110

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. Будни китайской деревни

"Трудолюбие китайского крестьянина хорошо известно. И этот фактор, помноженный на благоприятные погодные условия последних лет, вкупе с "новым курсом" Пекина в деревне, как утверждают центральные газеты, позволил не только снять с повестки дня извечную для страны проблему - проблему голода, но и дать "мощный импульс" инициативе более чем 800-миллионного крестьянства.

В 1984 г. в КНР был собран богатый урожай - свыше 400 млн. т зерна, с учетом таких культур, как гаолян, просо, картофель и т. д. в пересчете на рис в пропорции один к четырем. В последние четыре года ежегодный прирост валовой продукции сельского хозяйства в среднем достиг 7,5%.

СУТЬ "НОВОГО КУРСА"

В чем же новизна политики китайского руководства? В подходе к решению давно назревших проблем развития сельского хозяйства постепенно идет процесс пересмотра и отказа от волюнтаристских установок времен "большого скачка" и "культурной революции". Канули в Лету планы тотальной "коммунизации" деревни, когда обобществлению подлежали даже домашняя утварь и личные вещи, а на работу выходили по сигналу барабана, довольствуясь за труд уравнительным распределением в "общественных столовых".

В последние годы были подняты закупочные цены на продукты сельского хозяйства. По сравнению с базовым 1952 г. они увеличились на 164%. Крестьяне получили право иметь приусадебные участки и заниматься подсобным хозяйством, продавать продукты своего труда на рынке, для ряда районов были уменьшены задания по госпоставкам. Так, по словам премьера Госсовета КНР Чжао Цзыяна, труженики сельского хозяйства "получили передышку",

В целом эти меры были во многом реалистичными и учитывали бедственное положение китайской деревни. Но главное, как считают в Пекине, не в этом. По мнению Чжао Цзыяна, особенно важным для сельского хозяйства страны является создание в деревне системы "подрядной ответственности для крестьянского двора", благодаря чему, мол, была решена "коренная проблема социалистического сельского хозяйства в Китае, долгое время остававшаяся нерешенной".

Ныне подавляющее большинство китайских крестьян работает по системе подрядной ответственности. Наибольшее распространение получили две ее формы: закрепление производственных заданий за дворами и специализированный семейный подряд.

В первом случае сельскохозяйственная бригада дает отдельной семье задание на производство определенного количества продукции, объем которой устанавливается специальным договором и зависит от площади земли, передаваемой в пользование на срок до 15 лет. В пользование также предоставляются сельскохозяйственные орудия, или их можно выкупить в личную собственность. Фиксированную часть урожая необходимо сдать государству и в бригаду, а остальной частью можно распорядиться по собственному усмотрению.

Что же касается специализированного семейного подряда, то в минувшем году этой формой производственной ответственности в китайской деревне было охвачено 24 млн. семей, или 13% от общего числа крестьянских дворов. В этом случае договор заключается на один вид сельскохозяйственной деятельности или подсобного промысла. К примеру, широкое распространение получают разведение свиней, кроликов, птицы, выращивание лекарственных растений и грибов, рыбоводство, а также торговля и оказание услуг населению.

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

На первый взгляд, возвращение к мелкотоварному производству в сельском хозяйстве принесло немало выгод. По данным журнала "Хунци", семейный подряд позволяет увеличить производство в среднем на 30%, а иногда и в 2-3 раза, производительность труда возрастает в ряде случаев в 2 раза и даже больше. Повышается заинтересованность крестьянина в результатах своего труда, идет процесс интенсификации деятельности каждого работника, государство экономит значительные средства на создание современных крупных хозяйств, на 50-80% повышается товарность сельскохозяйственного производства.

Однако все эти "плюсы", как считают специалисты, носят временный характер, поскольку основываются на не использованных еще возможностях мелкотоварного производства. Уже сегодня в китайской деревне, как отмечает пекинская и местная печать, введение системы производственной ответственности обострило старые и породило новые проблемы.

Широкое введение производственной ответственности в деревне, основывающееся на индивидуальных формах хозяйствования, как признает китайская печать, дало толчок росту частнособственнических настроений, размывает основы коллективного хозяйства, усиливает социальную дифференциацию крестьянства. В ряде районов, писала "Жэньминь жибао", плановое ведение хозяйства пустили на самотек, за коллективными хозпостройками не следят и они постепенно разрушаются, особенно это касается оросительных систем, Крестьяне разделили между собой не только орудия производства, но и землю, зачастую передают ее в семьи прежних владельцев, завещают по наследству.

Несмотря на специальное уведомление Госсовета КНР о строгом пресечении случаев продажи земли, подобная практика, как отмечала недавно "Жэньминь жибао", не только не прекращается, но, напротив, получила довольно широкое распространение. О серьезности положения свидетельствует тот факт, указывает газета, что за последние 4 года только в окрестностях Пекина было вскрыто около 900 незаконных сделок с пахотной землей.

Введение в деревне системы производственной ответственности, по мнению ряда китайских экономистов, обострило проблему безработицы. Численность рабочей силы, занятой в сельском хозяйстве, писал в этой связи журнал "Хунци", с 1957 г. по настоящее время увеличилась примерно на 50%. Всего же лишь 42% обрабатываемых земель подвергаются машинной вспашке, 10% - машинному севу и только 2,6% - машинной уборке урожая. В то же время за эти годы количество пахотной земли на каждого трудоспособного уменьшилось наполовину. Таким образом, констатирует орган ЦК КПК, появились большие излишки рабочей силы в деревне, быстро увеличивающиеся в результате роста числа специализированных дворов и семейного подряда. Поэтому в обозримом будущем, считает журнал, не следует гнаться за механизацией и автоматизацией сельского хозяйства, а надо идти "китайским путем модернизации" этой отрасли, который предполагает опору на мелкотоварное производство.

В настоящее время, как сообщил недавно журнал "Хунци", индивидуальные хозяйства дают около 25% стоимости валовой продукции сельского хозяйства.

Официальный лозунг "Обогащайтесь!" вновь вызвал к жизни проблему социальной дифференциации в китайской деревне. Согласно среднестатистическим данным, на первый взгляд, введение "системы производственной ответственности" принесло выгоды и улучшение материального положения всем слоям крестьянства. Так, среднегодовой доход на каждого человека в деревне ныне составляет более 300 юаней, уменьшилось число "бедных" бригад, в которых ежегодный доход на человека составлял менее 60 юаней.

На этом общем фоне тем рельефнее выступает процесс имущественного расслоения, начавшийся в китайской деревне. В результате распространения подворного подряда в наиболее благоприятных условиях оказались те, у кого в семье нет или мало иждивенцев, есть крепкие мужские руки, а также определенные денежные накопления. В целом по стране таких семей немного, ведь, по данным журнала "Хунци", из 800 млн. проживающих в деревне трудоспособных только 300 млн. Поэтому "быстро богатеющих дворов", по оценкам китайской печати, насчитывается немногим более 20%. Но именно в этих семьях происходит резкий скачок в материальном положении. В качестве примера "Жэньминь жибао" привела уезд Цинсянь провинции Хэбэй. Здесь за четыре года после введения подворного подряда натуральные доходы "быстро богатеющих дворов" возросли в 6 раз, а денежные - более чем в 20 раз. Что же касается бедных семей с большим числом иждивенцев, то их общие доходы увеличились весьма незначительно.

Министр гражданской администрации КНР Цуй Найфу недавно признал, что, по официальным данным, в Китае в настоящее время насчитывается 14 млн. бедных крестьянских дворов с населением до 70 млн. человек, что составляет 8% сельского население страны.

Ян Сичжун - "образец хозяина богатого двора", писал журнал "Хунци". В его семье четверо трудоспособных и три иждивенца, поэтому он взял в пользование более 2 га земли и откармливает свиней. С 1982 г. среднегодовой доход Яна не был ниже 10 тыс. юаней.

Антипод Яна - парализованная бабушка Цюй, о которой рассказала "Жэньминь жибао". Она тоже взяла подворный подряд, да только ее малолетним внукам не под силу обработать поле площадью менее 1 га. Раньше она сводила концы с концами за счет помощи общества, ныне должна на равных "конкурировать" с "богатыми дворами".

СТАВКА НА "БОГАТЫЕ ДВОРЫ"

Государство всячески поощряет развитие "богатых дворов", создание на их базе "личных небольших ферм". Они приобретают сельскохозяйственные орудия и технику, увеличивают свой земельный клин. По данным "Жэньминь жибао", в настоящее время в личном пользовании у крестьян находится более 2 млн. тракторов (в том числе и ручных), или почти 2/3 всего тракторного парка на селе.

Продажа частным лицам сельхозинвентаря и техники, писала газета "Чжэцзян жибао", с каждым годом быстро набирает темпы.

Несмотря на определенные меры и контроль, "богатые дворы" начинают диктовать свои условия на рынках. По официальным данным, в 1983 г. кривая цен на продукты питания упорно ползла вверх. Цены на овощи, например, по сравнению с 1982 г. возросли в среднем на 8,1%, продукты морского промысла - на 11,6. фрукты - на 13,9%. В первом полугодии 1984 г., как сообщило недавно государственное статистическое управление КНР, цены на овощи по сравнению с аналогичным периодом предшествующего годе поднялись на 5%, мясо, птицу и яйца - на 3,9, фрукты - на 4,7 и продукты водных промыслов - не 8,3%.

Поддержание стабильных розничных цен на сельскохозяйственную продукцию, особенно на продукты питания, реализуемые не по карточкам, как отмечала недавно газета "Гуанмин жибао", ложится тяжелым бременем на госбюджет. Сегодня, по официальным данным, ежегодные госдотации на эти цели составляют более 20 млрд. юаней, или свыше 30% всех доходов в государственную казну. К примеру, в Пекине в 1983 г, на покрытие разницы между закупочными и розничными ценами на овощи было израсходовано 80 млн. юаней, а по всей стране - почти 500 мин. юаней.

"Новый курс" Пекина в деревне, как признает китайская печать, не только вызывает бурную полемику в различных кругах общества, но и наталкивается на серьезное сопротивление. "Некие злоумышленники отравили пруд, закрепленный за специализированным двором", "крестьяне собрались на митинг борьбы - критики против быстро разбогатевшего двора", "местное руководство запретило деятельность рынков" - сообщения подобного рода не редкость на страницах "Жэньминь жибао" и других центральных газет КНР.

Судя по многочисленным статьям в китайской печати в защиту "семейного подряда" и с критикой тех руководителей, которые считают этот курс "шагом назад", на местах далеко не все безоговорочно готовы принять этот "один из краеугольных камней социализма с китайской спецификой".

Б. БАРАХТА, кандидат исторических наук.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно