Примерное время чтения: 8 минут
89

Кому владеть землей?

Чуда на "круглом столе" не случилось. Окончательное решение вопроса о земле отложено еще на 3 месяца, за которые Дума должна поправить Земельный кодекс. Смогут ли "рыночники" и "аграрники" за это время договориться? Судя по настроению сторон, это будет нелегким делом.

Вместо рынка получим кабалу

Александр ТКАЧЕВ, депутат Госдумы от Краснодарского края, руководитель фирмы "Агрокомплекс"

ЗЕМЕЛЬНЫЙ вопрос в России всегда был больше вопросом политики, нежели экономики. Одни стеной стоят против купли-продажи пахотной земли, другие, как, например, Ю. Черниченко со своей Крестьянской партией, хоть сейчас готовы пустить пашню в свободную торговлю. На мой взгляд, всем участникам дискуссии не мешало бы успокоиться, спуститься на эту самую грешную землю и посмотреть на то, кому и как ей владеть, с позиции хозяйственной целесообразности.

Не хочу агитировать ни за "белых", ни за "красных". Лужковская кожаная кепка мне импонирует намного больше, нежели комиссарская кожаная тужурка, да еще с маузером на боку.

Не скрою, в Думе я голосовал за Земельный кодекс. Считаю, что он вполне отвечает нынешнему, крайне бедственному положению села. Больше того, кодекс поддерживает основная масса крестьянства. Чем же не понравился он президенту Б. Ельцину? Борис Николаевич заявляет: надо "по-настоящему" вернуть землю крестьянам. Но разве сегодня она не в крестьянских руках?

СОГЛАСНО официальной статистике, в собственности у крестьян - не только частников, но и различных АО, товариществ, кооперативов, колхозов - находится более 150 млн. гектаров, или 83,7% всей пахотной земли. Этим богатством владеют 12 млн. собственников земельных долей, 280 тыс. фермеров... Прибавьте к этому более 8 млн. гектаров - сады, огороды, дачи, личные подсобные хозяйства и приусадебные участки.

Не парадокс ли? Не успели дать землю тем, кто ее обрабатывает, как уже спешат отнять - теперь это называется "передать от нерадивых хозяев рачительным". Но, говоря о "прелестях" земельного рынка, обходят главное: почему в разряд "нерадивых" попадает абсолютное большинство фермеров и коллективных хозяйств? Ведь в России 80% сельхозпредприятий убыточны. Неужто все лодыри и неумехи?

Конечно, нет. Село душат и непомерные налоги, и вездесущий импорт. А главная беда - грабительский диспаритет цен,

когда сельхозпродукция закупается за бесценок, а техника, горючее, минеральные удобрения предлагаются деревне втридорога. По данным Минсельхозпрода РФ, изза этого убытки АПК России в 1996 г. составили 22 трлн., в 1997 г. - около 25 трлн. руб.

Едва ли крестьяне, не успевшие понастоящему почувствовать вкус земельной собственности, только и мечтают, как бы поскорее продать свои наделы. На мой взгляд, права владельцев земельных долей достаточно широки.

Можно внести их в качестве пая в уставный капитал сельхозпредприятия или передать в аренду. Можно получить земельный участок в натуре, если владелец доли захочет фермерствовать или расширить свое подсобное хозяйство. Но чем он будет обрабатывать свою землю - сохой, лопатой? Нет ни техники, ни денег, чтобы ее приобрести.

Где же выход? И тут крестьянина подталкивают с разных сторон: "Продавать землю!"

Что и говорить, соблазн велик. Для многих селян, годами не видящих "живого" рубля, возможность продать, заложить свой надел - зачастую единственный способ получить хоть какие-то деньги. А что потом? Землю скупят толстосумы и спекулянты. А для безземельного крестьянина одна дорога - в батраки, в кабалу.

В КРАСНОДАРСКОМ крае нашли выход, приняв местный закон "Об особом порядке землепользования". Земля на Кубани - особая ценность, и здесь ею не разбрасываются. Наш путь - не купля-продажа, не залог пашни, а долгосрочная аренда. Она дает возможность владельцам излишков земли зарабатывать деньги, не теряя угодья. С ее помощью и фермеры, и сельхозпредприятия могут расширять свои площади.

Примером может служить наш "Агрокомплекс" в станице Выселки - крупнейшее

на Кубани предприятие, где в один кулак собраны завод по выпуску комбикормов, мельница, 2 элеватора, заводы по переработке подсолнечника, сои, проса, гречихи; мясокомбинат, откормочный комплекс... За счет собственных ресурсов налаживаем производство сыров, спирта, пива. Но главное наше богатство - земля, плодородная кубанская пашня. Недавно под крыло фирмы попросились два вконец обанкротившихся хозяйства и две крупные птицефабрики. В общую копилку

они внесли свои земельные угодья (с согласия владельцев паев) - этот взнос с лихвой перекроет убытки. Теперь у нас 25 тыс. гектаров - есть где развернуться.

При всем критическом отношении к "саратовской модели" я считаю так: велика Россия, и незачем равнять всех под одну гребенку. Пускай в регионах сами решают, кому и как владеть землей, и отвечают за свое решение. Время всех рассудит. Надо только не забывать, что земельные отношения связаны с фундаментальными основами жизни народа, с его традициями, менталитетом. Скоропалительные опыты здесь вряд ли уместны.

Юрий ЧЕРНИЧЕНКО, председатель Крестьянской партии России

Агробароны дурят безгласного колхозника

НАВЕРНОЕ, глава "Агрокомплекса" А. Ткачев - хозяин волевой и требовательный. Без этого двадцатью тысячами гектаров чернозема не управишь. 20 тыс. - это в три с лишним раза больше, чем было в первом на Кубани агрокомплексе, медалисте тьмы выставок, культурнейшем имении "Хуторок", где тоже были и мельницы, и спиртзавод, и галетная фабрика. Пять тысяч постоянных и поденных рабочих, шутка сказать! Но ни основатель той агрофирмы генерал-адъютант Святополк- Мирский, ни последний хозяин барон Штейнгель крестьянами себя не называли - не было такой моды. Теперь же любой аграрий генеральских чинов, перевозимый в "Тойоте" или джипе "Чероки", непременно заявит: "Мы, крестьяне России..."

Ясно, не всегда и не всякое крестьянство России искало себе таких златоустов-авторитетов. Ни столыпинский переселенец за Урал, ни мужицкие заступники в восставшем Кронштадте, ни сельская армия Антонова, против которой Тухачевский приказал применить газы, господ себе не искали, как не ищут благодетелей и сегодняшние фермеры, владеющие худо-бедно уже 12,6 млн. гектаров российской земли.

Но что правда, то правда: 11,6 млн. пенсионеров и действующих работников 23,5 тыс. колхозов, совхозов и переименованных предприятий - это семь раз просеянное на социальных решетах, обнищавшее, живущее воровством с полей и председательской милостью крестьянство, для которого реформа - разор, земельный пай - мираж, рынок земли - оккупация, а депутат-аграрий - отец родной.

ЯВЛЯЮТСЯ ли эти 11,6 млн. пайщиков собственниками земли, могут ли распорядиться ею помимо господ-представителей? Нет. Народ не дурак и выгоду свою знает. 868 тыс. колхозников вообще наплевали на такую реформу, за паем не явились. Оформили хоть что-то обещающие документы только 1,2% от передавших доли в уставный капитал. Передача надела в аренду колхозу (фирме) - это обсчет и недоплата крестьянину, гарантированная "шапка" (навар от урожая) хозяину предприятия и его присным...

Село Ивановка Ростовской области, самое длинное в Сальской степи (5 км!), за три года убедилось: если хочешь достатка и безбедной жизни - вырви свой пай у колхоза и передай в фермерский кооператив "Факел". Колхоз дает за восьмигектарный надел одну тонну зерна - и ту за плату, а фермеры - 4 тонны зерна, 200 литров масла, муку, макароны, вспашут усадьбу, доставят топливо, все это без копья. И никакое тут не благотворительство, просто дают истинную цену, а колхоз облапошивает безгласного пенсионера, чтобы председатель мог развернуть в Сальске сеть своих магазинов и понастроить коттеджей родне.

ИЗ ОБОРОТА уже выпало около 10 млн. гектаров российской пашни - это двадцать Армений, шесть запашек Молдовы... Триллионные вливания в колхозно-совхозный уклад и абсолютный ноль дотаций частному сектору не помешали диковинному перекосу: 9% земель частного владения производят практически столько же продукции, сколько 91% под контролем колхозно-совхозных контор. Картофель на 95% поставляет частник, мясо и молоко подлинного крестьянина насытили рынки от Сахалина до Балтики, пресловутый диспаритет цен этому сектору - как с гуся вода. Думцы-аграрии требуют дотаций. Но разве долгую череду пятилеток село не получало солярку по 4 копейки, ежегодно 40 млн. тонн импортного зерна, четверть миллиарда даровых человеко-дней горожан "на картошке"? Где в мире был сильнее ливень дотаций - и где еще бывали так пусты гастрономы и сельмаги?

Собственника земли пугают ужасами: объявят свободную куплю-продажу - и твою землю скупят иностранцы. Полноте! Это сегодня скупщики от "Газпрома", нефтяных империй, гонцы с такими "иностранными" фамилиями, как Поляков, Вдовин, Кузнецов, на черноземном Юге приобретают "за два взгляда" целые латифундии. Ейский, Белоглинский, Усть-Лабинский, Темрюкский - да легче перечислить те районы Кубани, где "заглот" колхозов еще не состоялся. Колхоз переименовывают в "сельхозпредприятие", скажем, "Тюменьтрансгаза", старушкам сулят семь верст до небес, требуя лишь "малости" - расписки: "Принадлежащую мне землю и имущественный пай безвозмездно передаю в собственность "Тюменьтрансгаза". И дело в шляпе!

Я допускаю, что лично А. Ткачев чист, как слеза младенца, и депутатские шаги его сплошь бескорыстны. Даже при этом допуске авторитет-благодетель кубанских станичников объективно служит социальному слою, сказочно разбогатевшему на агонии колхозов. Тому слою, чья сила и живучесть - в запрете свободного распоряжения крестьян своей землей.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно