Примерное время чтения: 4 минуты
95

Весеннее обострение - не самое страшное

ЗИМА оставила нам в наследство авитаминоз и накопившуюся усталость. С медицинской точки зрения, это типичная астения. Отсюда неадекватное поведение, нервные срывы, конфликты.

Кроме того, следует учесть, что в любом обществе насчитывается до 5% психически неустойчивых людей, причем 1% - социально опасных. Раньше их по большей части изолировали от общества, но в конце 80-х выпустили из ЛТП, психоневрологических диспансеров.

Политики - люди из народа. Только из-за бурной деятельности астенический синдром у них выражен сильнее. Одни это понимают и стараются пить витамины, спать хотя бы семь часов в сутки, заниматься физическими

упражнениями. Другие либо не хотят, либо не могут этого делать и не контролируют свои эмоции. Выходка Жириновского - только единичный всплеск. Многие в Думе ходят на взводе. И не только в Думе. Впрочем, то, что мы наблюдаем сейчас, - "цветочки" по сравнению с событиями 10-летней давности.

В КОНЦЕ 80-х годов 5-процентный слой психически неустойчивых людей выплеснулся на улицы волной "демократического протеста". Я с болью смотрел на тех, кто шел тогда на демонстрации. Их неадекватность бросалась в глаза. В 1991 году митинговые лидеры пришли во власть, заполонили высокие кабинеты. Жуткое зрелище... Как-то я шел по коридору Верховного Совета, а навстречу мне - два хорошо известных деятеля. Опускаю глаза и вижу - на ногах у депутатов

сандалии, в которых приличные люди на даче ходят. Представляете, костюм, галстук... и сандалии, утопающие в ковровой дорожке. Мелочь, но показательная.

Пробил час дилетантов. Если я международник, то мне в голову не придет, положим, лезть в металлургию. А психически неуравновешенному человеку все равно, чем заниматься. Поэтому гинеколог с 20-летним стажем мог на волне демократии стать заместителем министра иностранных дел. Правда, потом эта пена сошла,

и из первого демпризыва остались единицы, действительно профессионалы - С. Шахрай, А. Музыкантский, В. Шахновский. Это немудрено. Элита - саморегулирующаяся система. Она вымывает психов независимо от того, в какие цвета они рядятся - красные, белые...

МАССОВЫЙ психоз к концу 90-х спал. Весеннее наступление трудящихся - это обычное сезонное обострение. Социологический парадокс: общество поднимается не тогда, когда живет на пределе, а когда ситуация чуть-чуть выправляется. Заканчиваются холода (на морозе не очень-то походишь на демонстрации), и люди направляют свою активность в русло социального протеста. Хотя это не российская традиция. Первая первомайская демонстрация прошла, как известно, в Чикаго.

Но смысл и формы протеста уже другие. Большинство не воспринимают партийных лозунгов, харизматических лидеров, не откликаются на эпатаж. Было время, когда даже интеллигенция готова была отдать свои голоса Жириновскому. Я по-всякому анализировал феномен лидера ЛДПР, делал социологические опросы, но никто мне не сказал лучше одного старика. Он сидел на завалинке, курил "беломорину", когда я его спросил: "Дед, почему ты голосовал за Жириновского?" И

дед ответил: "Он им, бл...м, даст!"

Народ, конечно, уже не купится на клоунаду Жириновского. Но это не значит, что он не пойдет за так называемой третьей, черной силой. Не важно, кто ее возглавит. Важно, что национал-бандитизм, замешанный на финансах, может дать известную смесь образца начала 30-х годов. В этом, по-моему, сейчас таится главная угроза обществу, а не в протестах левой оппозиции. Раскрутить стихию националбандитизма, если ее слегка простимулировать,

как в свое время националсоциалистов простимулировали магнаты Германии, - можно очень даже просто. Новая волна, на этот раз антидемократического психоза, накроет страну. И в этой стихии каждый ненормальный найдет свое место.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно