Примерное время чтения: 8 минут
97

ЧВС

ЗА ТЕ ПЯТЬ лет, что правительство страны возглавляет Черномырдин, о нем говорили разное. То казалось, что он вот-вот будет отправлен в отставку, то его популярность стремительно возрастала, и уже президент посматривал на него ревниво. События последней недели показали, что Черномырдин в очередной раз выбрался из полосы неудач, хотя и получил нагоняй от Ельцина. После перераспределения ролей в правительстве его влияние заметно усилилось, в то время как влияние "молодых реформаторов" снизилось. Хотя, конечно, увеличение ответственности увеличивает и риск потерять все.

Именуемый московской элитой ЧВС, Черномырдин стал постоянным фактором нашей политики. За пять лет его премьерства менялись фавориты, теряли посты министры, отправлялись в отставку всемогущие чиновники. Постоянными оставались только президент и премьер. Президент - номер один, премьер - почти всегда в тени, всегда второй. К нему

относятся по-разному - кто с восхищением, кто с усмешкой, большинство - с равнодушием. Но вот что странно - его не ненавидят. А ведь в России редкий политик не вызывает у кого-нибудь аллергии. Черномырдин же устраивает и левых, и правых, и московскую элиту, и региональных лидеров, и "Белый дом", и Кремль. В чем же феномен ЧВС?

СЫН СВОЕГО ЧАСА

БИОГРАФИЯ Черномырдина типична для советского руководителя. Анализируя такую карьеру, можно сказать, что человек, сформировавшийся в той системе, до мозга костей "красный директор", и этого уже не изменить. Люди, которые работали вместе с Черномырдиным в 1992-1993 гг., удивлялись, как быстро он впитывал в себя новые знания, понимание законов рынка. Вряд ли он усвоил макроэкономическую логику "гарвардских умников", но уж в хозяйственной практике его считают асом.

Пройдя социальную лестницу с самой нижней ступени до самой верхней, ЧВС сохранил все черты "русского мужика", который иногда и сказать красиво не умеет, но зато обладает живым юмором; может по-советски жестко вести заседание правительства и дипломатично - международные переговоры, а может принять и "рюмку чая" с друзьями из регионов. Руководители старой школы считают его за своего. Он - сын класса "хозяйственников".

ДВА КЛАССА - ДВА ЛИДЕРА

НЕКОГДА единый класс советских хозяйственников в процессе реформ распался на два лагеря - финансистов и промышленников. Финансисты - молодые люди с комсомольским прошлым и блестящим английским - первыми поняли, как выгодно "прокручивать" государственные деньги, а на полученные прибыли строить виллы на красивых побережьях и открывать счета в западных банках. Финансистов народ не любил. Не прощали люди им легких и быстрых денег. Финансисты тоже не очень жаловали "эту страну", считая идеалом порядки заокеанские. Их западничество объяснялось еще и структурой капитала: если дома что не так, капитал легко можно сложить в чемоданы, да и уехать. Лидером этого класса стал "молодой реформатор" Чубайс.

Промышленники от реформ пострадали. Долгие муки с приватизацией, борьба за контроль над собственным предприятием, разрушение хозяйственных связей - все это свело на нет былой авторитет директорского корпуса.

Словосочетание "красный директор" стало синонимом консерватизма и "совковости". Но время шло, и пока газеты взахлеб писали о "семибанкирщине" и мусолили фамилии десятка московских финансистов, в России рос и набирал силу класс новых промышленников. Сначала это были лишь руководители нефтяных и газовых компаний. Но постепенно наметился рост и в некоторых других отраслях, скорее даже - на отдельных заводах. Практически в каждом российском регионе появилось 12 промышленных предприятия, где вдруг дела пошли в гору. Их влияние в регионе заметно возросло, и губернаторы стали приглашать их на охоту или в баню. Постепенно эти успешные промышленники начали скупать акции предприятий-поставщиков, смежников и конкурентов. Влияние их холдингов стало распространяться уже не на один, а на несколько регионов. Возникли трансрегиональные промышленные корпорации. Имена их лидеров мало известны, но они есть. И их гораздо больше, чем финансистов. Есть среди них, конечно, и люди, связанные с мафией. Но все же большинство - "ломовые лошади экономической реформы".

По природе своего капитала банкиры меньше зависят от состояния дел в России. Промышленники свои заводы в чемоданах увезти не могут. Их капитал врос в российскую землю.

Им совсем не все равно, каким путем пойдет страна дальше. Они, конечно, рыночники, но они российские рыночники. В отличие от космополитовфинансистов. Именно поэтому этот класс - опора страны. И лидером этого класса является В. С. Черномырдин.

ВОЖДЬ СВОЕГО КЛАССА

ВНАЧАЛЕ имя Черномырдина связывали только с "Газпромом", позже стали говорить о том, что за Черномырдиным - весь ТЭК. Теперь к его базе поддержки присоединились промышленники из многих регионов. Влияние ЧВС стало расти задолго до пресловутого перераспределения ролей в правительстве. Причин этому много: правильно выбранная тактика ЧВС (безусловная лояльность президенту при дистанцировании от его камарильи), расширение его базы поддержки (от ТЭКа ко всей промышленности), а также ошибки Чубайса, приведшие к краху его "команды".

Влияние ЧВС за последнее время заметно выросло не из-за его собственных усилий, а из-за ошибок "молодых реформаторов". Чубайс, став персональным лоббистом группы ОНЭКСИМбанка, сделал главную ошибку. Финансисты многое прощали ему, но не смогли простить, когда он начал все яйца класть в корзину г-на Потанина. Лишив своей поддержки Чубайса, многие могущественные банкиры решили, что ЧВС в паре с Лужковым - наиболее предсказуемые (а потому приемлемые) фигуры на нашем политическом небосклоне.

Кроме того, что сейчас Черномырдин - наиболее естественный лидер класса предпринимателей, у него есть и еще один ресурс - это "партия власти" - НДР. За два года своего существования она превратилась из "партии Садового кольца" в зародыш настоящей большой партии. Во всех регионах страны действуют отделения НДР, куда входит "начальство". В руках НДР сосредоточены немалые ресурсы - люди, СМИ, деньги. Структурно оформившись, НДР ждет своего часа. И когда этот час придет, она сможет мобилизовать под свои знамена массы избирателей.

ЧВС И КРЕМЛЬ

УСПЕХИ других политиков никогда не оставляют равнодушным Кремль. Любой успех премьера воспринимается ревниво. Сколько раз мы слышали слухи о скорой отставке ЧВС? Сколько раз его "задвигали", и на экранах наших телевизоров вдруг вместо лидера НДР, обаятельного мужчины с великолепным чувством юмора, появлялся мрачный и косноязычный "совок", покрикивающий на своих министров. Ему отказывали даже в очевидном: он 5 лет возглавлял экономические преобразования в России, а "гарантом реформ" все упорно считали Чубайса. Но Виктор Степанович вел себя в таких ситуациях стандартно - уходил в тень и оставался лоялен к президенту.

Чтобы понять отношения ЧВС с Кремлем, надо учитывать еще один важный фактор российской политики. Это фактор семьи президента. У президента большая "Семья": в нее входят не только его жена, дети и внуки. Семья - это и те, кто играет в теннис с президентом, и кто пьет чай с супругой президента, и кто дружит с его дочерьми. Семья - это родственники и фавориты. Все чаще случаются назначения на высокие посты людей Семьи.

ЧВС - не член Семьи. Никто не может упрекнуть премьера, что он фаворит. Хотя с фаворитами он умел найти общий язык. За пять лет премьерства ЧВС приходилось тесно общаться с Гайдаром и Чубайсом, Сосковцом и Коржаковым. Общаться - общался, но грани не перешел: ни в теннис не играл, ни чай пить не ходил. Фавориты приходили и уходили,

а ЧВС оставался.

ПЕРСПЕКТИВЫ

ПОСЛЕДНЕЕ усиление Черномырдина имеет свою логику. ЧВС стоит как бы на пересечении различных элитных потоков. Его уважают и старые номенклатурщики, и молодые реформаторы; и коммунисты, и демократы; у него свои люди в Москве и в регионах, в банках и на заводах. Его поддерживают силовики, принимает элита, но он понятен и простым людям. Продержавшись пять долгих лет на посту премьера, он сумел почти невозможное - не нажить себе врагов. В правительстве группу его поддержки составляют такие влиятельные министры, как Бабичев, Уринсон, Булгак, Ясин, Фрадков, Орлов, Шойгу, Вячеслав и Виктор Михайловы, Кинелев, Адамишин и, конечно, Куликов. Кроме этого в команде премьера руководство НДР: Шохин, В. Рыжков, Гребенников, Вид, Юрков и др. Черномырдина поддерживают многие губернаторы и региональные промышленники, и влиятельнейшие бизнесмены Вяхирев, Алекперов, Березовский, за которыми стоят такие гиганты топливноэнергетического комплекса, как "Газпром", ЛУКойл, только что образованная "ЮКСИ" (в ней объединились "ЮКОС", "Сибнефть", Восточная нефтяная компания и Восточно-Сибирская нефтегазовая компания). У ЧВС хорошие отношения с Лужковым и с Зюгановым. Так что рано сбрасывать со счетов ЧВС, несмотря на низкие рейтинги "Итогов". Рейтинги рейтингами, но объективный анализ дает все основания полагать, что в свое время именно Черномырдин способен консолидировать

российскую элиту. Похоже, что именно он теперь ставленник партии власти, так как обладает наибольшими ресурсами по сравнению с конкурентами в борьбе за президентское кресло.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно