Примерное время чтения: 3 минуты
89

"Декабрьские вечера". У рояля - Березовский...

"ДЕКАБРЬСКИЕ вечера" были первым фестивалем музыкальной классики, организованным по западной системе. Частный (идеи исходили от Рихтера, программы - вопреки общей практике - не заверяли в Минкульте), откровенно пристрастный (выступали здесь музыканты рихтеровского круга, только с его благословения - как на классическом "именном" мероприятии), очевидно элитарный (он посвящал себя самому непопулярному и сложному жанру камерной музыки). Парадный Белый зал Пушкинского музея вмещает триста пятьдесят человек. Большинство знает друг друга в лицо.

"ДЕКАБРЬСКИЕ" ЗВЕЗДЫ

ИМЕНА исполнителей ныне известны на Западе несравненно больше, чем в России. В этом году сюда приехали: 1) Валерий Афанасьев (с 1974 года живет в Бельгии) - эстет, читавший перед началом концерта эссе в память о Святославе Рихтере. Сидя теплыми версальскими вечерами за письменным столом, он сочиняет по-французски романы (издано уже семь). Фантастический пианист. Исполнил сонату Шуберта с истинно рихтеровской точностью (вопреки традиции, без купюр) и глубиной. 2) Своенравный бунтарь Гидон Кремер. Завещанный ему Иегуди Менухиным фестиваль в Швейцарии Кремер переделал в экспериментальную лабораторию авангардной музыки. Немудрено, что ему было дозволено на фестивале с названием "Романтическое интермеццо" (общая тема нынешних "Вечеров", посвященных Шуберту - Мендельсону - Брамсу) исполнять Шнитке и Десятникова. (Справедливости ради признаем, что, при всей кремеровской гениальности, Шнитке много ближе его природе, чем Шуберт.) 3) Игнат Солженицын, заставивший победоносно звучать имя Солженицын-сын, невольно заставляющее скептика усомниться в талантах его обладателя. Игнат уже не только выступал с сольными концертами в Карнеги-холле, но успел постоять за пультом Филадельфийского оркестра, считающегося одним из самых трудных в мире. 4) 24-летний Александр Мельников. Он оказался замечательным ансамблистом, своей игрой украсив дуэт с Галиной Писаренко... Но самый интригующий концерт состоялся 31 декабря, когда за фортепьяно сел Борис Березовский, исполнявший Первую фортепьянную сонату Брамса. Искушенная аудитория приняла Березовского доброжелательно. Хотя обладателю такого имени завоевать симпатии утонченных эстетов нелегко.

БЕЗ РИХТЕРА...

В 1997 ГОДУ фестиваль в первый раз проводился без своего основателя: место Рихтера в зале занял гигантский (увы, с фотографии срисованный) портрет у сцены. Цветы положить к нему, правда, лишь в середине фестиваля догадался собравшийся специально для декабрьского концерта квартет виртуозов (Василий Лобанов, Виктор Третьяков, Юрий Башмет и Александр Князев). Означенные музыканты сыграли соль-минорный квартет Брамса так, что резонные опасения по поводу неизбежного увядания фестиваля в отсутствие его основателя были раз и навсегда развеяны.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно