то, что впереди. А еще страшно за тех, кто тебя ждет дома. Ты-то знаешь, что с тобой, но твои близкие не знают о тебе ничего. И тогда тебе передается их страх. Но и к нему можно со временем привыкнуть.

КАК бороться с похищением людей, я не знаю. Не специалист. Знаю только, что англичане, французы категорически отказываются платить выкуп за своих. И нашим российским властям запрещают. Потому что считают - стоит где-то за кого-то заплатить, и тех же англичан будут по всему миру воровать. Хотя тем, кто находится в шкуре заложника, освободиться хочется любой ценой. Этого хочется и их родным, и потому они всегда будут думать и говорить, что человеческая

жизнь дороже всех денег и принципов.

80 ПРОЦЕНТОВ всех похищений совершаются, как правило, организованными преступными группировками. Похищение стало одним из традиционных методов устранения конкурентов. Цели здесь различные. Однако требования выкупа, передачи имущества или бизнеса в другие руки составляют лишь десятую часть от общего числа требований. В подавляющем большинстве участь похищенных бандитов оказывается куда более печальной. Похищения все чаще становятся прелюдией к последующему

убийству. Это не означает, что спрос на услуги киллеров пошел на спад. Просто устранение неугодного человека через похищение дает больше гарантий, что преступление не будет раскрыто. На руку бандитам играет и неадекватное поведение родных и близких похищенного, которые не спешат обращаться в правоохранительные органы, надеясь самостоятельно решить возникшие проблемы.

...ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ...

НА ВТОРОМ месте после бандитов наиболее уязвимая социальная группа - бизнесмены. Цель их похищения - либо требование выкупа, возврата долга, либо их заставляют отказаться от имущества и собственного дела, приносящего прибыль. Впрочем, все чаще ситуация имеет обратный знак. Достаточно вспомнить недавнее убийство депутата Госдумы РФ и предпринимателя С. Скорочкина, который являлся отнюдь не должником, а кредитором. Работники правоохранительных органов

отмечают все более нарастающую тенденцию: сегодня гораздо опаснее в долг дать, чем взять.

...ОБЫВАТЕЛИ

ВСЕГО 1% приходится на похищения, связанные с удовлетворением определенных физических и психических потребностей: сексуальных, садистских и т. д. Для подобных похищений характерна одна особенность. В жертвы выбираются наиболее беззащитные люди - женщины, дети, которые не могут дать отпор подонкам. В результате последствия очень тяжелы. Вырвавшиеся из рук мучителей жертвы зачастую не могут вернуться к нормальной жизни после перенесенных кошмаров.

Многие вынуждены проходить длительное лечение и восстановление расстроенной психики. Все чаще бывшие жертвы похищений кончают жизнь самоубийством. Общее количество пропаж людей год от года растет. Только в Московской области за первые 4 месяца текущего года в органы поступило около 3,5 тысячи заявлений об исчезнувших близких. Причем это - только официальная статистика. Многие случаи не зарегистрированы. Раскрыть подобные преступления так же трудно,

как и заказные убийства. Впрочем, даже если похищенный остается жив, следствие в большинстве случаев не может из него вытянуть ничего путного. В первые же минуты похищения у человека наступает шок. Он не запоминает не то что незначительные детали, а зачастую не способен даже визуально или по голосу опознать преступников. Все теоретические советы работников правоохранительных органов в экстремальной ситуации оказываются неприемлемыми. Кроме того, даже

если человек проявляет самообладание и старается запомнить увиденное и услышанное, это не остается незамеченным для похитителей. В результате шансы жертвы вырваться живой уменьшаются.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно