Примерное время чтения: 6 минут
133

ПОЧЕМУ НАША КОРОВА ДАЕТ МОЛОКА В СРЕДНЕМ В 3 РАЗА МЕНЬШЕ, ЧЕМ ГОЛЛАНДСКАЯ? Как нам накормить себя?

Этот вопрос волнует сегодня не только специалистов агропрома, но и каждого из нас. Подтверждение тому редакционная почта "АиФ", в портфеле которой множество писем по проблемам сельского хозяйства от самых разных людей и по образованию, и по роду занятий. Три из таких писем публикуются ниже.

Юрьев день

В НАШЕЙ СТРАНЕ революция (или контрреволюция) всегда есть перемена землевладельца. Все остальные проблемы власти и собственности вытекают из этой коренной проблемы. Поэтому тот, кто говорит о несвоевременности постановки аграрных вопросов, просто не хочет, чтобы у перестройки прямо спросили - революция ли она?

Сумев заболтать Закон о земле, власти создали осеннюю голодуху 1990 г. Аграрная партократия, владея вышколенным председательско-директорским корпусом, третий год умело сводит реформу к косметическому ремонту колхозного строя. Для Лигачевых - Стародубцевых решение вполне правильное.

Колхоз и партийная (КПСС) монополия на землю - близнецы- братья. Форма военно-феодальной эксплуатации обезземеленного крестьянства - колхоз рынку чужд.

Баталия вокруг "500 дней" почти не называла вслух земельной проблемы. Но сердцевина спора состоит в простом: сохранять ли собственность на землю привилегией КПСС или предоставить и гражданам право собственности на пашню. Райком перестал пахать-сеять, но власти не отдал.

Уже десятки лет не работают миллионы га древней пашни России, полстраны собирает средневековый урожай. На партийную "власть земли" это никак не влияет. В принципе производство может прекратиться в целых областях - Стародубцевых это к уступкам не склонит. Направляя гнев против демократических структур, сегодняшний феодал ведет ожесточенную антикрестьянскую кампанию.

Где вы видели крестьянина? Кто согласится брать землю на свой страх и риск? Чтобы вкалывать без выходных, без отгулов?

Колхозно-совхозный Агрогулаг никогда так не обнажал своего идейного нищенства. Главное - не работать, а потому лучше ничего не иметь. За этим "не иметь" стоит массовое воровство - воровство урожаев, плодородия, здоровья природы, а украденное перекроется импортом. Апофеозом станет мысль о земельном референдуме, пилатово умывание рук: "нехай сами решают". "Сами" это кто? Партактив? Сельский люмпен, растленный подачками? Контролируемый и во всем зависимый новый крепостной арендатор?

Вся надежда на ноябрьский Съезд российского парламента. Если он примет блок законов с возвращением человеческого права на землю, права на свой пай в колхозно-совхозных 230 миллионах га, право на куплю, продажу, дарение и прочее распоряжение землей, Съезд станет историческим. А нет - потонет корабль с названием "500 дней".

Но пай в партийной запашке - как реально получить его? Сама процедура - даже при законах российского съезда вырастает в проблему. А идея носится простая: Юрьев день! Или пускай даже один час. Колхоз, когда-то насильственно согнанный, на час объявляется распущенным, пока желающие в нем остаться не подадут добровольного заявления. А не подавший автоматически, считается крестьянином, вольным землепашцем, он получает свою долю земли и средств.

Ю. ЧЕРНИЧЕНКО, народный депутат СССР

* * *

Помогите селу

НАШ совхоз-завод "Виноградный" - крупнейший в Союзе по производству винограда и продуктов его переработки. В растениеводстве работают 650 человек при среднегодовой потребности 870. На период уборки винограда потребность в рабочей силе возрастает в 2,5 раза.

Своими силами мы смогли бы убрать 13 тыс. т винограда за два месяца, хотя нужно за 20 дней. В противном случае урожай стоимостью более 2 млн. руб. погиб бы, а горожане не получили бы свежего винограда и продуктов его переработки.

Так кто же должен помогать нам?

Почему в этом деле не должны принимать участие студенты и учащиеся, а использование их рассматривается как противоречащее основным принципам перестройки высшей школы?

Почему-то до сих пор считается, что студенты - "дешевая рабочая сила". Это не так. Они работают и получают заработную плату в соответствии с нашими законами по труду, как рабочие, которым не исполнилось 18 лет.

Г. АВРААМОВ, директор совхоза-завода "Виноградный", Симферопольский район, Крымская область.

* * *

Будем ли мы сыты и обуты

ДВА НАИБОЛЕЕ важных и широко разрекламированных решения правительства - прошлогоднее постановление о закупке зерна твердой (классной), сильной и наиболее ценных сортов пшеницы за валюту у колхозов и совхозов и постановление нынешнего года об увеличении закупочных цен на зерно в среднем на 50% - не дали ожидаемого результата. Реализация первого постановления должна была обеспечить прирост внутренних закупок высококачественного зерна минимум на 3 - 5 млн. т. Однако, как сообщалось в печати, к середине 1990 г. было закуплено лишь немногим более 300 тыс. т пшеницы сильных, твердых и ценных сортов.

Что касается второго постановления, то оно должно было обратить вспять тревожную тенденцию устойчивого снижения товарности зернового производства (с 38% в начале 80-х гг. до 28% в 1989 г.).

Однако, вопреки ожиданиям авторов постановления, многие сельскохозяйственные предприятия не собираются увеличивать объем продажи зерна государству. Наоборот, они стремятся удержать побольше зерна для внутрихозяйственных нужд и натурального обмена с производителями дефицитных производственных ресурсов и товаров народного потребления. Это легко объяснить - хозяйства нуждаются не в "деревянных" рублях, а в современной сельскохозяйственной технике, в горючем, минеральных удобрениях, строительных материалах. В результате государственные ресурсы зерна уменьшаются, а инфляционное давление избыточной денежной массы возросло на 9 млрд. руб., выделенных на повышение закупочных цен на зерно.

На фоне хлебных, табачных и иных потрясений остается практически незамеченным еще одно удручающее событие. В нынешнем году СССР впервые за последние годы превратится в чистого нетто-импортера шкур сельскохозяйственных животных. И это при том, что, по данным Госкомстата, суммарные ресурсы кожсырья в СССР составляют около 130 млн. шкур. Главная причина - колоссальные, не поддающиеся здравому смыслу потери при заготовке.

Из сказанного напрашивается вывод о том, что при существующей ныне системе мы не можем ни накормить, ни одеть, ни обуть себя.

Не лучше ли наконец встать на путь, пройденный всеми развитыми и сытыми странами - путь создания свободного фермерского хозяйства?

М. КОБИЩАНОВ, Д. ХАЙДОРОВ, кандидаты экономических наук.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно