Примерное время чтения: 7 минут
132

Маленький, но все равно бизнес

ПО ДАННЫМ Департамента по поддержке и развитию малого предпринимательства, в Москве около 200 тыс. действующих малых предприятий, в которых постоянно работает 1 млн. 700 тыс. чел. Люди, которые пошли на риск и организовали собственное дело, наплевав на бюрократов, кризисы и неуверенность в себе и завтрашнем дне, - не олигархи и не богатые иностранцы, а простые москвичи вроде нас с вами. Просто в какой-то момент они поверили в себя.

Золотая строчка

МОДЕЛЬЕР Ирина ЛЫЧКОВА, владелец небольшого (штат всего 6 чел.) авторского ателье, начала шить в 14 лет. А в 32 ей пришлось в срочном порядке постигать азы маркетинга и управления. "До того как я решилась открыть собственное ателье, - рассказывает Ирина, - долго работала в разных пошивочных фирмах - в начале 90-х их в Москве появилось очень много. Шили серийно одежду и сдавали в магазины, которые могли платить. Возможности творчески себя проявить были ограничены. А так хотелось ни от кого не зависеть, просто создавать красивые вещи, подходя индивидуально к каждому клиенту..."

Три года назад Лычкова, взяв в долг деньги, сняла маленькое подвальное помещение в бывшем бомбоубежище в сталинской высотке. Первые полгода ателье несколько раз было на грани банкротства, работать приходилось чуть ли не впотьмах. Прибыль пошла только несколько месяцев назад, так что, по признанию Ирины, сама она поверить в это еще не успела. Сегодня ателье шьет на заказ в основном деловую и вечернюю одежду, стараясь, по словам владельца, чтобы ткань, крой и даже цвет костюма или платья соответствовали характеру клиента.

"За эти три года через многое пришлось пройти, - продолжает Ирина. - Зато теперь меня уже никто не может обмануть, и, даже оказавшись на Марсе, я найду себе применение. Люди, особенно у нас, очень ленивы и не подозревают, какой потенциал в них заложен. И мало кто заставляет себя действовать. Хотя Москва, пожалуй, единственный город, где реально достичь невероятного. Это десять городов в одном, и здесь всегда можно найти единомышленников. К счастью, москвичи - я сужу по своим клиентам - постепенно становятся более свободными, раскрепощенными и знают, чего они хотят".

Печка-лавочка

ВЫПУСКНИК автодорожного техникума 37-летний бывший автослесарь Леонид СОКОЛИК убежден, что печет пироги нового поколения. Без холестерина и жира, минимум теста, максимум свежих фруктов и натуральных сливок. Рецепт (которому, кстати, больше 400 лет) с большим трудом удалось выведать у старого пекаря из голландского городка Лимбурга, взявшего с предприимчивого русского "клятву о неразглашении" уникального секрета приготовления "лимбургского флая". После чего Леонид, захватив с собой голландского технолога-консультанта, помчался назад в Москву и, собственными силами быстро отремонтировав разрушенную заводскую столовую, устроил мини-пекарню. Случилось это... за месяц до кризиса. "Наши славные торты в считанные дни стали нерентабельны, - рассказывает Соколик. - Подобные малые предприятия на наших глазах рассыпались, как семечки. Ни аренда, ни консультант из Голландии, ни импортное сырье нам стали не по карману. Но я решил собраться с силами и вытянуть дело, в которое вложил столько времени и сил".

Сегодня его пекарня с коллективом 15 чел. выпускает 12 видов фруктовых пирогов-флаев. Пекут по 700 тортов в день, поставляя их под заказ в 150 крупных московских магазинов и кафе, а также в известные театры, в том числе Большой и "Ленком". Работают без выходных, так как заказов больше всего в конце недели.

"Мои голландские друзья уверены, что я Онассис, раз продаю пироги в самом большом городе России, - смеется Леонид, - а на самом деле прибыли хватает только на то, чтобы не прогореть и людям зарплату платить. Ингредиенты страшно дорогие, отделка вручную, плюс не ослабевает бюрократическая машина, которая ставит предпринимателя в такие условия, что выжить, не обходя законов, абсолютно невозможно. А еще все кому не лень хотят на тебе нажиться: магазины, устанавливающие на нашу продукцию 50%-ную наценку, государство, забирающее до половины дохода на налоги. Причем платить их я не отказываюсь, было бы все четко, не как сейчас - путаная налоговая бухгалтерия".

Московский цирюльник

ВСЕМ, кто стрижется в салоне у Виктора МАЦУКА, бесплатно полагается чашечка итальянского кофе. В его парикмахерских "умные" педикюрные кресла с пультом управления, изящные раковины и улыбающийся персонал. Начинал 47-летний парикмахер 10 лет назад, в тесной комнатке, где едва помещалось 5 кресел. "На дворе был 1989 год, - вспоминает Мацук, - и кто-то из моих давних клиентов посоветовал попробовать открыть свое дело. Тогда малый бизнес был всем внове, с документами неразбериха, но предпринимателям больше шли навстречу, легче было достать кредит. Это была одна из первых частных парикмахерских в Москве, и цены у нас, естественно были повыше, чем в госсекторе. Но я еще в советское время усвоил простой принцип: клиента нужно обслужить так, чтобы он захотел к тебе вернуться и еще привести друзей."

Начинающий предприниматель взял льготный кредит в коммерческом банке, сам обходил инстанции, закупал оборудование и делал ремонт. В 1993 г. организовал уже небольшой центр красоты с тремя косметическими кабинетами, солярием и баром. А совсем недавно открыл еще одну парикмахерскую, обустроенную уже по мировым стандартам. Несмотря на то, что на Викторе висит масса бумажной и административной работы, он по-прежнему ежедневно делает прически.

"Богатых в городе гораздо меньше, чем дорогих салонов красоты, - говорит парикмахер-бизнесмен, - поэтому цены я стараюсь держать доступными. Модная стрижка с укладкой в Москве сейчас стоит в среднем 500 руб., а у меня 350 руб. - женская и 250 руб. - мужская. И хотя стаж у меня уже почти четверть века, постоянно нахожу пробелы и штудирую кучу литературы - как по парикмахерскому делу, так и по бухгалтерскому".

Прорыв в WWW

ДОЛЖНОСТЬ 25-летнего Дмитрия БУДНЕВСКОГО звучит более чем солидно: генеральный директор веб-дизайнерской студии. Дима обнаружил в себе рабочую жилку, еще будучи студентом Академии нефти и газа: торговал технической литературой в переходе, писал статьи о компьютерах. А в 22 года, взяв кредит 30 тыс. долл., на пару с приятелем открыл "революционный" бизнес - разработку на заказ сайтов (электронные версии фирм, изданий и проч.) в Интернете.

"В Москве мы были первыми, кто начал зарабатывать на Интернете деньги. 5 лет назад доступ к Интернету имели единицы, да и в целом компьютерный бизнес был еще в зачаточном состоянии. Так что конкурентов практически не было. Мы просто не испугались риска и сумели понять, что за этим будущее и через несколько лет веб-дизайн будет приносить реальный доход".

Дальновидный компьютерщик не ошибся. Сейчас в Москве более полумиллиона пользователей Интернета, и любая уважающая себя организация (будь то ночной клуб, турфирма, газета или политическая партия) спешит разместить там о себе информацию. Веб-дизайн и реклама в Интернете сегодня считаются одним из самых доходных видов бизнеса: "поселиться" в Интернете стоит сегодня от 3 тыс. долл. Среди самых крупных проектов студии Дмитрия - сайты для блока ОВР, Останкинской телебашни и радиостанции "Эхо Москвы". В штате фирмы состоит 25 человек - программисты, компьютерные дизайнеры и верстальщики. Зарплата начинается от 300 долл. Средний возраст сотрудников - 22 года.

"Чем человек моложе, - говорит Дима, - тем он энергичнее, тем мобильнее мыслит, больше и продуктивнее работает. Компьютерный бизнес у нас зародился недавно, и это дело молодых. Правда, многие ниши уже заняты, но каждый день открываются новые. Поэтому, если хочешь чего-то добиться и разбогатеть, смотреть надо на несколько лет вперед и не бояться рисковать".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно